Начала содержательной логики

Петров Н.М.

Содержание

Глава I. О разуме.
Глава II. Разум и Абсолют.
Глава III. Сущность, как конкретное Абсолютное.
Глава IV. Логика формальная и содержательная.
Глава V. Способность воспринимать сознанием.
Глава VI. Философское открытие.
Глава VII. Экзистенциалы.
Глава VIII. Синтез новых понятий из старых.
Глава IX. Единый алгоритм синтеза новых понятий из старых.

I. О разуме

Сила человека - в его разуме. Любое деяние осуществляется человеком или при помощи разума, или при его активном посредничестве. Даже Дон Хуан (см.: Кастанеда "Путешествие в Икстланд") стремится добиться иррациональных результатов развития личности своего друга исключительно силой убеждения, ясной демонстрацией и доказательностью, то есть вполне рационально. Стремление отмежеваться от разума (в какой бы то ни было форме) представляется совершенно несостоятельным и в перспективе может привести человека только к деградации.

II. Разум и Абсолют.

Однако, в понимании Разума еще много неясного, хотя и употребляемого в качестве само-собой-разумеющегося. В начале исследования мы можем вполне опереться на главное свойство Разума, уже давно установленное в мировой культуре: Разум есть "схватывание Абсолютного" (в частном, единичном, относительном, воспринимаемом чувствами), то есть независимого от прихотей видимой изменяющейся Материи. Или, если смотреть с другой стороны: Разум - есть «свет Абсолютного» в весьма относительном конкретном бытии конкретного человека ( может быть не только человека - но этот вопрос остается вне рамок данного исследования), есть то "место", где Абсолютное выходит на контакт с «относительной» Материей. Многие говорят о трудностях познания Абсолютного, но трудности эти сильно преувеличены, и сам факт наличия разума гарантирует, если и не познаваемость, то вполне адекватную связь с Абсолютным, что, впрочем, прояснится ниже.

Во всяком случае ясно, что абсолютное - есть неизменное, а неизменное - есть в первую очередь независимое от пространства и времени - главных модусов Изменчивого. Кроме того, абсолютное не есть просто неизменное (наряду с изменчивым), а есть условие и даже основа относительного. Это можно пояснить такими примерами.

Так, из постулатов известной космологической модели "расширяющейся Вселенной", "Большого взрыва" следует вывод, что до известной поры(!) времени вовсе не было, оно не шло (до "Взрыва").

Совершенно ясно, что определить это можно только в координатах абсолютного времени (то есть тех, где эта "пора" есть). Т.о. попытка превратить абсолютное течение времени (Ньютонова) в относительное заканчивается появлением "второго" времени, а первое - абсолютное - сохраняется. Причем, очевидно, что дело тут не в "допущениях", связанных с "работой исследователя" и его особенностями (то есть не в металогических допущениях), а в характере самого изучаемого предмета (Времени). Аналогичные выводы следуют из анализа понятия "кривизна пространства", предполагающем "место", в котором эта кривизна проявила бы себя (то есть абсолютное пространство).

Можно утверждать, что время и пространство суть абсолютные модусы изменчивого.

Точно так же конкретное множество необходимо предполагает единое, ложное - истинное, относительное - абсолютное и т.д. Каждое изменчивое предполагает своей основой и условием неизменное и не может быть отъято от него. Абсолютное и относительное оказываются имманентными друг другу, причем сам этот факт является абсолютным. Все это следует отличать от парности категорий (истинное - ложное, верх - низ, инь - ян и т.п.), ибо речь идет не о категориях, а о событиях и предметах, жизнь которых предполагает абсолютные условия, не воспринимаемые нами чувственно и непосредственно (то есть минуя разум, сознание), но существующие реально.

Постижение таких условий - прерогатива Разума.

III. Сущность как конкретное Абсолютное.

Самое удивительное состоит в том, что Разум не только знает об Абсолютном, но и умеет находить его в каждой вещи. Все изменчиво вокруг, но любое изменение может быть зафиксировано только со стороны, то есть неподвижным относительно него наблюдателем (субъективно) и того, относительно чего изменяется вещь (объективно).

Если что-то изменилось, то что изменилось? - спрашивал Брэдли. Если, например, мы утверждаем, что "дом разрушен до основания", то в этом суждении имеется как нечто изменившееся (разрушенный дом), так и неизменное, которое сравнивается с ним (дом первоначальный).

В том, что Разум автоматически усматривает в вещах Абсолютное, можно убедиться, идя не только "от объекта", но и "от субъекта". Хорошо известно, что люди часто обозначают одним и тем же словом вещи, далеко не схожие при их физическом сопоставлении (случаи, связанные с недоразумениями тут не рассматриваем), или вещи, содержание которых вообще еще не установлено. Ясно, что без этого "одного слова" оно не могло бы быть установлено, а вещи - сравнены.

Итак, абсолютное каждой конкретной вещи, или сущность, обладает следующими признаками:

1) независимостью от изменений воплощаемых ею предметов (предмета);

2) неизменностью и независимостью от пространства и времени;

3) объединяет собой (по своему основанию) как правило ряд предметов; воплощает их;

4) относится именно к предметам, а не их названиям и не к наблюдателям (исследователям);

5) в принципе обозначается одним-единственным словом;

6) является самодостаточной и не сливаемой с другими сущностями "монадой".

IV. Логика формальная и содержательная.

Часто можно видеть как спорят: что такое, например, справедливость? Приводят массу аргументов за то или иное понимание ее, за различные трактовки и факты, относящиеся к "справедливому". Однако, следовало бы задуматься о том, почему употреблено одно и то же слово двумя спорящими? Найти надо бы было именно неизменное содержание справедливости, то, что обозначено этим словом.

Всегда надо помнить, что понятие - это имя сущности. В этом состоит коренное отличие понятия от слова (термина), которое (слово) связано и отражает конкретное и чувственно-воспринимаемое. Обозначить некоторые события термином "справедливость" совсем не то же самое, что понять справедливость. В первом случае понятие справедливого было употреблено в качестве само-собой разумеющегося, также, как и оппонентом (приведшим иные примеры) и спор мог возникнуть только о примерах, но не о справедливости (вообще).

Если утверждать, что Логика - это наука о понятиях, то здесь необходимо уточнить предмет содержательной логики. В отличие от формальной логики, изучающей формы и связи понятий, причем безотносительно к их содержанию, а исходя лишь из общих требований мышления как определенного процесса, содержательная логика изучает понятия как имена сущностей. Ибо всегда сущность дается не непосредственно, а только в понятиях. Основным методом логико-содержательного можно предполагать феноменологическое «углубление» в понятие, начиная с того момента, когда оно сформулировано или просто высказано. Углубление в понятие с целью обнаружения обозначенной им сущности обычно приводит к нарастанию различия в понимании между феноменом, послужившим поводом к высказыванию понятия и соответствующей сущностью, а в методологическом плане это различие создает необходимое пространство для применения специфических логико-содержательных средств.

Кроме того (что очевидно, но как правило не рассматривается в традиционной логике), содержание понятий (откуда и выражение «содержательная логика») имеет прямое отношение к их исчислению, сопоставлению, анализу и синтезу в своем специфическом (то есть не формальном) смысле.

V. Способность воспринимать сознанием.

Хорошо известно, что понятие есть названное единство существенных признаков предмета. Но чтобы назвать его, это единство надо усмотреть, обнаружить. Говоря «дерево» и глядя при этом на него, - как мы видим дерево в целом (а не просто совокупность веток, листьев, коры и т.д.)?

Способность усматривать среди частей и предметов целое - есть уникальная способность Разума, рассматривающего весь мир некоторую как иерархию ансамблей.

Воспринятое Разумом - есть осознанное. Тут необходимо указать на отличие чувственного восприятия (пятью органами чувств) от восприятия сознанием (то есть сознания).

Нечто воспринятое сознанием (заполненное) сразу схематизируется и становится неизменным, независимо от того, как ведет себя далее (первоначально воспринятый) внешний объект. В дальнейшем память с легкостью воспроизводит этот объект на любой стадии и в любой форме, даже если он материально не существует.

Мы с легкостью представляем себе жизнь римского легионера в самых мельчайших подробностях и в разные времена. По одной увиденной детали можем воспроизвести весь его образ; меж тем объекта отражения давно нет. В роли таких же объектов для Разума могут выступать и разнообразные абстракции.

В отличие от чувственного восприятия для сознания не имеет значение удаленность объекта в пространстве и/или времени, или даже неполнота объекта, восстанавливаемого нашим сознанием в целом даже по мельчайшей детали его. И по намеку можно понять все намерение.

Все воспринятое и удержанное сознанием образует особый мир (внутри нас), для обозначения которого обычно используются понятия типа: память, воображение, представление и т.д. Эти образы внутреннего мира, связанные с конкретным (воспринятым) целесообразно называть особым словом - лектон.

Итак: сущность - конкретное Абсолютного (в явлениях); объекты - явления сущностей; понятия - имена сущностей; лектоны - образы сущностей (абсолютизированное отражение).

Основные свойства лектона:

1) независимость от изменений отраженных объектов;

2) неизменность и независимость от пространства и времени существования отраженных объектов;

3) способность самим выступать в качестве полноценных объектов;

4) воспроизводимость по отдельной детали или намеку;

5) способность выступать в качестве общего как множества объектов, так и множества ипостасей
одного объекта (модификаций).

Любому внимательному исследователю ясно, что лектон - постоянный спутник нашей жизни - является чем-то «средним» между сущностью и объектом (ее воплощающим).

Ясно также, что такое явление как лектон приобщает Разум к Абсолютному, ибо лектон имеет как признаки сущности, так и признаки чувственных объектов. На практике жизнь человека, конечно, проходит в равной степени как в среде объектов, так среде лектонов и чистых понятий.

Восприятие сознанием (осознание) является уникальным способом взаимодействия со средой жизни; способ этот характерен только для объекта, имеющего сознание. Осознание (происходящего) накапливает чувственные (некогда) восприятия, которые сами по себе лишь проходят. Очевидна и тесная, буквально имманентная связь лектона с понятиями; последние выступают по отношению к лектону в качестве:

1) дополнительного (для познания сущности) элемента;

2) «включателя» лектона, начала его генерации [конкретное понятие] конкретный лектон);

3) знака для лектона, используемого и устно и письменно.

Понятия выступают своеобразной «азбукой», «алфавитом» систем лектонов и различных целостных
состояний сознания.

VI. Философское открытие.

Открытие новых сущностей, то есть философское открытие, немыслимо без использования (чаще неосознанного, но лучше осознанного) арсенала философских средств Разума.

Не так-то легко открыть какую-либо сущность, даже имея с ней дело.

Так, не сразу была открыта, например, война, хотя люди и в первобытное время воевали вполне обыденно. Но они не видели за отдельными кровавыми столкновениями некоего общего явления (то есть войны). «Открытие» же войны привело, с одной стороны к ее качественному изменению (появлению военного искусства, стратегии, тактики и т.д.), с другой стороны стала возможной общая гуманитарная оценка войны, как некоторого общего явления, выработка определенного отношения к ней со стороны личности. Так на практике произошло открытие сущности войны.

Аналогичным образом в ЕЧМ открывались и иные сущности. В настоящее время перед нами огромное их множество и воздействие открытых сущностей на человеческую жизнь не меньшее, а во многих случаях и большее чем частных фактов, отдельных от людей и объектов. Сущности страны, эпохи, культуры, социального статуса, музыка и т.п. окружают нас плотным кольцом и отдаляют (все более с каждым днем) от любимой романтиками "первобытной жизни" (кстати, тоже ставшей лишь сущностью, а не фактом). Это все кажется многим весьма прискорбным, но ничего не поделаешь: такова судьба Разума, "поселившегося в" или "ведущего" человека (на выбор для вас).

Накопление вокруг человека воспринятых (и "действующих") сущностей переходит в проблему сознательного их открытия, или совершенствования культуры открытия новых сущностей. Нелишне заметить здесь и то, что открытие оных всегда было главной целью деятельности философов во все времена.

Воистину, открытие новых сущностей - есть расширение горизонтов бытия, качественное развитие сознания, воплощение полноты бытия личности.

Здесь мы подошли вплотную к сущности сущностей, а поскольку мы собираемся говорить о ней, то есть именовать, то приходим с неизбежностью к Логике, а точнее - к содержательной логике (предметом которой - см. главу IV - являются сущности).

И еще два важных добавления.

1) Поскольку сущности вечны и неизменны, они могут только открываться, а не создаваться. Открытие сущности означает ее осознание+называние (именование) и качественно изменяет тем самым роль этой открытой сущности в бытии человека, т.к. разум его фактически устанавливает таким образом еще одну связь с Абсолютным.

2) С точки зрения Логики это соответствует открытию нового понятия, означающего "включение новой сущности" (через лектон - см. главу V).

Приводимая таблица дает сводное представление о процессе открытия сущности (на примере "дерева") по мере абстрагирования реальных объектов.

 

Этап Открываемые объекты Обнаруживаемые целостности (сущности) Стадии формирования понятия Грамматические эквиваленты,виды слов в текстах
1. Конкретное дерево Отдельный предмет Предмет Только обычные существительные
2. Деревья Конкретное множество однотипных предметов Чувственный образ Существительные с объективными дополнениями и определениями
3. "Дерево" Собирательный образ множества Лектон(умозрительный образ) Существительные с субъективными дополнениями и определениями
4.   Лес Новая реальность: Качественная множественность предметов Понятие (чувственно-обозримой, но все же физической реальности Существительные,в том числе отглагольных и других производных форм
5. Дерево(в случаях: деревянность,деревенение и т.п.) Сущность(предмета, качества, действия) Понятие(уже нечувственной, но все еще всеобще-физической реальноcти) Все основные формы слов
6. "Дерево" (в случаях: «тупой как дерево», «глух как дерево», или в выражениях типа "деревянные деньги") Сущность(всеобщая, абстрактная, абстрактная, но живая для человека-разумного) Понятие(предельно-абстрактное, без конкретной физической реальности, полное имя сущности) Любые слова, а также символы и знаки

Следует заметить, что видение целого начинается с этапа, на котором возникает "лектон" предмета. Стадия "лектона" весьма примечательна тем, что здесь еще целое может быть и не названо (рационально не обозначено); лектон может воздействовать с уровня подсознательного. Это тот самый этап первоначального "схватывания" целого, на котором так сильны маги и мистики, "печенкой" чувствующие появление новой сущности.

Мистики сосредоточивают внимание на еще-не-целом, они усиленно медитируют над казалось-бы-разрозненным, интуитивно постигая подкрадывающуюся цельность. Бывает, что мистики напряженно ждут, пока эта целостность "застанет их врасплох", тогда внимание сосредоточено на "посадочной площадке", на которой пока-что-никого-нет.

Разговор о мистическом лектоне особый. Для нас пока важно, что существует рациональный аналог этого интуитивного ожидания сущностей.

Глава VII. Экзистенциалы.

Есть своя прелесть в открытии целостности без называния, в постижении сущности без обозначения ее (именования). Об этом говорят многие. Но не многие вспоминают, что это умение пришло к ним вследствие весьма совершенной техники интеллектуального обозначения сущностей.

Некогда мольеровский герой обнаружил, что говорит прозой (то есть постиг некую целостность, единство своей речи). Не назови он эту цельность ("прозой" или другим словом), смог бы он понять ее? Воистину надо хорошо овладеть называнием целостностей, чтобы "не доводить дело" до называния.

Попробуем же проследить процесс постижения сущностей через процесс складывания (соответствующих) понятий. Здесь собственно можно сказать, что содержательная логика (как эвристика) - есть наука о формировании новых понятий.

Замечательный мыслитель М.Хайдеггер для того чтобы полуинтуитивно-полурационально (то есть синтетически) "ухватить" целостность предложил использовать особые экзистенциалы, то есть многословные выражения, данные в неразрывном единстве (используется знак "-")

"Бытие-в-мире", "Бытие-к-смерти", "Забегание-вперед" и т.д. Экзистенциалы употребляли уже Кант и Гегель ("Бытие-в-себе", "бытие-для-себя" и т.п.). Смысл экзистенциалов (логический смысл) очевиден: "бытие-к-смерти" существенно отличается от "бытия к смерти", тем, что в 1-ом случае ни одно слово не может рассматриваться изолированно, а только - все вместе. Тем самым экзистенциал - есть логико-содержательный элемент, а экзистенциирование (не путать с экзистенцией!) - логико-содержательный прием формирования целостностей, то есть средство складывания определенного понятия из первоначально неоформленной группы слов и понятий.

Если Аристотель, например, определяет Материю как «всеобщую возможность предметного многообразия», то для получения такого определения необходимо пройти ряд этапов, на первом из которых надо усмотреть некоторые феномены (перечислить исходные понятия):

- всеобщность, возможность, предметность, многообразие-

среди которых единство еще неочевидно.

Второй этап (экзистенциирование, увязка понятий) должен «перед внутренним взором» представить интуитивно ухваченное единство этих понятий:

- всеобщность-возможность-предметность-многообразие,

в котором уже чувствуется целостность.

Наконец, на третьем этапе (сведение; превращение экзистенциала в определение; в грамматическом смысле возникает различие слов, связь их возрастает, они становятся уже не только существительными) на котором определяется, выводится собственно определение понятия, его «авторское поименование»:

- всеобщая возможность предметного многообразия .

Ясно, что экзистенциирование словесно совершенно гомологично воспроизводит образ сущности, то есть лектон. Умеющие доводить дело до конца (до III этапа) могут остановиться на II этапе подобно шахматистам, заканчивающим партию до ее игрового завершения (ввиду очевидности и проницаемости ситуации).

Следует понимать, что появление экзистенциала свидетельствует уже об обнаружении целостности, и называние последней лишь "дело техники".

Один из авторов, например, не так давно обнаружил внутреннее единство "агрессивного" и "неканонического".

Что же это? "Ересь". А можно было сказать иначе:

"агрессивное-неканоническое".

И еще один важный момент:

1) Экзистенциалы обладают самостоятельной ценностью и не обязательно перерастают в определение понятия (как, скажем, как раз в случае с "ересью").

2) Экзистенциалы могут быть также самостоятельным средством уточнения понятий при помощи экзистенциирования одного слова (его "псевдоразделения"), например:

"сознание"----->"со-знание" "доверие"----->"до-верие". Подобные разделяющие экзистенциалы могут указывать и на происхождение слов или понятий, заставлять концентрироваться на предмете, а не на слове.

Еще несколько слов о медитации, с тем чтобы оная не противопоставлялась разуму.

Медитирующий находится в состоянии внутреннего ожидания появления целостностей, которые "сами" должны "выйти" на медиума. Что увидит сей медиум, целостность чего ему удастся почувствовать и понять? Он сам не знает этого; его позиция - принципиального ожидания. Логик, напротив (но не против!), подходит к этому процессу активно и спекулятивно, он "провоцирует" появление целостности путем спекулятивного конструирования нарочито-умозрительных схем из слов, символов, образов, а то и из их смеси или взаимной подстановки. Увидеть за абстракцией неожиданную связь предметов - здесь критерий успеха.

Философское открытие (новых сущностей) роднит рационалистов и мистиков.

Имеется еще одна интересная форма экзистенциирования - без формирования самих экзистенциалов. Это стихи. Ведь стихотворное предложение отличается от прозаического рифмой; но рифма - есть сугубо грамматическое отличие (то есть формальное), а с содержательной точки зрения имеет место повышенная связность понятий в стихотворном выражении.

"Люблю грозу в начале мая…"

Подразумевается экзистенциал гроза-в-начале-мая (и только такая гроза); подобное восприятие текста очевидно.

Экзистенциирование по сути дела - есть установление в понятиях совокупности свойств того или иного лектона.

Глава VIII. Синтез новых понятий из старых

Итак философское открытие сводится к синтезу нового понятия посредством экзистенциирования усмотренного лектона. Предстоит теперь рассмотреть природу этого понятия.

"Деревянным железом" называл Гегель многословные понятия. Истинное понятие всегда односложно, а в грамматическом смысле оно всегда существительное (даже в отглагольной форме или в форме прилагательных, например, "Действенность", "Гибкость" и проч.).

Недаром слова "существительное" и "сущность" являются однокоренными. Содержательный смысл существительного - это предметность. Все остальные части речи отражают или свойства (прилагательные, деепричастия, наречия), или действия (глаголы, глаголы с предлогами). Таким образом, всякие понятия классифицируются лишь по трем видам содержательных смыслов. Ближе всех к сущности - предметность, которой свойственны:

- субстанциональность;

- абсолютность и принципиальная неизменность;

- способность выступать "центром притяжения" других понятий.

Понимая язык как способ оперирования понятиями и создания понятийных систем мы переходим теперь к систематическому изложению уже чисто-лингвистических способов получения новых понятий.

1) Гипостазирование частей речи, то есть преобразование их в существительные - способ, столь не любимый
"землянами материалистами", ибо ведет к т.н. "умножению сущностей".

Возникает при охарактеризовании тех или иных предметов, наделении их признаками, оказывающимися
впоследствии (усмотренных в качестве) самостоятельными сущностями.

Например:

"Теплый воздух" ] "Теплота"

"Неприятный случай ] "неприятность" и т.д.

"Коллектив" ] "Коллективизация".

2) Сложение понятий, то есть получение из двух или нескольких понятий одного нового.

Возникает при усмотрении некоей "внутренней связи" нескольких исходных понятий и является основным способом экзистенциирования.

Например:

"Неканоническое"+"Агрессивное" = "Ересь".

При этом следует иметь в виду, что слово "ересь" здесь применяется условно; на его место можно поставить другие слова. Формируются они следующими способами.

а) непосредственным соединением слов (обычно, с их сокращением), например, с получением "агренеко" (-"ересь", то есть агрессивный)+ нек(анонический), тогда "еретики" были бы "агренеками").

Этот случай чаще употребляется тогда, когда несколько слов представлены разными связанными частями речи, например:

"быстрая река" -----> "быстроречье"

"коллективное хозяйство ----> "колхоз";.

b) изменением полученного понятия путем формирования соединенного слова на другом языке, например:

"чужие-бытующие-вместе" ----> "синксенозия";

"прошлое+настоящее+будущее"----->"темпоральное" ("всевременное");

с) аббревиатурно-формальным способом,

"Агрессивно-НеКанонический"----> АНК (еретики могут быть "анками").

Важно подчеркнуть, что повсюду вырабатываются единые односложные понятия в форме существительных, что по смыслу и психологически важно для обозначения усмотренного единства некоторых феноменов. Инверсия первоначальных слов в конечное может быть полной или частичной.

3) Префиксация слов, то есть изменение их за счет некоренной части. Этот прием, кстати, часто используется в качестве "полемического каратэ".

Например:

"мир"+"незаметный"="мирок";

"произведение"+"подлость"="произведеньице" и т.п.

Весьма характерен пример с "атомом".

Ведь это же "Не-делимый" (то есть "Не"+"Делимость": тут цельное видение отглагольного существительного с его отрицанием, причем при отсутствии материального референта, ведь никто никогда не видел атома, да и то что сейчас им зовется - не есть атом).

Стало быть, в случае с "атомом" мы имеем уже не что иное как логико-содержательное исчисление понятия со следующими этапами:

- гипостазирование "делимости" в "Делимость" (по методу 1) (глагол) (существительное)

- соединение с самостоятельным "Не", влекущим не отрицание, а полагание нового, противоположного; (по методу 3) - окончательное сложение слов с языковым изменением понятия

(по методу 2b) = "Атом" (уже нечто совершенно определенное и воспринимаемое сознанием!)

Алгоритм: 1-->3--->2b.

Далее о префиксации. Имеются другие интересные случаи, например, с формированием понятия "бессмертие". Тут уже двойная префиксация с "Не"

Т.е. вначале была "Жизнь», затем:

"Не" + "Жизнь" = Нежизнь; "Нежизнь» + "Становление" = Смерть; "Не" + "Смерть" = Несмерть; "Несмерть" + "Бытие" = Бессмертие (3) (2) (3) (2) "Нежизнь" и "Несмерть" - промежуточные понятия, важные для всего процесса исчисления

Здесь возможны споры по поводу субстанциональности (подлинной реальности) смерти; но надо понимать, что это уже вопрос не логики. Точно также, как знаменитый спор о реальности темноты (что это - отрицание, отсутствие света, или нечто самостоятельное?) И хотя самой темноты быть может и нет (как "тела") сущность ее была найдена (когда-то):

- "Не" + "Свет" = Несвет (3)

- "Несвет"----> Темнота (2)

Вообще, следует заметить, что случаи с "Не" очень важны. Ибо "Не" может отрицать предмет (если оно к нему "добавлено"), но не сущность. "Не" создает еще одну сущность, а не отрицает исходную. Это положение принципиально, ибо сущности неуничтожимы (в отличие от предметов).

Кроме того отметим, что двойное "не" отнюдь не возвращает нас к исходному понятию, а порождает два других.

4) Специальные приемы, то есть "оранжировка" слов. Возникает при попытке "усилить смысл" понятия, осуществляются следующими способами:

а) написание с заглавной буквы, или подчеркивание, например:

"добро" ----> "Добро" (придается т.о. статус всеобъемлемости, всезначимости);

b) закавычивание, когда достаточно поставить слово в кавычки, чтобы смысл его изменился, чаще всего на иронический, "с подковыркой";

с) преобразование имени собственного в нарицательное (как правило с префиксацией), например,

Лысенко ] "лысенковщина";

Этим примером очень грешила советская идеология, но с логической точки зрения он безупречен. Тут во всеобщее превращается частное, но постояннодействующее (субъект).

Глава IX. Единый алгоритм синтеза новых понятий из старых

Очевидно, что все 4 группы приемов синтеза новых понятий из старых едины, и представляют собой разновидность одной, а именно 2-ой (сложение понятий).

Вначале, для убедительности самого приема остановимся на логико-содержательном исчислении (то есть синтезе новых понятий) модальностей.

Ясно, что:

Необходимое = Действительное -- Случайное

Возможное = Потенциальное -- Реальное

Действительное = Реальное -- Возможное

Помимо элементарных преобразований, при помощи которых можно, например, выяснить, что возможное это реальное без необходимого и случайного (Возможное=Реальное--(Необходимое+Случайное)), следует учесть, что <минус> может быть заменен на "не" (с префиксацией соответствующего понятия).

Например, из тождества (2) следует:

Невозможное = Реальное -- Потенциальное,

причем это уравнение сложнее усмотреть непосредственно (по сравнению с исходными), но вполне возможно вычислить, пользуясь элементарными правилами преобразований.

Также обстоит дело и с плюсами ("+"), например, из вышеприведенных уравнений следует, что:

Действительное = Необходимое + Реальное;

Реальное = Возможное + Действительное.

Думаю, что понимание всех этих уравнений и предметный смысл сочетаемых понятий достаточно прозрачен.

Неосознанное применение логико-содержательных уравнений отнюдь не является большой редкостью. Тому свидетельство - афоризмы, "крылатые выражения" и другие "сокращенные высказывания".

У Ницше, например, есть такое:

"Когда спариваются скепсис и томление, возникает мистика" (из "Злой мудрости").

(То есть: скепсис + томление = мистика).

С другой стороны, та же мистика может быть определена и множеством других способов, например как:

Незнание + понимание; трансцендентное + Разумное

и т.д. и т.п. -

- в зависимости от исходной аксиоматики, что особо хочется подчеркнуть, так как здесь логико-содержательные исчисления сильно отличаются от однозначных и всегда-одинаковых логико-математических и формально-логических исчислений.

Логико-содержательная аксиоматика того или иного понятия или процесса высветляет как индивидуальное восприятие того или иного конкретного мыслителя (если он дал эту аксиоматику), так и возможности и направления контакта его с другими (мыслителями).

И если, скажем, мы, по-прежнему мыслящие, отнесем к мистике одну и ту же совокупность фактов, но разойдемся в общностном понимании мистики (скажем в ницшеанском и 2-ом варианте), то это позволит нам сказать, что

скепсис + томление = незнанию + пониманию, (и придется отождествить, раз мы используем одно понятие - см. главу III), и придти к интересным выводам, например, к выводу, что такое "темное" явление как "понимание" есть (=)

скепсис + томление + знание

(по правилам переноса и замены "не" на "--"),

что очень любопытно образно проинтерпретировать, представляя себе мыслителя в этом триедином состоянии.

Возвращаясь к остальным приемам синтеза понятий, приведу следующие уравнения:

"Теплый" + "Бытие" = "Теплота" (то есть гипостазирование в данном случае, по моему видению есть "обытийствование" свойств или действий);

"Несвет" + "Существование" = "Темнота";

"добро" + "всезначимость" = "Добро";

…….

Вообще сочетаться могут самые различные понятия и самым различным, порой причудливым образом. Это все заслуживает самостоятельного исследования. Можно отметить, что сложение понятий отражает меру понимания сущностей (получаемых и открываемых при этом сложении). То, как мы понимаем сущности ("Темноту", "Добро" и т.д.) безусловно должно быть эксплицировано с помощью логико-содержательных исчислений конкретных понятий. После этого очевидной и разрешимой представляется осуществление творческого взаимодействия любых, сколь угодно самобытных личностей, причем без ущерба для этой самобытности.

Логический же смысл сложения понятий состоит в том, что старые понятия (сущности) берутся в качестве признаков нового понятия (сущности); усматриваются рационально или интуитивно как признаки. Можно сказать также, что старые понятия экзистируются (в новом).

Это собственно говоря и есть суть спекулятивного конструирования, если сравнивать сложение понятий с обычным, эмпирико-индуктивным методом, когда в качестве существенных признаков для образования того или иного понятия берутся обобщенные наблюдения над жизнью природы, общества, различных объектов.

Спекулятивное конструирование - есть поэтому закономерно возникающий (как способ открытия Абсолютного) этап развития мышления, Разума, переходящего от обобщения лишь эмпирически-наблюдаемого мира к обобщению тотального мира, состоящего как из "материи" чувственных предметов, так и "материи" идей, возможных миров, лектонов и других духовных явлений; причем обе "материи" находятся в непрерывном взаимодействии, что и отражается в акте спекулятивного конструирования.

Спекулятивное конструирование в узком смысле есть синтез новых понятий из старых.

Спекулятивное конструирование в широком смысле есть синтез новых понятий из старых и из их сочетания с традиционными эмпирическими обобщениями.

© Н.М. Петров

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru