Первичная аксиоматика материализма

Вейник В.А., Вейник Е.В.

 

Сайт, посвященный научному наследию проф. А.И. Вейника

Содержание

Огл.   Введение.

Тот, кто копался в "Антологии мировой философии" 1970 года издания, наверняка обратил внимание на слова великого француза П. Гассенди (1624): "Кому не бросится в глаза странный полемический зуд наших философов, когда они препираются даже о самом искусстве изложения. Странное дело! Диалектика (при условии, если бы она была необходима и полезна) должна была бы состоять из некоторых немногочисленных и ясных правил, при помощи которых разум мог бы успешнее действовать. Но вот вместо точных правил наши философы наполнили диалектику огромным количеством труднейших споров, какие только существовали в философии. Видно, нужно было с самого начала обрушить на не искушенные и не окрепшие ещё умы эти хитроумные вопросы об универсалиях и метафизических предметах! Видно, для того чтобы поднатореть в искусстве рассуждать, им надо спорить о сущности разума, об относительном будущем и о тысяче других подобных вещей!"

В основании любой гипотезы или теории в явном или неявном виде лежит аксиоматика. Её полнота и ценность определяются двумя главными критериями:

а) необходимость и достаточность;

б) наличие границ применимости.

Фундаментом материализма являются "первичные" аксиомы - три базовые и несколько специальных, так сказать, вспомогательных, или технических. Все они необходимы для рационального моделирования природы в целом и обобщенного движения в частности. Почему пришлось разделить первичные аксиомы материализма на две группы - базовые и специальные? Потому что базовые, хотя и не без шероховатостей, но вполне надежны. Специальные же обоснованы намного хуже и требуют изрядной доработки. Любые другие аксиомы, заменяющие или дополняющие главный набор, - "вторичны" и заметно искажают суть материализма. Привлечение вторичных аксиом может и не повлиять на непротиворечивость аксиом материализма (см. теорему К. Гёделя о неполноте), однако привести к совершенно противоположным выводам.

Трудности усугубляются чаще всего из-за типовых, чаще всего непреднамеренных ошибок:

а) разработка теорий на основе вторичных аксиом без привлечения аксиоматики материализма вообще (бывает и такое);

б) отказ от некоторых аксиом из первичного набора, или их необоснованное искажение, или подмена вторичными;

в) использование вторичных аксиом без проверки их совместимости с первичным набором.

Не маловажную роль во всем этом играет так называемый человеческий (антропогенный) фактор. Люди фактически почти всегда наделяют природу свойствами, которые помогают им её ощущать, но на самом деле ей не свойственны. Например, положительное - отрицательное, далекое - близкое, прошлое - будущее, прогресс - регресс и т.д. Беспредельно веря в естественность таких "удобств" (а без них нам действительно трудно), частенько превращают их в аксиомы.

Простой житейский пример, четверо профессоров-философов из МГУ им. М.В. Ломоносова учат молодежь [1, стр.166], что "научная истина - множество эмпирических и теоретических утверждений науки, соответствие содержания которых своему предмету удостоверено научным сообществом. Двумя основными формами такого удостоверения являются:

а) соответствие результатам систематических, статистически обработанных данных наблюдения и эксперимента (для эмпирических высказываний), и

б) конвенциальное (условное) полагание наличия такого тождества у исходных (как правило, весьма простых по содержанию) утверждений (аксиом) и выведение из них всех логических следствий (теорем), истинность которых гарантируется корректным применением соответствующих правил логики. Последняя форма удостоверения истинности научного знания применяется в основном для теоретических высказываний".

С их точки зрения [1, стр.182]: "Научные теории не выводятся логически из эмпирического знания, а конструируются и надстраиваются над ним для выполнения определенных функций (понимание, объяснение, предсказание). Создаются же они благодаря творческой деятельности разума. Методологически неверным является также бытующее представление, что из научных теорий можно непосредственно вывести эмпирически проверяемые следствия. Из научных теорий могут быть логически выведены только теоретические же (как правило, частные и единичные) следствия, которые, правда, уже внелогическим путем могут быть идентифицированы с определенными эмпирическими высказываниями".

Такова логика современных релятивистов, которые с пренебрежением относятся к аксиоматике философии и весьма вольно её истолковывают. По этой самой причине цитированное учебное пособие воистину можно считать образцом "физико-математического" мракобесия!

Материализм обязан быть последовательным в отстаивании своих основополагающих принципов, иначе он никогда не станет руководящей концепцией для науки в целом, не станет экспертом аксиоматики для авторов не только физических теорий, но и любых других естественнонаучных.

Огл.  1. Базовые аксиомы материализма.

Огл.   1.1. Аксиома материи.

Диалектический материализм утверждает, что абсолютно весь окружающий мир материален, т.е. основой его является материя. В силу предельной общности, приписываемой этому понятию, она уникальна (единственна).

"Философский энциклопедический словарь" [2, стр.354]: «Материя - это бесконечное множество всех существующих в мире объектов и систем, субстрат любых свойств, связей отношений и форм движения. Материя включает в себя не только все непосредственно наблюдаемые объекты и тела природы, но и все те, которые в принципе могут быть познаны в будущем на основе совершенствования средств наблюдения и эксперимента. Весь окружающий нас мир представляет собой движущуюся материю в её бесконечно разнообразных формах и проявлениях, со всеми её свойствами, связями и отношениями". И далее, "в структуре каждой из этих конкретных форм материи не существует какой-либо первичной, бесструктурной и неизменной субстанции, которая лежала бы в основе всех свойств материи. Каждый материальный объект обладает неисчерпаемым многообразием структурных связей, способен к внутренним изменениям, превращениям в качественно иные формы материи".

Имеет ли материя формы или виды, сказать трудно. Специальный анализ данной темы в литературе отсутствует. Хотя у Ф. Энгельса в "Диалектике природы" есть любопытная фраза [3, стр.563]: "Предмет - движущееся вещество. Различные формы и виды самого вещества можно познать опять-таки только через движение; только в движении обнаруживаются свойства тел; о теле, которое не находится в движении, нечего сказать".

Следствие аксиомы. Пустота в природе отсутствует. Доказать существование пустоты путем проведения эксперимента невозможно. В противном случае то, что было бы обнаружено, не являлось бы пустотой, так как любое наблюдение связано с материальным взаимодействием, а пустота по определению нематериальна. Кроме того, если бы существовало пустое пространство, то пришлось бы признать и существование таинственных сил, которые действуют на расстоянии вне зависимости от материальных частиц, заполняющих его. Опровергнуть существование пустоты также невозможно, так как она - не наблюдаема. Таким образом, гипотеза о существовании пустоты не является ни верифицируемой, ни фальсифицируемой.

Современная физика предлагает другой вариант. Пустота представляет собой "вместилище" и, хотя в ней ничего нет, допускается возможность расположить там всё, что угодно. Объясняется это принципом суперпозиции, согласно которому одно поле, например, гравитационное, накладывается на другое, из чего следует, что пустота есть пространство с нулевым взаимодействием.

Огл.   1.2. Аксиома движения.

Материя познается человеком через её движение. Таким образом, движение - это второе предельно общее понятие. "Движение есть способ существования материи. Нигде и никогда не бывало и не может быть материи без движения… Материя без движения так же немыслима, как и движение без материи" [3, стр.59]. Движение имеет бесконечно много, как принято говорить, форм.

Кстати отметим, бытующее утверждение о том, что всё вокруг - "движущаяся материя", ошибочно, точнее оно порождено обыкновенным антропоцентризмом, мол, если мы движение не ощущаем, значит объект отсутствует, более того, его нет даже в природе.

Следствие аксиомы. Абсолютный покой в природе отсутствует. Считается, что "движение материи абсолютно, тогда как всякий покой относителен и представляет собой один из моментов движения" [2, стр.138].

Огл.   1.3. Аксиома дискретности материи и движения.

Аксиома провозглашает дискретность как материи, так и форм её движения. "Очевидно, что Вселенная - это явление, отличающееся предельной сложностью своего устройства. Вместе с тем не требуется большой проницательности, чтобы убедиться в том, что Вселенная дискретна, для этого достаточно оглядеться вокруг себя. Все видимые объекты природы, большие и малые, всегда так или иначе ограничены в пространстве и поэтому могут быть по каким-то признакам мысленно отделены друг от друга. В частности, сказанное относится к космическим объектам, земным телам и даже микроскопическим частицам: мы имеем множество свидетельств в пользу того, что молекулы, атомы и элементарные частицы тоже как-то локализованы в пространстве" [4, стр.32].

Двумя следствиями аксиомы дискретности являются, статистическая множественность однотипных объектов природы, а также наличие минимальных квантов как материи, так и форм её движения, ибо "дробление" до бесконечности лишает дискретность смысла. Есть устойчивое мнение, что "современные наиболее развитые представления о строении и движении материи просто немыслимы вне вероятностных идей; более того, этот прогресс науки опирается на идею вероятности" [5, стр.551]. Как может прогресс науки опираться на "идею вероятности", совершенно непонятно. Ведь давным-давно известно, что "вероятность есть видимость соответствия на основании не вполне достоверных доводов", или иначе "вероятность восполняет недостаток познания" (Дж. Локк, 1690).

Огл.   2. Специальные аксиомы материализма.

Огл.   2.1. Аксиома взаимосвязи и взаимодействия материальных объектов и форм движения.

Все материальные объекты находятся во взаимной связи и взаимодействуют друг с другом. В качестве доказательства истинности этой аксиомы общепринято приводить цитату из "Диалектики природы" Ф. Энгельса [3, стр.391-392]: "Вся доступная нам природа образует некую систему, некую совокупную связь тел, причем мы понимаем здесь под словом тело все материальные реальности, начиная от звезды и кончая атомом и даже частицей эфира, поскольку признается реальность последнего. В том обстоятельстве, что эти тела находятся во взаимной связи, уже заключено то, что они воздействуют друг на друга, и это их взаимное воздействие друг на друга и есть именно движение. Уже здесь обнаруживается, что материя немыслима без движения".

О формах движения [3, стр.539]: "Любая форма движения способна и вынуждена при определенных для каждого случая условиях превращаться, прямо или косвенно, в любую другую форму движения".

Три следствия аксиомы. Во-первых, полное равноправие всех форм движения материи перед идеей взаимодействия; во-вторых, необходимость объяснения, как осуществляется связь и передается взаимодействие между объектами природы (идея "дальнодействия"); в-третьих, бесконечность скорости распространения взаимодействия, как отражение его всеобщности.

Огл.   2.2. Аксиома несотворимости и неразрушимости материи и движения.

"Движение поэтому так же несотворимо и неразрушимо, как и сама материя - мысль, которую прежняя философия (Декарт) выражала так: количество имеющегося в мире движения остается всегда одним и тем же. Следовательно, движение не может быть создано, оно может быть только перенесено" [6, стр.59-60].

Отсюда в качестве следствий для Вселенной (в целом) вытекают два фундаментальных закона - сохранения материи и сохранения движения, а также идея о мировом круговороте.

Огл.   2.3. Аксиома бесконечности.

Понятие бесконечности является философской категорией, характеризующей "неисчерпаемость материи и движения, многообразие явлений и предметов материального мира, форм и тенденций его развития. Признавая объективное существование бесконечного в природе, диалектический материализм отвергает свойственные идеализму отделение бесконечного от материи, сведение его к продукту мыслительной деятельности либо толкование его как атрибута некого "сверхприродного бытия" недоступного человеческому познанию" [2, стр.52].

Два следствия аксиомы. С позиции диалектического материализма аксиома бесконечности в первую очередь интересна для констатации двух главных свойств материи - бесконечности в пространстве и вечности во времени, из чего автоматически вытекает отсутствие "первотолчка" её движения.

Огл.   2.4. Аксиома наблюдаемости.

Наиболее общепризнанным в современной литературе считается то определение материи, которое дал В.И. Ленин: "Материя есть философская категория для обозначения объективной реальности, которая дана человеку в ощущениях его, которая копируется, фотографируется, отображается нашими ощущениями, существуя независимо от них" [7].

"Материя включает в себя не только все непосредственно наблюдаемые объекты и тела природы, но и все те, которые в принципе могут быть познаны в будущем на основе совершенствования средств наблюдения и эксперимента. Весь окружающий нас мир представляет собой движущуюся материю в её бесконечно разнообразных формах и проявлениях, со всеми ее свойствами, связями и отношениями" [2, стр.354].

Прямыми следствиями из аксиомы наблюдаемости являются отрицания пустоты и абсолютного покоя.

Огл.   2.5. Аксиома наисложнейшей формы движения.

Социальная форма движения - наисложнейшая. По мнению Ф. Энгельса: "Материя в своем вечном круговороте движется согласно законам, которые на определенной ступени - то тут, то там - с необходимостью порождают в органических существах мыслящий дух" [3, стр.510] - "высший цвет органической материи" [3, стр.509]

"Тот факт, что материя развивает из себя мыслящий мозг человека, есть чистая случайность, хотя и необходимо обусловленная шаг за шагом там, где это происходит. В действительности же материя приходит к развитию мыслящих существ в силу самой своей природы, а потому это с необходимостью и происходит во всех тех случаях, когда имеются налицо соответствующие условия (не обязательно везде и всегда одни и те же)" [3, стр.523-524].

Наиболее удачной можно считать формулировку советского философа Э.В. Ильенкова [8, стр.417]: "Мышление бесспорно, есть высший продукт всеобщего развития, есть высшая ступень организации взаимодействия, предел усложнения этой организации. Формы более высокоорганизованной, чем мыслящий мозг, не только не знает наука, но и философия принципиально не может допустить даже в качестве возможного, ибо это допущение делает невозможной самое философию".

Огл.  3. Заметки по поводу аксиоматики.

Огл.   3.1. Материя.

Если быть реалистом, то всё многообразие формулировок аксиомы можно свести к одной: материя - это абстракция, присущая мирозданию на мега- и макроуровнях (не ниже) и обладающая следующими аксиоматическими свойствами:

- пребывание в непрестанном движении, и именно в пространстве и во времени;

- дискретность (существование только в виде объектов);

- отсутствие абсолютной пустоты;

- несотворимость (и неуничтожимость);

- вечность (неограниченная продолжительность существования во времени как в прошлом, так и в будущем);

- бесконечность (беспредельность в пространстве).

- наблюдаемость через движение (сиюминутная или предполагаемая, т.е. потом, когда научимся).

3.1.1. Понятие материи нужно философам для того, чтобы наполнить смыслом второе, не менее важное понятие - "движение", наделенное множеством атрибутов, а следовательно, и возможностью лепки с их помощью любых теоретических конструкций. Не будь материи, философия мгновенно споткнулась бы о примитивный вопрос: раз движется, то что? Вообще говоря, мысль о формах материи избыточна, функцию необходимого многообразия за них выполняют так называемые формы движения. Их существование выведено из обыкновенного житейского опыта… Но опыт, как известно, "сын ошибок трудных" (А.С. Пушкин, 1829).

3.1.2. Провозглашение дискретности материи автоматически (логически) буквально вынуждает искать минимальные кванты, которые должны быть на каждом количественном уровне мироздания [9-10]. Кроме того, совершенно "открытым" остается вопрос о существовании разновидностей (форм) материи - одна или всё же много.

Сторонники, например, гипотезы эфира считают, что в основе материи лежит один-единственный квант ("амер", В.А. Ацюковский); релятивисты в параллель материи ввели невнятную сущность - поле; на горизонте маячит некая "темная" материя; сторонники идей астронома Н.А. Козырева усмотрели во времени "особого рода субстанцию" и т.д.

3.1.3. Отделение от материи пространства и времени. Если человек хоть чуть-чуть считает себя материалистом, то должен понять: материальным должно признаваться абсолютно всё, что он способен "ощутить" (см. ленинскую формулировку п.2.4). Следовательно, раз пространство и время фиксируемы и "отображаемы нашими ощущениями", то они с очевидностью материальны, либо… являются какими-то формами движения, равноправными со всеми прочими.

3.1.4. Практически за бортом осталась проблема существования пустоты, в которой отсутствует всякие материальные объекты. Интернетная "Википедия", например, сообщает, что физика разделяет понятия "вакуум", "пустота" и "ничто". О пустоте мы уже говорили.

"Ничто - знаковое выражение, языковое представление того, что мнится как отсутствие не только материи, но и пространства, отсутствие всего вообще. «Ничто» не существует, для него нет позитивного определения, это - символ, образ мышления, связанный с идеей несуществования чего бы то ни было".

"Под физическим вакуумом в современной физике понимают полностью лишённое материи пространство. Даже если бы удалось получить это состояние на практике, он не был бы абсолютной пустотой. Квантовая теория поля утверждает, что, в согласии с принципом неопределённости, в физическом вакууме постоянно рождаются и исчезают виртуальные частицы: происходят так называемые нулевые колебания полей. В некоторых конкретных теориях поля вакуум может обладать нетривиальными топологическими свойствами, а также в теории могут существовать несколько различных вакуумов, различающихся плотностью энергии, и т.д."

"Ложный вакуум - состояние в квантовой теории поля, которое не является состоянием с минимальной энергией, но стабильно в течение определённого времени (метастабильно). Материя, которая находится в ложном вакууме, может «туннелировать» в состояние истинного вакуума".

3.1.5. А главное, негласно подразумевается, что вышеуказанные свойства материи полностью (!) распространяются, как на любые живые, так и на любые разумные объекты, включая, естественно, и человечество - второй предел главного эволюционного ряда в макромире.

Огл.   3.2. Движение.

"Нигде и никогда не бывало и не может быть материи без движения" [3, стр.59]. Движение - это абстракция, присущая мирозданию на мега- и макроуровнях (не ниже) и обладающая следующими аксиоматическими свойствами:

- бесконечное разнообразие форм за исключением пространства и времени, которые не материальны и формами движения не считаются;

- дискретность;

- отсутствие абсолютного покоя;

- несотворимость (и неуничтожимость);

- бесконечность разнообразия взаимосвязей и взаимодействий материальных объектов и форм движения;

- подчинение трем диалектическим законам - переход количественных изменений в качественные, борьбы противоположностей и отрицание отрицания;

- наблюдаемость (сиюминутная или предполагаемая, т.е. потом, когда научимся).

Перечень свойств движения ёмок, но, как и в случае с материей, изобилует нелогичностями, например: неопределенность понятий абсолютного и относительного покоя; незавершенность разработки диалектических законов; упоминание о бесконечностях при определении некоторых свойств движения, а также выводит пространство и время из списка известных форм движения материи.

3.2.1. Отсутствие четкого представления о движении материи побудило к классифицированию не форм движения, а материи по "объектному" принципу, т.е. по количественным характеристикам (например, размерам, массам и т.д.) известных науке физических и биологических объектов. Хотя на самом деле каждый объект представляет собой совокупность ("ансамбль", пользуясь термином А.И. Вейника) взаимосвязанного и взаимодействующего множества различных форм движения [9-10].

Философ академик Б.М. Кедров заметил эту несуразицу [11, стр.295]: "Касаясь соотношения между материальным субстратом (дискретным видом материи) и соответствующей ему формой движения, мы обнаруживаем, что отсутствие однозначности здесь стало ещё более очевидным, чем это было во времена Энгельса. В настоящее время встает вопрос: можно ли вообще связывать какую-либо форму движения с определенным, лишь ей отвечающим материальным носителем? И обратно - можно ли вообще приписывать определенному дискретному виду материи (субстрату) какую-либо специфическую для него форму движения?"

Дополнительно [12, стр.336-337]: "При переходе к более простым материальным образованиям, стоящим ниже в общем ряду структурных уровней материи, вопрос начинает усложняться настолько, что критерий определения простого и составного характера материального образования уже не может быть принят безоговорочно. На самых же низких уровнях (в области элементарных частиц) он вообще утрачивает свое значение. То же касается и более высоких уровней структурной организации материи: здесь также утрачивается соответствие между сложностью и составным характером данного материального объекта (в области живой природы в случае живого организма)".

Непреднамеренное смешение количественных и качественных признаков привело к созданию классификации так называемых "структурных" (т.е. комбинированных) уровней, объединяющих в одном ряду объекты микро- и макромиров "сквозным" образом. Такой подход, во-первых, подтолкнул к поиску мифического "единого закона эволюции", объясняющего переход от неживого к живому и далее к мыслящему, а во-вторых, привел к разнобою в оценке "длины" ряда форм движения материи: с одной стороны утверждается его бесконечность, с другой - указываются две ограничительные точки - наисложнейшая и наипростейшая формы. По этому поводу совершенно справедливо пишет известный киевский философ В.Н. Игнатович [13, стр.279]: "Думается, сегодня главная проблема, которую должны рассматривать диалектические материалисты…, - вопрос о том, как бесконечная материя существует в конечных формах. Иначе говоря, вопрос о том, как в природе разрешается противоречие конечного и бесконечного, как осуществляется мировой круговорот".

Если не примешивать к задаче классифицирования весьма сложную проблему "мирового круговорота", то ларчик должен открываться просто. Количественная классификация форм движения единственна и конечна [9]. Качественных классификаций на каждом количественном уровне бесконечно много, но любая из них конечна [10].

3.2.2. Отрицание абсолютного покоя является прямым следствием аксиомы наблюдаемости. Вроде бы и говорить больше не о чем. Ну, а раз так, то разрешается изобретать заполнитель пустоты какой угодно конструкции.

Однако, согласно теории белорусского теплофизика, члена-корреспондента А.И. Вейника на каждом количественном уровне мироздания "существуют вполне определенные свои наипростейшие и наисложнейшие явления. При этом, например, у всех наипростейших явлений всех уровней можно обнаружить некие общие черты и законы" [4, стр.61]. Исходным явлением на каждом количественном уровне служит вещество, находящееся в состоянии покоя, или парен (термин А.И. Вейника, от лат. parens - родитель, изобретатель, источник, основание). Именно оно и заполняет пустоту!

Парен "есть вещество без структуры и поведения, ибо соответствующие этим характеристикам количественные меры равны нулю. Парен представляет собой как бы первозданный кисель, служащий неограниченным источником строительного материала для всех, объектов Вселенной, он олицетворяет собой абсолютный покой, абсолютную смерть. Отсутствие структуры и поведения сильно затрудняет непосредственное наблюдение и измерение свойств парена" [4, стр.8].

"Вывод о существовании в природе вещества, находящегося в состоянии абсолютного покоя, - это чрезвычайно важный вывод, имеющий фундаментальное теоретическое и практическое значение. Этот вывод интересен также и в философском плане" [4, стр.72].

И тем не менее, указывает А.И. Вейник [4, стр.317], "на свете нет ничего абсолютного, поэтому и от парена нельзя требовать строго точного соблюдения нулевых значений всех интенсиалов (потенциалов. - Авт.). Очевидно, что некоторые очень малые значения интенсиалов системы могут стать соизмеримыми с имеющимися в парене флуктуациями и возмущениями, обусловленными, например, соседством парена с активным веществом. При таких малых интенсиалах система по своим свойствам должна быть практически неотличима от парена".

На сегодняшний день физика с некоторой долей уверенности освоилась в микромире, где научилась изучать его объекты и их взаимодействие. По сей простой причине мы уже вполне способны говорить о "абсолютном покое" на микроуровне, т.е. о парене ("первозданном киселе", или физическом вакууме). Экспериментально доказывать его диалектическую относительность пока преждевременно, т.к. наши знания о более тонком наномире (мире полей), тем более о его объектах (частицах), ещё не освободились от математических пеленок с вытекающими оттуда фантазиями.

Остается только нерешенным вопрос о парене для "последнего" количественного уровня, т.е. самого "тонкого" (аттомира) по классификации А.И. Вейника.

3.2.3. Взаимодействие материальных объектов и форм движения. С философских позиций в трудах Ф. Энгельса проблема взаимодействия освещена вроде бы достаточно убедительно, однако трактовка основных терминов, таких как сила, работа, энергия и др., оставляет желать лучшего. Для того, чтобы избежать путаницы, необходимо было профессионально смоделировать процесс обобщенного взаимодействия и формализовать необходимые понятия, применимые во всех отраслях естествознания. Указанные затруднения преодолены в монографиях А.И. Вейника, см. например, [4, главы 6 и 7].

3.2.4. Подчинение движения трем диалектическим законам. Термин "закон" означает следующее: "Необходимое, существенное, устойчивое, повторяющееся отношение между явлениями" [2, стр.188]. Там же указано, что есть законы функционирования и развития. В учебном пособии [1, стр.216] сказано, "Научный закон - форма организации научного знания, состоящая в формулировке всеобщих утверждений о свойствах и отношениях исследуемой предметной области". Авторы различают эмпирические законы и теоретические, динамические и статистические. "Адаптивно-биологический смысл введения категории «научный закон» в структуру научного знания состоит в возможности моделирования, «конденсации», «сжатия» множества (часто в принципе бесконечного) повторяющихся, сходных свойств и отношений в краткой логической форме" [1, стр.217]. Так это или нет, вопрос спорный [14, п.6]. Тем не менее рассмотрим смысловую нагрузку, вложенную в три диалектических закона [14, п.7].

Закон перехода количества в качество необходим, но недостаточен. Во-первых, он проявляет свое действие только в развивающейся системе, состоящей из статистического множества входящих в неё составных элементов. Понятие «развития» автоматически подразумевает движение в сторону усложнения, чего без причины не бывает. Во-вторых, указанный закон только намекает на существование как минимум одной (!) критической точки перехода системы из предыдущего состояния в последующее, но не объясняет, откуда она (критическая точка) берется, т.е. почему система (объект), развиваясь, неизбежно должна перейти через одну или даже несколько критических точек.

Закон единства и борьбы противоположностей не является законом, а представляет собой характеристику активности (нестабильности, сопротивления, можно подобрать и другие термины) системы, приближающейся в критической точке.

Закон отрицания отрицаний - всего лишь кособокий намек на существование как минимум двух (!) критических точек в развитии системы. До первой критической точки "отрицать" просто нечего. Только зная, что впереди ждет вторая точка, появляется смысл говорить об "отрицании" предыдущей стадии (бывшей до первой точки). И вообще, термин "отрицание" для развивающейся системы совершенно неуместен.

Из сказанного следует, что диалектический материализм построен только на одном законе - законе перехода количества в качество. Применим он только к весьма приближенной и только качественной оценке статистических систем, претерпевающих в своем развитии "переломные" моменты. Таким образом, законы диалектического материализма носят в большей степени социальный (точнее политический) смысл, чем естественнонаучный.

3.2.5. Относительно категорий пространства и времени ещё раз отметим, что формами движения материи должно признаваться абсолютно всё, что человек способен "ощутить". Следовательно, раз пространство и время фиксируемы и "отображаемы нашими ощущениями", то они со всей очевидностью являются формами движения материи на абсолютно равных правах с любыми другими формами движения [15-18].

Огл.   3.3. Дискретность.

Третья аксиома дискретности материи и форм её движения является наиважнейшей, позволяющей успешно конструировать количественные и качественные классификации. Таким образом, аксиома дискретности является краеугольным камнем, с которого рано или поздно начнется "раскодирование" природы.

Согласно парадигме А.И. Вейника [4, стр.40-41]: "Концепция дискретности служит основанием для мысленного расчленения Вселенной на различные частные формы явлений. Она же дает право говорить о существовании некой наипростейшей формы явления, которая не поддается дальнейшему расчленению на более простые, более мелкие формы".

По его мнению [4, стр.40]: "Найти эту минимальную порцию вещества пока не представляется возможным. Но утверждать, что такая порция в природе реально существует, вполне закономерно. Этот вывод непосредственно вытекает из концепции дискретности окружающего мира".

Если бы в противоположность дискретности вещество обладало свойством непрерывности (континуальности), тогда его можно было бы дробить неограниченно долго на сколь угодно мелкие (бесконечно малые) порции. В пределе мы получили бы нуль, что лишено смысла, ибо при "нулевом" кванте вещество отсутствует и, следовательно, нет предмета разговора.

Таким образом, наипростейшая форма явления - это такая форма, все главные количественные меры которой, кроме вещества, равны нулю. "Образующая её наипростейшая форма вещества не имеет структуры. Поведение у наипростейшего вещества отсутствует, взаимодействие - тоже. В свете изложенного наипростейшая форма явления вполне заслуживает наименования "элементарной" [4, стр.42].

Итак, наисложнейшая (Вселенная) и наипростейшая (элементарная) формы явлений природы "опоясывают мироздание с двух противоположных сторон: сверху и снизу - со сторон предельной сложности и со стороны предельной простоты. Очевидно, что в мироздании не может быть явления более сложного, чем Вселенная, и более простого, чем элементарное. Все существующие формы явлений укладываются в вилку, образованную этими двумя понятиями" [4, стр.42].

Единственно, в рассуждениях А.И. Вейника остаются открытыми два вопроса:

а) можно ли считать Вселенную дискретным образованием, т.е. как бы "замкнутой", или она является некой асимптотической точкой в бесконечно длинном ряду разномасштабных объектов. Скорее всего, этот вопрос вообще не имеет ответа в связи с самой сущностью понятия бесконечности (см. ниже п.3.4);

б) каким образом представить себе элементарные формы движения для самого "тонкого" количественного уровня (аттомира) и каково их количество. Тем более, если учесть его замечание [4, стр.49]: "Не исключено, что строительным материалом для всех уровней мироздания служит один и тот же наиболее тонкий из миров. Но обнаружить этот мир нам не дано, ибо мы никогда не можем быть до конца уверены, что найденный тонкий мир является последним и не поддается дальнейшему расчленению на ещё более тонкие уровни".

Огл.   3.4. Бесконечность.

Эстонский академик Г.И. Наан проанализировал с десяток вариантов бесконечности и сделал следующий вывод [19, стр.76-77]: "Бесконечность носит постулативный характер, то есть существование или несуществование реальной бесконечности не может быть ни доказано, ни опровергнуто логическим или экспериментальным путем. Постулат бесконечности подобно, например, постулату материального единства мира если и доказывается, то совсем особым образом - долгим и трудным развитием философии и естествознания, как подчеркивает Энгельс. Сам процесс этого доказательства тоже в принципе бесконечен (неисчерпаем). Грубо говоря, существование реальной бесконечности доказывается тем, что мы вынуждены, если хотим правильно понимать мир, постулировать бесконечность в том или ином её аспекте, то есть не можем без неё обойтись. Из этого мы заключаем, что она существует вне и помимо нашей воли и нашего сознания.

Это можно сформулировать, опять огрубляя очень сложную ситуацию, и так: мы знаем, что материальный мир бесконечен, но никогда не знаем, в каком именно смысле; однако в ходе развития научного познания мы неограниченно приближаемся ко всё более полному знанию этого, ко всё более полному познанию бесконечности".

Для философии аксиома бесконечности избыточна. Более того, её принятие необоснованно, но, увы, неизбежно отделяет пространство и время от всех остальных форм движения, превращая их в некие "важнейшие атрибуты" материи [2, стр.541]. Чего ж удивляться, если у кого-то родилась мысль объединить пространство и время в единый пространственно-временной континуум? В данном случае совершенно не важно, как исторически сформировалась данная идея, главное - она стала аксиомой, которую релятивисты снабдили модным (на тот момент) математическим аппаратом.

В подтверждение приведем слова советского философа В.В. Казютинского [20, стр.222]: "Согласно "ортодоксальной" точке зрения, проблема бесконечности Вселенной сводится к вопросу о пространственной и временной конечности или бесконечности "Вселенной Фридмана" (Метагалактики), которая многими космологами отождествляется со "всей материей" (материальным миром). Эту проблему рассматривают как "чисто физическую" и решают в рамках теории однородной изотропной "расширяющейся Вселенной". Хотя до сих пор ещё нет достаточно надежных данных, которые позволили бы выбрать из множества фридмановских "моделей Вселенной" наиболее близкую к реальности, считается, что этот вопрос скорее технический, чем принципиальный". Но потом, открещиваясь от возможных нападок, он пишет [20, стр.223-224]: "И вот вместо решения вопроса, в какой мере теория "расширяющейся Вселенной" адекватна объективной реальности и, в частности, каковы пределы её применимости, были предприняты многочисленные попытки подвергнуть сомнению как физическое содержание этой теории, так и фактические данные, которыми она обосновывалась. Хорошо известно, что критика "расширяющейся Вселенной" с подобных позиций, в ряде случаев имевшая отчетливый привкус обскурантизма, оказалась совершено бесплодной".

Чуть иначе выразился другой философ Э.Я. Кольман [21, стр.119]: "Высказывания о конечности, но также и о бесконечности пространства, времени и т.д. являются лишь гипотезами. Так как опыт человечества конечен, ни та ни другая гипотеза не может быть ни прямо, ни косвенно ни доказана, ни опровергнута. Но предположение конечности, концепция финитизма имеет то преимущество, что ставит всякий раз научную проблему - искать тот предел, за границами которого те или другие понятия, законы и т.д. теряют значение".

Бесконечность - это такая хитрая категория, с помощью которой можно с умным видом "закрыть" любую проблему; это великолепная палочка-выручалочка, позволяющая, выражаясь русским языком, во всех случаях "спрятать концы в воду". Так например, назвав Вселенную бесконечной, совершенно убежденно можно объявить её какой угодно, в том числе несотворимой (и неуничтожимой). Ведь в бесконечности любые свойства исчезают! Что уж говорить о количественных уровнях мироздания, уходящих по своей величине в бесконечность, как в сторону увеличения их масштаба, так и в сторону уменьшения. Вывод здесь напрашивается простой, всё сказанное означает отсутствие границ применимости, а следовательно, и наличие множества нелепостей в рассуждениях.

Совершенно справедливо замечает по этому поводу В.Н. Игнатович [13, стр.229]: "Известно, что создавая теорию или математическую модель какого-либо объекта, необходимо задать условия на границе этого объекта (граничные (краевые) условия), отражающие, кроме прочего, взаимодействие этого объекта с окружением. Ни в одной космологической модели эти условия не задаются".

"Философы материалисты 2500 лет обсуждали вопросы вечности и бесконечности Вселенной (мира, материи) и в течение всего этого времени приходили к одним и тем же выводам: Вселенная вечна, бесконечна, неизменна. Во второй половине ХХ века явились физики, объявили, что выводы огромного множества великих философов (и физиков) ошибочны, что дальше обсуждать вопросы, касающиеся Вселенной в целом, будут физики, поскольку с этого момента указанные вопросы надлежит считать не философскими, а физическими. Любопытно, что в приведенных фрагментах в качестве аргументов выступают слова "нет сомнения" и "конечно", иначе говоря физики объявили прежние философские вопросы физическими исключительно по праву сильного" [13, стр.238-239]. И ещё [13, стр.233]: "Отрицая вечность и бесконечность Вселенной (мира, материи), релятивистская космология подвергает ревизии материалистическое решение основного вопроса философии, существующее более 2500 лет. Материалисты не должны с этим мириться". Здесь, правда, он немного противоречит своей же тезе [13, стр.177]: "Разумеется, нельзя не считаться с мнением большинства и нельзя его отвергать без достаточного основания, но история науки показывает, что аргумент "от большинства" сам по себе не имеет решительно никакого значения". Но это пустяк…

Огл.   3.5. Наблюдаемость.

Разработчик полевой физики О.Н. Репченко написал [22, стр.83]: "Много усилий было потрачено на создание материалистического мировоззрения, материалистической физики. Было сделано много допущений, компромиссов, затушевано много парадоксов. Возможно, это особенно сильно ощущается под давлением наследия материалистическоё философии советского периода. Но стала ли наша жизнь от этого лучше? Стали ли мы лучше понимать то, как устроен наш Мир? Отнюдь. Современная физика только создала видимость ответов на вопросы, но не дала сами ответы. У нас есть лишь набор формул и "горы" томов с математическими выкладками. Сейчас мы так же далеки от понимания устройства Мира, как и ученые ХIХ века, даже не смотря на более высокий экспериментальный и технологический уровень, которого мы достигли. А сама физика погрязла в мистике и иллюзиях, с которыми она была призвана бороться".

"Субъективные мнения философов древности заменились не менее субъективными данными экспериментов. Потому что данные любого эксперимента не есть объективная истина, а лишь замер видимого протекания того или иного процесса в тех или иных условиях с той или иной точностью. И ни один эксперимент не может служить абсолютным доказательством справедливости и фундаментальности ни одного физического принципа" [22, стр.196].

"Подобными псевдофизическими приемами можно считать использование всевозможных геометрических моделей, наращивание количества пространственных измерений, изобретение виртуальных частиц и полей, наделение математических операторов физическими свойствами, создание множества формальных законов сохранения для абстрактных величин, вроде "цветов", "запахов" или новых "зарядов" частиц, не связанных с реальными физическими полями, а также использование иного схожего "шаманства". Всё это не более чем самообман, не позволяющий получить от математических трюков и абстрактных приемов больше, чем заложено в аксиоматическую базу того или иного математического формализма" [22, стр.79-80].

"Нельзя сказать, что математический метод, как и экспериментальный, плох сам по себе. Но следует помнить, что это тоже лишь инструмент для формализации наших идей и представлений. Своеобразный язык, с помощью которого мы можем записать и передать свои мысли. Но всегда мысли должны руководить использованием языка, а не наоборот. Нельзя использовать случайный набор слов языка, чтобы сформировать мысль при отсутствии идей" [22, стр.197].

Материя проявляет себя только через движение. Такая "наблюдаемость" материи совершенно не помогает понять много или нет у неё форм. Поэтому свойство "наблюдаемости" для материи ничего не дает.

Вообще говоря, вопрос о наблюдаемости надо бы ставить иначе, способны ли мы с помощью сегодняшней экспериментальной техники (макротехники) измерять свойства объектов наномира (мира полей), или нет. Скорее всего, современная техника в принципе для этого не пригодна, на что указывает, например, известный закон неопределенности. Вот и приходится физикам исследовать не нанообъекты, а их статистические множества. В сущности, вся "полевая" физика зиждется именно на статистической (волновой) основе. Вынужденный отказ от дискретности, как основополагающем свойстве материи, и замена её "корпускулярно-волновым дуализмом" привели к смешению понятий, относящихся к совершенно разным микро- и наноуровням.

Огл.   3.6. Разум.

Социальная форма движения объявлена наисложнейшей совершенно необоснованно. На самом деле социальная форма движения есть рядовая промежуточная стадия в череде прочих на нашем конкретном макроуровне. Какая следующая, никто не знает, но энгельсовский материализм такой ход рассуждений отрицает в принципе.

А почему, собственно? Даже невооруженным глазом видно, что это проявление вопиющего антропоцентризма! Мы, де, самые умные, умнее нас никого нет и быть не может. Однако естественнее бы просмотреть, как минимум, три варианта продления ряда форм движения материи.

Первый вариант, индивидуальный разум продолжает развиваться и на смену человечеству приходит общество более умных тварей. Если паче чаяния они нас заменят, то Э.В. Ильенков окажется прав - философия исчезнет. А как же иначе? Ведь, новым тварям с другим разумом наш материализм действительно будет даром не нужен. Свой придумают, коль понадобится.

Опыт показывает, что низший разум в принципе не может понять более высокий разум (опасность или съедобность его носителей не в счет). Поэтому нам и не дано осознать "более умное". Разве что последствия его случайного (или намеренного) вмешательства в нашу повседневность.

Второй вариант, индивидуальный разум перерастет в так называемый коллективный разум. В данном случае слово "социальный" ничего общего не имеет со словом "коллективный". В "социальной форме движения" особи самостоятельны и общаются друг с другом по желанию или принуждению. Казалось бы, поведение особи (человека, как и любой другой земной твари) и поведение коллектива (толпы, стада, общества и т.п.), естественно, различны, но не так уж принципиально, как мнится. На качество и эффективность развития коллектива огромное влияние оказывают полнота и скорость обмена информацией между особями. Интеллектуальный потенциал общества не может превысить уровень отдельного индивидуального разума.

В коллективном разуме особи участвуют как составные части (клетки) "супермозга", уровень разумности которого должен принципиально отличаться (быть умнее) от известного нам индивидуального разума. О чем-то похожем писал американский энтомолог и этолог У.М. Уиллер в своей знаменитой статье "Колония муравьев как организм" (1911). Нечто подобное можно прочитать у нашего писателя-фантаста С.Ф. Гансовского в рассказе "Хозяин бухты" (1962).

Рассуждая о двух указанных вариантах, надо помнить, что земные носители индивидуального разума и "социальной формы движения" построены на белковой основе, способной существовать в чрезвычайно узком диапазоне физических параметров (!) и поэтому встретить аналог на других планетах Вселенной шансов практически нет. Так что нечто, именуемое "человеческий разум", больше похоже на опасную и редкую болезнь космического объекта, каким-то образом оказавшегося в сугубо специфическом физическом состоянии. Редкую - уже понятно, но почему опасную? Да она ведет к уничтожению не только поверхностного слоя, а может быть и всей планеты в целом. Вспомните указанное А.И. Вейником свойство "совокупной цивилизации планеты" - "способность к глобальному самоуничтожению".

"Белковая жизнь - это вид «плесени», возникающей и паразитирующей на поверхности планет. Органические частички, странствуя по космосу, случайно попадают на подходящие планеты, при определенных физических условиях приживаются и существуют, весьма гармонично пользуясь доступными благами. Впрочем, органика может образоваться на планетах и естественным путем, т.е. при удачном стечении обстоятельств… Когда-то на Земле произошла жуткая мутация, в результате которой появилось так называемое человечество, т.е. разновидность все той же «плесени», но чрезвычайно агрессивной. Когда она сожрет поверхность планеты, то естественным образом исчезнет или переродится в «плесень обыкновенную»" [14].

Третий вариант. Допустимо предположить существование разума, носители которого состоят не из белков, а из… чего угодно другого. Как они могут быть устроены, никто не имеет никакого представления. Хотя нашлись оригиналы, "разглядевшие" недалече за пределами современных достижений науки и техники грядущую эру электронно-счетных машин, способных создать свою цивилизацию, взамен нашей.

Более правильно было бы разобраться в том, что же всё-таки такое разум, или свойство разумности материального объекта. Этого не сделали, зато ринулись обсуждать социальное поведение статистического множества объектов (конкретно, людей!), а также искать способы, как "облагородить" общество и в первую очередь с помощью хирургического вмешательства (революциями).

Вряд ли ошибемся, если сочтем, что приоритетной и даже конечной целью разума (свойства разумности) является "обеспечение максимальной устойчивости объекта или системы объектов в условиях изменения параметров среды, как внутренней так и внешней. Проще говоря, это способность:

а) приспосабливаться к внутренней и окружающей среде (простейший тип);

б) предсказывать её изменения (сложный или "обыкновенный" тип);

в) гарантировано обеспечивать свою независимость от любых негативных явлений природы (высший тип).

В нашей упрощенной классификации подразумевается, что каждый последующий тип разума естественным образом включает в себя все предыдущие. Возникает вполне резонный вопрос, есть ли принципиальная разница между указанными типами разума, или они отличаются только объемами перерабатываемой информации и физическими возможностями влиять на параметры внутренней и внешней среды?" [23].

По гипотезе А.И. Вейника на каждом количественном уровне мироздания всегда найдется среди бесчисленного множества хотя бы один качественный ряд ("главный"), который заканчивается формированием разумных систем. Более того, чем "тоньше" уровень, тем разум мощнее. Наивысший разум пребывает в самом тонком из миров - в аттомире. Верующие именуют его Богом, А.И. Вейник - атторазумом, большинство называют его Космическим разумом, Высшим разумом и т.п. В этих названиях нет никакой "религиозности", а всего лишь констатация существования какой-то вездесущей и могучей силы, природа которой нам неведома и неподвластна [24-26].

Перескажем гипотезу чуть иначе. На каждом количественном уровне "разумность" материи начинается с наипростейших форм движения и кончается наисложнейшими. Таким образом, влияние разума на движение материи осуществляется везде и всегда, т.е. происходит не "механический" круговорот (как по Ф. Энгельсу), а процесс непрерывной переделки материи (форм движения) в каждой "точке" пространства и в каждое мгновение как в сторону упрощения, так и в сторону усложнения. Материя непрерывно "кипит" (перестраивается) не только в звездах, но и в каждой клеточке наших организмов, в каждом атоме, в каждой элементарной частице и т.д.

Попробуйте, например, задать себе простенький вопрос типа - "откуда берутся законы природы"? Наверное, привычно ответите - "они есть сами по себе, так устроен мир". Но почему именно так устроен, а не по другому? Если во Вселенной есть разум, то почему он не может в силу каких-то своих потребностей устанавливать любые законы и контролировать их выполнение? По какому праву способность мыслить (разумность) мы приписали только себе?

Огл.  4. Столкновения вокруг аксиоматики.

Приняв на вооружение свою аксиоматику, материалисты, вместо того, чтобы заняться её анализом и развитием, ввязались в затяжную бескомпромиссную войну с конкурентами - идеалистами, которые взяли за основу не вещественный источник человеческих ощущений (материю), а наоборот, комплекс ощущений и мыслей об окружающем мире (разум). Как ни странно, доводы супротивников уравнивает серьезная неопределенность в исходных понятиях. В пылу борьбы ни те, ни другие не удосужились дать достаточно убедительное толкование своим руководящим терминам.

Наиболее бурные споры в последние десятилетия разгорелись вокруг второго закона термодинамики и теории относительности. Современные отклонения от материалистических позиций в физике на редкость подробно и аргументировано проанализированы в монографии В.Н. Игнатовича [13].

Правда, вызывает сомнение его категоричность при критике релятивистской космологии [13, стр.233]: "Если материалисты откажутся от положений о вечности и бесконечности Вселенной, то их никто и ничто не спасет от капитуляции перед религией, а науку заведет в тупик" [13, стр.243]. Свое заявление автор объясняет следующим образом [13, стр.248-249]: "Можно констатировать, что сегодня различие между воззрениями космологов, желающих быть материалистами, и какими-нибудь богословами заключается в том, что первые верят в существование за пределами нашей Вселенной других Вселенных, а вторые - Царства Божьего. Первые верят в то, что Вселенную породила неведомая нам форма материи, вторые - нечто нематериальное (бог). Сегодня космологи, желающие быть материалистами, могут не верить в бога, но являются верующими! И если научное знание веками выступало как противоположность религиозной веры, то благодаря созданию и развитию релятивистской космологии в ХХ в. эту противоположность в значительной мере устранили".

Да действительно, диалектический материализм безапелляционно отказал Богу в праве на существование, а астрономы не смогли найти в небе возможное место его обитания. И вдруг какие-то релятивисты математически вычислили в пространстве закоулки, где нет нашей Вселенной (значит есть для Бога), плюс ко всему во времени подсчитали дату рождения мира (значит творения Богом). Искреннее негодование В.Н. Игнатовича понять можно, более того оно напрямую следует из "материализма Энгельса", названного в [10] архаичным, в основе которого лежит врожденный механицизм. Между прочим, не зря Ф. Энгельс особо (подсознательно?) выделил механическую форму движения и обозначил её, как единственно простейшую. Механистический подход к жизни у каждого из нас "в крови", с тех древнейших времен, когда мы вдохновенно бегали за самодвижущейся едой и друг за другом.

Дело не в локализации места в пространстве, где мог бы находиться Бог, и не в расчете времени творения Вселенной, а в сущности понятия разум, его видах и степени разумности поведения любых материальных объектов. А что если вторым (кроме движения) "важнейшим атрибутом" материи является разумность её поведения? Конечно, придется изрядно попотеть, чтобы разобраться, что это такое. Пока что конкуренты не думают, а ссылаются на формулировки тех, у кого больше прав. Иной подход к противостоянию материалистов и идеалистов (включая теологов) может лишить накала непримиримость между ними, или даже привести "ко всеобщему и полному разоружению".

Возвращаясь к релятивистам следует сказать, что ребята всего лишь перестарались в математических упражнениях, игнорируя здравый смысл. Сейчас они у кормила науки. Бог им судья. Придет время, ученый люд одумается и сменит портреты в кабинетах.

Огл.  5. Некоторые особенности парадигмы А.И. Вейника.

Почему А.И. Вейник был вынужден пересмотреть существующую парадигму, пораженную вирусом релятивизма? Со времен Ф. Энгельса в науке царствовал всем известный диалектический материализм. После появления теории относительности его место занял (силком подменил) "релятивистский" материализм, который игнорировал философские наработки прошлого по той банальной причине, что к власти в науке пришли, выражаясь ленинским языком, "крупные физики", но "мелкие философы", сделавшие себе авторитет и карьеру на создании оружия массового уничтожения.

Не секрет, что в последние полвека застой в физике и разжижение философского фундамента настойчиво заставляют вернуть исконные права материализму и по возможности двигаться дальше. Идеи А.И. Вейника как раз и касаются серьезного анализа и пересмотра таких "старых" понятий, как материя и движение, а также форм движения материи с количественной и качественной сторон. Именно поэтому его теория с полным основанием может называться "новой" парадигмой.

Чем в общих чертах парадигма А.И. Вейника сходна с диалектическим материализмом, развивает и дополняет его положения?

5.1. "Предлагаемая парадигма науки выглядит следующим образом.

1. Объект познания: Вселенная. Вопрос о происхождении Вселенной я (пока) оставляю открытым.

2. Наиболее общие свойства объекта: объективизм, детерминизм, необходимость.

3. Вселенная состоит из вещества и его поведения, в том числе вещества и поведения взаимодействия.

4. Вещество первично, его поведение вторично" [4, стр.20].

Далее А.И. Вейник разъясняет [4, стр.21]: "При формулировке парадигмы я умышленно обхожу вопрос о том, как связаны вещество и его поведение с материей и движением, чтобы не вовлекать в рассмотрение большой круг философских проблем, которые для инженерных расчетов не существенны. Инженеру привычно иметь дело с веществом, из которого он строит свои машины, и с поведением этого вещества, причем поведение понимается мною в самом широком смысле этого термина… Не исключается также возможность отождествлять вещество с материей (по-латински материя - вещество), а поведение - с движением, понимаемым в широком смысле, если это встретит благосклонное отношение со стороны философов".

5.2. Проведена формализация абстрактного выражения "форма движения материи".

Во-первых, выделена так называемая "элементарная" форма движения (сокращенно, "элата"). Её признаком является нерасчленимость на ещё более простые никакими методами современной науки и техники. По мере прогресса "местонахождение" элат будет перемещаться в область всё более "тонких" миров. "Общее число истинно простых разнородных форм явлений, существующих во Вселенной, нам не известно, и мы его никогда не сможем определить. Однако этот вопрос должен волновать скорее философа, чем инженера" [4, стр.80]. На сегодня А.И. Вейник предполагает наличие девяти элементарных форм движения (а не одной "механической", как Ф. Энгельс), из них семь - удостоверены надежно.

Во-вторых, на любом количественном уровне можно построить бесконечно много качественных классификаций, каждая из которых ограничена с двух сторон собственными наипростейшими (или "условно простыми") и наисложнейшими формами движения. Выбор наипростейшей и расстановку последующих усложняющихся форм выполняет исследователь при создании своей конкретной теории, но не произвольно, а по строго заданным правилам. Естественно бессмысленно изобретать отдельные сложные формы движения материи, а потом думать, что с ними делать и как пристроить к единственной узаконенной классификации Ф. Энгельса. Такое случалось и не редко, так например, предлагались геологическая (Б.М. Кедров), кибернетическая (Б.М. Кедров), даже космологическая (Б.Я. Пахомов, И.Д. Панцхава), географическая (А.А. Григорьев) и ландшафтная (Л.Н. Самойлов) формы движения.

В-третьих, в отдельном, самостоятельном виде "элементарные" и "условно простые" формы движения не встречаются. Они всегда объединены в "ансамбли" (скопления), представляющие собой привычные для нас объекты (частицы, тела). В какой-то степени элементарные и условно простые формы движения можно сопоставить со свойствами объектов. Здесь нет вопиющего противоречия с привычными взглядами на мир, ибо можно говорить - вещь обладает свойствами, а можно и наоборот - совокупность свойств есть вещь.

5.3. Установлено, что абсолютно любую элементарную и условно простую формы движения можно охарактеризовать с помощью единого универсального параметра, который с качественной и количественной стороны однозначно определяет эту форму движения. Этот параметр называется "обобщенный заряд" (или проще - заряд, термин введен в 1956 г. Начиная с 1972 г. А.И. Вейник стал пользоваться термином "экстенсор"). "В литературе его именуют также фактором экстенсивности или координатой состояния. Зарядами служат перемещение, угол поворота, количество движения, момент количества движения, объем, масса, электрический и термический заряды и т.д." [27, стр.14].

5.4. Движение зарядов осуществляется под воздействием разности потенциалов и ничего иного (!), при этом происходит не только перенос "собственного" заряда, но и "увлечение" других, входящих в состав ансамбля. Выявление потенциалов для сложных форм движения представляет определенные, но в конечном счете преодолимые трудности.

5.5. Разработана модель обобщенного взаимодействия и формализованы необходимые понятия, такие как сила, работа, энергия и др. Детали взаимосвязей зарядов внутри объектов и их взаимодействия с зарядами других объектов полностью расшифровываются системой законов теории А.И. Вейника.

5.6. Всё, что не заражено вирусами Клаузиуса и Эйнштейна, легко вписывается в парадигму А.И. Вейника и прекрасно смотрится в новом освещении. Мало того, в клубах релятивистского тумана наконец-то проявилось магистральное направление, способствующее выходу из кризиса и успешному развитию множества научных дисциплин, включая и философию.

Огл.  Заключение.

Вспомним ещё раз, вдумаемся и будем ориентироваться на слова Ф. Энгельса - "с каждым составляющим эпоху открытием даже в естественноисторической области материализм неизбежно должен изменять свою форму" [28, стр.286].

Литература

1. Лебедев С.А., Ильин В.В., Лазарев Ф.В., Лесков Л.В., "Введение в историю и философию науки", учебное пособие для вузов, М.: Академический проект, 2007.

2. "Философский энциклопедический словарь", М.: Советская энциклопедия, 1983.

3. Энгельс Ф., "Диалектика природы" / Маркс К., Энгельс Ф., Сочинения, 2-ое изд., т.20, М.: Госполитиздат, 1961.

4. Вейник А.И., "Термодинамика реальных процессов", Минск: Навука i тэхнiка, 1991.

5. Сачков Ю.В., "Роль вероятностного подхода к исследованию движения материи" / сборник "Пространство, время, движение. Диалектический материализм и современное естествознание", М.: Наука, 1971, стр. 548-569.

6. Энгельс Ф., "Анти-Дюринг" / Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-ое изд., т.20, М.: Госполитиздат, 1961.

7. Ильин В. (псевдоним Ленина В.И.), "Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии", М.: "Звено", 1909, 2000 экз.

8. Ильенков Э.В., "Космология духа. Попытка установить в общих чертах объективную роль мыслящей материи в системе мирового взаимодействия (Философско-поэтическая фантасмагория, опирающаяся на принципы диалектического материализма) / сборник "Философия и культура", М.: Политиздат, 1991, стр. 415-437.

9. Вейник Е.В., "Количественные формы организации материи", рукопись, 25.11.2007.

10. Вейник Е.В., "Качественные формы организации материи", рукопись, 01.01.2008.

11. Кедров Б.М., "Взаимосвязь форм движения материи и их классификация" / сборник "Пространство, время, движение. Диалектический материализм и современное естествознание", М.: Наука, 1971, стр. 284-325.

12. Кедров Б.М., "Критерии различения высших и низших форм движения материи" / сборник "Пространство, время, движение. Диалектический материализм и современное естествознание", М.: Наука, 1971, стр. 326-343.

13. Игнатович В.Н., "Введение в диалектико-материалистическое естествознание", Киев: изд-во ЭКМО, 2007.

14. Вейник В.А., "Взгляд технаря на диамат", рукопись, 30.06.2005.

15. Вейник В.А., "Время и пространство - философские категории или частные характеристики движения и материи", рукопись, 22.08. 2006.

16. Вейник В.А., "Физический смысл четырёх мировых координат", рукопись, 27.12.2006.

17. Вейник В.А., "Материальность времени по Вейнику и по Козыреву", рукопись, 20.03.2007.

18. Вейник Е.В., "Основные концепции пространства и времени", рукопись, 27.11.2007.

19. Наан Г.И., "Понятие бесконечности в математике и космологии" / сборник "Бесконечность и Вселенная", М.: Мысль, 1969, стр. 7-77.

20. Казютинский В.В., "О бесконечности материального мира и бесконечности Вселенной" / сборник "Бесконечность и Вселенная", М.: Мысль, 1969, стр. 221-233.

21. Кольман Э.Я., "Современная физика в поисках дальнейшей фундаментальной теории" / журнал "Вопросы философии", 1965, № 2.

22. Репченко О.Н., "Полевая физика или как устроен мир?" М.: Галерия, 2005.

23. Вейник В.А., "Простейший, обыкновенный и высший разумы", рукопись, 07.08.2007.

24. Вейник В.А., "Тонкие миры Альберта-Виктора Вейника", рукопись, 19.12.2005.

25. Вейник В.А., "Противостояние добра и зла - отражение сущности сверхтонких миров", рукопись, 17.01.2007.

26. Вейник В.А., "Теологические взгляды А.И. Вейника", рукопись, 27.01.2007.

27. Вейник А.И., "Термодинамика", 3-е изд., переработанное и дополненное, Минск: Вышэйшая школа, 1968.

28. Энгельс Ф., "Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии" / Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения, 2-ое изд., т.20, М.: Госполитиздат, 1961.

08 января 2008 года.

©    В.А. Вейник, Е.В. Вейник

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru