АМБА

§4. КОСМО-ЯЗЫЧИЕ

Гурский Н.М.

ВСЕ---варварство паранойи (не слишком ли много общих мест?)

РАЗНОЕ---варварство шизофрении (не слишком ли далеко зашло разделение?)

НЕКОЕ---варварство неопределенностей (не слишком ли много неопределенностей?)

ЛЮБОЕ----культура любования (умеем ли мы любить?)

КАЖДОЕ---культура ожидания и надежды (кого мы ждем?)

СВОЕ-----культура свободы (что есть наша собственность?)

Говоря о какой-либо вещи или человеке, замечаем ли мы модус презумпции? Чаще всего люди говорят варварские слова.

САМ---Царь. Царь свободен. Все разные некие люди---варвары и все-г(о)да угнетают друг друга. Сам актуализирует самость в другом. Несвободные манипулируют друг другом.

Любой человек в каждодневной надежде своей обретает-вспоминает СВОБОДУ Свою и становится боком (богом) к варварскому влиянию (вливанию) разных людей. Такой ра-курс с-пасает бога в каждом и позволяет любить Ближних Своих.

Когда «человек» (разный и всякий) побеждает (убивает) «бога» (свое в себе), наступает жуткая эпоха варварства и одичания. Эпоха мелких нужд и отсутствия Идеала.

"Цивилизация", согласно Шпенглеру, приходит после смерти "культуры".


Ъ, Ь—зимнее солнцестояние------------------------------------------------тождество-естественность (мысль-матер.)

А---от зимнего солнцестояния к лету (знание-разумение)--------различение (различить-пртивопост.)

У---от летнего солнцестояния к зиме (чувствование-думание)--конъюнкция (соединить-отпустить)

И---летнее солнцестояние (действие желания)------------------------импликация (вести-следовать)

Э---весеннее равноденствие (соображение-воображение)-------эквивалентность (соотнести-сравн.)

О—осеннее равноденствие (понимание-воление)-------------------дизъюнкция (выявить-спрятать)

ВНИМАНИЕ---УИА-ние. ЭОН---АЭОУн.

Полисемия значений гласного в широчайшем диапазоне. Например у гласного А, в диапазне различения и противопоставления, то есть в диапазоне актуальной значимости. Противопоставление не однозначно, А различаемо внутренне, например, реке можно противостоять, идя навстречу течению, но можно противостоять, идя (каждый) поперек течения или любуясь рекой стоя на берегу (любой). У гласного Э в диапазоне от формального соотнесения (эхо) до качественного сравнения и уподобления. А-Я. Э-Е.


А—пробуждение самосознания.

У—уникальное жизнечувствование.

О—законодательство (память).

Э—правосудие (воображение).

И—исполнение желаний.


М--поймать, схватить, взять, обнять-------------------------МИЛОСЕРДИЕ------------- сцепление

Р—бросить, толкнуть, отпустить, направить--------------РАДОСТЬ---------------------руль

Н—удерживать, нуждаться------------------------------------- НЕЖНОСТЬ----------------- тормоз

Л—тянуть, влечь----------------------------------------------------ЛЮБОВЬ----------------------газ

Й—интегральное действие--------------------------------------Я

В ЛоНе МиРа Я НоРМаЛеН.


Единичный Знак несет в себе два момента (Ъ, Ь) , --один это вещь, тождественная себе, предполагающая долгую историю, хранимая, но и по-хороненная, отжившая, даже если она дана восприятию как «живая»; другой это случайная вещь знаменующая наличие первой вещи, заменяющая её и пробуждающая её, являющаяся её естеством, сущностью, смягчающая её ради саморазличения. Значащий, с необходимостью повторяет то о чем значит, но собственным особым материалом. Значащий, таким образом, является существом двойной природы, в нем, собственно, и происходит Великий Раскол. Одна ли и та же природа материи означаемой и означающей? И да, и нет. Да, в человеческой цивилизации, прибегающей к материальным означающим—деньги, документы, компьютер,-овеществленные симмулякры. Нет, в системе индивидуального понимания, воображения и веры. В Оз-начивающем мы находим раздельность и С-лаженность двух начал. И первичное БИ. Биение жизни. Сущее связывает (в аз) и животворит только Со-знательность. Где её нет, начинается распад.


1. А — Различение-Начинание.

2. У --- Связь-Устремление.

3. О --- Определенность-Понятность.

4. Э --- Подобие-Соответствие.

5. Ы --- Вывод-Действие.

Акт всегда есть самодеятельность. Актуально только то, что выражает процесс самоорганизации. У актера всегда есть собственное лицо. Акт ищет Т-Акт, отношения ликующих. Акт индивидуален, Такт социален. Т-актическая А-социальность в корне отлична от ф-актической социальности, в которой ущербность акта проявляется как обусловленность обстоятельствами, следствие: одиночество, зависимость одной особи от другой, гнет и притеснение.

-----------------------------------------------------------------------------------------------------

БУКВА письменная есть знак ЖЕСТА, определенной осмысленной мышечной позиции тела. Знак, пробуждающий мышечный тонус. Если Буква не пробуждает Жест, то это еще не актуальная буква, но мертвая, ин-формативная (ин-валидная). Мертвая буква, словно паразит из мира мертвых. Буква, что звучит только в горле, еще младенческая буква. Но в ней уже теплится жизнь. Взросление по мышечному смыслу иногда проявляется как эпи-лепсия. Смешливость также есть попытка тела узнать смысл буквы.

СЛОВО из нескольких букв, вызревшее до само-витости, есть ФОРМ-УЛА (бог=уль в форме своей) ПОСТУПКА. Поступка живой и неумирающей Личности.

ПРЕДЛОЖЕНИЕ есть ПОСТУПЬ твоя в направлении к другой просыпающейся от долгого сна Личности.


Бытие значит ся. Так бы и были голыми в голимости прекрасных значений. Вот оно сокровеннейшее—дружить с голимой солью, быть соло, быть солнцем кому-то. Бы—бы—бы и гу бы дрожат пытаясь голое тело выразить голосом бытия его. Словно на холоде, стали слова обыденные льдинками и пристывают к губам, мешают выговаривать бытиё родовое. Здесь то и начинает дрожать тело, готовясь по новому, всем естеством своим мышечным артикулировать значимые вещи.

Обрамленные и обремененные историей вымышленной, по преимуществу, стонем мы и тонем мы стылыми льдинами в водах людских намерений и пониманий и стыдимся воды слов текучих и низменных.

Бы-бы-бытие совсем-совсем не то, что существует и дано в восприятии. Данное в восприятии это Небытие. Бытие актуализирует ся начиная с дрожания губ. Со-зерцая сущее мы не просто воспринимаем данность, но узнаем Бытие и его Актив. Сначала это пугает и дезориентирует, ведь созерцание это не воспринимающее умное наблюдение, но самосозревание навстречу бытийным возможностям. Вот здесь-то к нам и подкрадываются фантастические существа из других миров, даже если они для наблюдающего ведения кажутся людьми. И первое, ты сам.

И губы ищут поцелуя. Поцелуя сотрясающего тело. Поцелуя Целого состоящего из двух существ разного Рода. Мужского и Женского. И вспыхивает вол(то)евая дуга-ра-дуга исполнения надежд. Существенность Поцелуя не только в чувственном удовольствии, но в обнаружении истинного живого и решительного СОЗНАВАНИЯ Бытия, как СОБЫТИЯ. В нас таящем поцелуе МЫ действительно узнаем и себя и другого и порождаем Свет Мира, преображая-высветляя все темные вещи его. Каждый же одинокий есть только черная дыра, каким бы внешне сияющим он ни казался.Два-жды-два. Два жди два. Четырехзначный алгоритм космоязычия.

Язык, в котором окончательно определились краевые значения мысли, является законом единственного в своем роде мирового существа. Дружелюбие и Солидарность создаются только законными языками. Язык законченный есть единственный в своем роде Законодатель. В Речи он есть Судья и Правитель.

Возьми свой Крест и следуй с лидирующими в место с-пра-вед-ливости и солидарности.

Возможно, высочайший язык сокрушит власть убогих ущербных «законов» и воскресит нетленное Существо Действительного Мира.

Формула космического Разума чрезвычайно проста, только не достаёт стараний людям преодолеть власть привычных понятий, завязанных в плотный узел. Узел этот не развязать ни одному человеческому существу, длинная история его завязала. Постигни же мастерство рассекающего удара. Призри мир, прозри мир, пре-зри мир, создавая Государство мира.

Де-фисом мы де-корируем, об-нажаем родовой смысл я-зычества и с-разу же декорируем, о-граняем его значениями, которые, разрушая убогие значения языка, его залежавшиеся «богатства», разрешают Рост Зерна.

Выявляя Словом Мысль, три различим значения: Кто—Как—Кому. Они диа-лектичны: Отец Сыну Заповедь вверяет, Сын Человечность Свершает. Синонимичность укрепляет единственного Кто. Антиномичность уместна только в различии действующих начал, в опыте Обращения. Омонимами восстанавливаем значимость Слова, слова высшей культуры, слова амби-валентного, слова качественного, знающего КАК чествовать Сословие Славы Мировой

Есть три системы различения. Соответственно, три языка. Один от Отца, другой от Сына и третий от Святого Духа. Первая система различает значимые моменты индивидуального роста среди обстоятельств объективного мира. Эта система работает как интеллект, обеспечивающий становление индивида, его приспособление к окружающей среде. Вторая система выражает отношения крайне значимой, законченной вещи всего мирового многообразия, с множеством индивидов. Особь, вполне сознающая себя, реально пребывает (вы-бывает) за пределами полномочий исторически складывающегося интеллекта, непонятна ему. Третья система, различая особость вполне равноценных индивидуальностей, есть система реального содействия. Одну можно назвать системой обусловливания, другую законодательной, третью правящей. Говоря о языке в целом, мы настаиваем на строгом различении трёх порядков разумения. Отца, Сына и Святого Духа мы определяем как Миф, Метафору и Мистерию, располагая их значения в стороне от панели религиозного понимания. Законы причинно-следственных отношений заканчиваются в существе Закона, единственной особи законного Языка. Здесь заканчивается язычество и начинается исполнение Закона языком Единственного Христа (хоруса, хризоса, кризиса). И язык этот необходимо метафоричен, символичен. На стороне обусловливания он созерцательно-философичен, на стороне Закона, он вполне практичен благодатью ничем не обусловленной Любви.

Несмотря на обилие синонимов в языке, все они только поясняют смысл одного Слова, в противном случае они становятся значениями деградирующей материи и растлевают единый смысл.

Антонимы значимы только в опыте непосредственного Обращения, в противном случае они только на руку всяким посредственным, замкнутым на себя, «синтезам».

Омоним смысла раскрывается в объективности мира Поли-семией значений. Омоним венчает смысл реального Со-бытия. Омоним есть Реальное Слово Homo sapiensа. Одно слово может сообщать о разных вещах. Здесь неизбывная неопределенность, бис-конечность слова, восхищающая истинных любителей Слова.

Слово как эпитет это эпителий смысла, его корочка, внешняя поверхность, застывшая лава огненной с-мышленности.

Твердость и Мягкость мы полагаем предельно точной характеристикой смыслового «бейта» Кто-Кому. «Кому» всегда внемлет своей абсолютной мягкостью, младостью. Твердость, авторитарная, абсолютная воля Мысли в «Кто» Существа Мысли, и она всегда сопряжена с абсолютной его внятливостью, родовой понятливостью и только тогда такое существо способно обратится твердо-несомненно к Кому-то снаружи, изобретая--обретая в нем Кто. У Твердости может быть множество синонимических значений, антонимов, омонимов необходимых в великом искусстве состыковки мысли с её материалом. В нашей Азбуке твердые и мягкие знаки складывают симметрию смысла.

Моногенез всех человеческих языков это не одна из теорий, но выражение абсолютного порядка мысли во времени. Только, исходя из абсолюта мысли, можно проектировать интернациональное сближение народов, как и личностей. Только в родоначальной Мысли мы можем вспомнить своё Будущее. В материальной памяти мы вспоминаем только прошлое.

Живое Слово есть Граница между деятельной Мыслью и подвижной материей. Раздельность субъектов мысли обеспечивается материальностью их облачения. Говоря о субъектах, мы уже прибегаем к свойству материи. Субъективность самой Мысли абсолютно монолитна, нераздельна, но не в пространственном смысле, а точном-точечном. Творящая все Мысль едина, вечна, не рожденная и не рожающая, и не имеющая никого равного себе. Каждый сознающий ЕЁ есть бог.

Обращение Мысли к своему материалу можно определить как Дух. Обращение субъектов мысли друг к другу можно назвать душевными. Душа как форма о-правленности субъектов мысли. Дух Законодатель, Душа Судья и Правитель.

Дух безымянный, его веяние не присвоишь, не поймаешь и не поймешь. Душа же оправленная определяется в Имени своём.

Правда Языка есть правда жизни народа, пользующегося этим языком.

А в начале мужественно. А в конце женственно. Русское Я значимо как женщина-королева. Ай английского значимо как король. Одно явление понимания, другое,- действий. При этом местоимение второго лица, Ты, действенно, а английское Ю—призыв к пониманию. Я настолько ёмко (яма), что Ты становится попыткой превзойти понятность Я, выпрыгнуть из Я-мы. Русское Я чудотворит в Ты. То, что выражает слово «люблю», предельно точно показывает английское Ю. Так прокладываются фонологические мосты между разными нациями.

Когда мы написали-сказали слово, мы или утверждаем что-то наверняка, или наверняка о чем-то вопрошаем, либо мы произвели на свет нечто незаконнорожденное, недоношенное. Если слово законченно-законно, то его окончания показывают его право сочетаться в некоторые правильные предложения. Друг другу. Из незаконных слов возникают уродливые псевдопредложения, которым всегда есть что сказать, но нет существа обращения-Предложения. Морфология Закона и Синтаксис Права, таковы две принципиальных основы разумного языка и речи. Псевдопредложения всегда заражены какой-то псевдомотивацией.

Слова «потока сознания» могут захватить внутренние состояния, но в них еще нет наружной значимости, они, собственно, ни к кому не обращены, демонстрируют некий нарциссический процесс.

Насколько важен законный статус единичного слова-морфемы, настолько важно обратить внимание на форму словосочетания, синтаксиса, в котором каждый может превзойти Закон, выразить по Праву свою оригинальную самобытную породу.

Знакомые слова имеют значения, но для того чтобы вернуть им значимость, необходимо ре-анимировать значение, вернуть его в глубины субъективного понимания, где слова становятся верными. Здесь высвечивается определенный порядок толкования, на путях понимания слова. Пример слога. Гласные звуки обеспечивают смысловую строгость погружения: на—ну—но—не—ни, ба—бу—бо—бе—бы, словно регистрируют расположение согласия на волне субъективного воления. «На» различение знакомого и значимого, сущего и существенного и выбор последнего. «Ну» побуждение следовать вглубь, к сути. «Но» нахождение верной ориентации. «Не» непрестанная коррекция, редактирование, правка значимого. «Ни» искомый проницательный, искренний, победительный (Нике) смысл; который можно выражать наружу, искомая инициирующая сила.

Выверенные в герметическом объеме понимания, в опыте герменевтики значения, могут выражать надежную, нагруженную (награда) внутренним смыслом значимость. Значимый смысл в этом случае необходимо двузначен, обращенный наружу он способен устанавливать смысловые завязи в предложениях. Такие предложения уже не выхолощенные сообщения о чем-то, но Предложения Любви и Дружбы. Любовь есть то, что найдено внутри и предложено наружу Другу. Любовь как Сокровище Единственного Сердца, дружба и Радость как Откровение явных отношений.

Только плодоносные Слова, нагруженные внутренним смыслом, могут быть дарами Речи. В противном случае мы имеем пустые значения, которые из-за внутренней выхолощенности постоянно порождают утилитарные соподчинительные модели нужного действия-«после слов». Выражение слов не действенно, не определяется как действие, высокая речь смолкает, на её место приходят «деятели», произвольно манипулирующие знакомыми, но бессмысленными словами.

Только Друг является истинным восприемником Слова значимого по смыслу, остальные воспринимают только часть его значений и, следовательно, не могут услышать Предложения любви и дружбы.

Космо-язычие проясняет герменевтическую ситуацию «погружения» и социологическую ситуацию «выныривания». Такую ситуацию можно метафорически назвать «две рыбы», в ней исполнение двух принципиально отличных друг от друга задач.

Погружение есть формирование группы Избранников способных решительно отстраниться от утилитарных интересов выгоды и пользы ради толкования значений общего Языка, корпус которого является основой строительства Государства, толкования достаточно долговременного, предполагающего регулярное общение. Располагаясь в своеобразной алхимической «пещере», погружаться, пока не будут расставлены все значимые акценты, числом мерой и весом. Благих намерений недостаточно, чтобы управлять государством. Заниматься решением только экономических вопросов, значит рано или поздно и себя и свой народ загнать в ловушку. Язык несет в себе полноценную систему приоритетов, не освоив которую, невозможно выправлять, гармонизировать жизнь сообщества.

Выныривание есть непосредственная Политика, обращенная к своему Народу, политика право славных Государей нашедших общий язык друг с другом и могущих обратиться к Мирянам.

Те, кто уходят от толкового разговора, всегда втихомолку настаивают на том, что уже нет необходимости говорить о значениях, вопрос решенный. Обычно какой-то авторитетной стороной.

Космо-язычие, та часть нашей Книги, которая проясняет ключевой порядок значений языка необходимый в деле создания Мирового Государства. Он складывается из Логоса Наименования существа дела и Логоса Призвания дельного сообщества. Один логос воспитывает-питает индивидуальное именитое существо жизни. Метафорически назовем его «пятью хлебами», поскольку в нем пять разных питающих существо жизни инстанций, пять измерений живого, пять ключевых вопросов позволяющих критериально-уравновешено располагаться в своем жизненном пространстве. Второй логос, «две рыбы», проясняет задачу человеческого призвания. Отношения Имени и Звания асимметричны, то как представляет себя в Имени существо «звезды», отлично от того как её зовут.

«Пять хлебов» и «две рыбы» достаточно, чтобы насытить свой народ, научить его не упускать из виду принципиальные вещи.

Конечно, наиболее точно выговаривают питающую суть «хлебов» гласные звуки языка, роль которых наиболее заметна в окончаниях слов и менее заметна в корневой основе слова. Гласные в языке, собственно, его глаза способные усмотреть другое слово и бросить ему «конец» ради словосочетания. Править словосочетание не такая простая вещь как может показаться на первый взгляд. Мастер-правитель может построить правильное Предложение как Корабль и на-править его в порт к другому, возможно разумному существу. Такой Корабль плывет по Ра-дуге обоюдного разумения-воления.

А — Активный, аналитический, абстрагирующий Разум. У – уникальное умно-умелое Чувствование. О – однородность основы Памяти, понимания, воли. Э – эмоционально-значимое Воображение. Ы – высшее выражение силы Желания жить. Условно-символически можно представить эти функции как голова (а), левая рука (у), левая нога (о), правая нога (э) и правая рука (ы).

Местоимения наиболее древние части речи, они есть в каждом человеческом языке, в них есть место, предназначенное для Имени. До срока они могут выступать вместо имени. В них величие той силы, что настолько неопределенна, насколько благожелательна к любому имени. Именно в порядке личных местоимений можно усмотреть причину борьбы древних (э) и новых (о) богов.

Силу древних богов язык хранит как свой иносказательный, символический ресурс. У новых богов (и их ставленников) каждое существо находится внутри пространства единого главного Творца, в его единственной вселенной. Все связи складываются однозначно по логике причинно-следственных отношений, с первопричиной в Творце. Потому так легко технари и ученые-естественники, изыскивающие единую теорию причинного Поля, находят общий язык с монотеистами. Метафорический язык как бы допускается, но в виде эпитетов, а не по существу дела.

Восстанавливая силу древних богов (Кроноса, Медузы Горгоны) в языке, мы открываем не новое время жизни, но давно забытое Настоящее время событий, в котором нет общего пространственного мешка «мы», а каждое разумное существо жизни располагает своим пространственно-временным континуумом, в котором самоорганизуется как существо жизни, «звезда», «зверь». Как невыносим для новых богов, Зевса, Афины-Паллады, Аполлона, образ головы Медузы Горгоны, каждый волос которой представлен в виде змеи, то есть, самостоятельной самоорганизующейся воли. А уж посмотреть в глаза её не отваживается даже такой смелый герой как Персей. Чего же бояться? Остановки своего героического деяния? Глядя в зеркало (тема привычной диалектической рефлексии, дискурса), он отрубает ей голову. Но отрубил ли или увидел сей подвиг в зеркале своего отражающего «реальный» мир сознания.

Голова Медузы, на которой Космы (космоса, как множества миров), отнюдь не означает единоначалия власти, одной причины, но представлена проективно-символическим единением, соборной собранностью единодушных. Единодушие обеспечивается исключительно символическим образом, погубить который не в состоянии никакой Персей, он просто отодвинется в недосягаемые глубины сознания, пока не закончится история прямых «реальных» влияний. И в конце её каждому предстоит встретиться глазами со взглядом Медузы, медоносной и легкокрылой.

А-финному закону выгодно вводить людей в виртуальную реальность дисплея, подменять честь вполне своенравного индивида технологическим образцом, информационной моделью. Человек, обесточенный в своей уникальной смысловой начинке, становится псевдочеловеком, имитацией, всегда куда-то устремленной, но потерявшей на-правление, потерявшейся в каше разнородных целеполаганий, своих биологических и психических нужд и потому прибегающего к защите закона. Закон, не умея стать плотью самобытного существа, живой иммунной системой конкретной общности, порождает искусственные технические оболочки, человек надевает скафандр, идентифицирует себя как скафандр (шкаф+андро) и перестает контактировать с наружным миром, выпадает в осадок. А-финное течение жизни закономерно приводит к иммунодефициту и разрушению биопсихологической и социальной цельности человека. Ме-дузная же оправленность это соединительная ткань, это вечная юность и открытость к чужому. Медуза=легкие моря (людского), орган дыхания, праобраз нашей свободы, неподконтрольный никакому пред заданному установлению.

В моём Мы пребывает единственное Я. В твоём Вы пребывает единственное Ты. Четыре местоимения третьего лица не участвуют в реальном событии и являются информационными двойниками действительных мировых Мы и Вы, действующих начал мира.

Вопрос об Имени, в котором Я самоопределяюсь пред Тобой, разрешается просто, Я есть именно Зверь. Но зверь говорящий, вызывающий величайшее удивление. Мы настолько загипнотизированы местоимением «Мы» новых богов, что сходство по образу превратили, не заметив того, в родовой признак «человека», а подобие наделили еще более высоким качеством чего-то сверхчеловеческого. Мы же подобны, когда вполне самоопределились в самобытном родовом характере своей живой индивидуальности. Поскольку наше Мы не множится, а выражает индивидуальность, единственного существа жизни, Мы есть Зверь законный, законченный в самосознании, отсюда говорящий. Сначала про себя, свидетельствуя себя в языке особого рода, особи рода своего. Затем именующийся в обращении как Человек.

Однако, Ты, слушающий говорящего Зверя, если сбросишь с себя гипноз-сон понимания меня по образу как Человека, остановишься и спросишь: ты что ли Человек? Вот именно, Ты и присваиваешь мне Имя Человек, но не Я себе. Так Имя Человек становится основой солидарности всего мирового множества живых существ. Человек не тот, кто выше Зверя, но тот, кто по горизонтали обращается к нему, как равный к равному. Обращается и разговаривает и дружит, когда слышит говорящего Зверя. Почему речь Зверя артикулирована, членораздельна? Да просто, потому что он вместил в своё понимание опыт истории своего Рода, рода условного (нереального еще) «человека».

Так что же такое пятиконечная «звезда», как логос именования, Человек или Зверь? И Зверь и Человек. Такая двойственность совершенно невыносима для умных человеков, уже, несомненно «готовых» изделий, с явной определенностью общечеловеческого свойства. Такие человеки всегда норовят превзойти «звезду» всё новыми и новыми измерениями жизни, в тщетном усилии доказать себе своё превосходство не только над животными, но и над своими сородичами.

Мы, словно древние египтяне, скорее в образе животных показываем своих богов (родовые силы). Неправильно говорить что Зверь это Человек, такое предложение не полно. Полноценное предложение складывается как Предложение-обращение со стороны выражающего себя в имени Зверя (птички, рыбки, божьей коровки, тигра, собаки…) к тому, кто определит его иначе и это инаковое имя является чистой символической формой возможного совместного осмысленного труда-творчества. Честность содержательная заявляет себя именно в имени Зверя, честность формальная, символическая в имени Человека. Потому Человек это всегда некоторый Проект общего дела, а не самоназвание существа стоящего выше Зверя.

Пять управляющих импульсов точной мысли создают целостный живой организм. В человечестве можно выделить пять мировых религий, пять ключевых обязанностей человека. Квинтэссенцию существа дела.

Все можно определять с точки зрения Живое или умирающее (мертвое).

Пять концов звезды показывают пять видов обращения – животный (ы), растительный (э), минеральный (о), полевой (у) и энергетический (а).

Персей заворожен отражением медузы на своем щите, а не её прямым взглядом, его приучили не смотреть на это «чудовище». Так ли уж чудовищны наркотики, СПИД, психозы, онкология, терроризм? За ними разве не стоит другая жизнь, не поддающаяся рациональному сводничеству? Выправить отношения с этой другой жизнью можно, если осмелиться вглядеться в другую рациональность, в глаза Медузы Горгоны.

Аромат, источаемый Медузой, это аромат Моды, с её неуловимой игрой знаков, призванной быть судебной инстанцией в повседневной жизни. Но вот мода угасает, как только законодатель вторгается в мудрое течение жизни со своим агрессивным законодательством. Изнанка моды, способствующая скорости круговращения значений и лишенная, углубленной в существо дела особи, гибельна. Здесь всё вращается вокруг желаемого наслаждения, игнорируя особый труд, извлекающий осмысленность существования. Преображение неактуально, все подчинено комбинаторике поз нацеленных исключительно на получение удовольствия.

То, что я «озверел» совсем не говорит о моём оскотинивании, это скорее свойственно тем, кто уверенно именует себя «человеком».

Правда звероидна по содержанию, но в слове самоопределения, она человечна и в поступи своей божественна, ибо оправдывает все виды жизненных мотивов.

АЗЫ И Я.

Мы выделили СТО ПАР АНТОНИМОВ ради ПОНИМАНИЯ ВАЖНОСТИ ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЯ ЗНАЧЕНИЙ у вещей, которые влекутся друг к другу и могут ЗАПАДАТЬ на "тождественность", синонимичность или на некое самостоятельное "единство", которое вмешиваясь в ИГРУ ПАРНЫХ ЗНАЧЕНИЙ, выступает как центр Власти, центр Тяготения,-- угнетающее начало всему ЖИВОМУ, БЫЛИННОМУ. Само "ЕДИНСТВО" индивидуального ПОНИМАНИЯ мы полагаем ТАЙНОЙ индивидуального СМЫСЛА, которая уходит в глубины индивидуального ВОСПРИЯТИЯ, которая СООТНОСИТСЯ со своим ЗНАЧЕНИЕМ--ЕДИНОМНОЖЕСТВЕННЫМ. Единство, что всегда ОТНОСИТЕЛЬНО, и находит и СПАРИВАЕТСЯ с выражающим его единственным ЗНАЧЕНИЕМ и тем приобретает СИЛУ СО-ЗНАТЕЛЬНОГО ЕДИНСТВА. Единственное значение спаривается с единственным знаком СВОИМ. Действительно СВОЁ есть всегда ПРОТИВОСТОЯЩЕЕ по значению. Единственный Знак СПАРИВАЕТСЯ с Единственным ОЗНАЧАЮЩИМ. То, что есть БЕЗМОЛВНАЯ ТАЙНА, только на пятой ступени осуществляется как конкретное СОЗНАТЕЛЬНОЕ СУЩЕСТВО.

МИР ЕДИНОМНОЖЕСТВЕННОСТИ есть ОБЛАСТЬ РАЗУМЕНИЯ. Приключение Знака среди Значений. Ради ПРО-ИЗ-ВЕДЕНИЯ Единственного Знака. Единое Понимание СВОДИТ бесконечное поле знаков к ОПРЕДЕЛЕННОМУ НАБОРУ--АЗАМ, азбучным значениям ЕДИНОГО. АЗЫ есть КРИТЕРИАЛЬНЫЙ ПРИБОР РАЗУМА, где увязаны КОНЕЧНОСТЬ ЗНАКОВ с КОНЕЧНОСТЬЮ ЗНАЧЕНИЙ, Означенное и Значащее.

ЕДИНСТВЕННЫЙ ОЗНАЧАЮЩИЙ есть существо СОЗНАВАНИЯ. В нем, собственно, и ОСУЩЕСТВЛЯЕТСЯ ТАЙНА, как ДЕЙСТВУЮЩЕЕ и СОЕДИНЯЮЩЕЕ НАЧАЛО. Соединяющее РАЗУМНОЕ, то есть то, что НАПРАВЛЯЕТСЯ КОНЕЧНОСТЬЮ ЗНАЧЕНИЙ.

МЫ РУ СЬ. М--знак ПОНИМАНИЯ. Р--знак РАЗУМЕНИЯ. С--знак СОЗНАВАНИЯ. Знак САМООРГАНИЗОВАННОСТИ СОЗНАЮЩЕГО и его СО-ЕДИНЕНИЯ с Другим Существом Сознания. С-тяжание на стороне БЕЗМОЛВНОГО ПОНИМАНИЯ. Со-подчинение на стороне ОЗНАЧЕННОГО. СО-организованность на стороне ЗНАЧИМОГО и СО-ЧИНИТЕЛЬСТВО на стороне СОЗНАЮЩИХ.

СЛОГАНЫ:

1. Делай веру делавар.
2. Натура не дура.
3. Зона робкого Робинзона.
4. Де-корирование декораций.
5. Рабо-чий чей раб?
6. Идолология идеологии.
7. Идиллия идеала.
8. Норд-народ.
9. Несу свет несусветного.
10. Истовость неистового.
11. Устав не уставших.
12. Антимонии антиномий.
13. А так А.
14. Амбиция амфибии.
15. Разрешение разрушением.
16. Крещение крушением.
17. Блядословие словоблудия.
18. Снознание сознания.
19. Челоувечное человечество.
20. Пока я не я покаяния.
21. Смышлен смешливый.
22. Рас-сея-в-бытие.
23. Наивна вновь невинность.
24. Нежна жена.
25. Как чествовать качество?
26. Ко лику лик сколько?
27. Надежное не денежно.
28. Бог убог.
29. Хоти тихо.
30. Честь учесть.
31. Честных счесть.
32. Я сна вода.
33. Коло сок.
34. Настоявшиеся настоящие.
35. Нас таящее настоящее.
36. Мир как меч.
37. Мир как Рим.
38. Ру? Да!
39. Ру-слово-ли.
40. Мира-жи-зна-ния.
41. Ин-фернальность ин-формации.
42. Неформат информации.
43. Мечтаю меч тая.
44. Акции аксиом.
45. Точка точит.
46. Сердечность сородичей.
47. Хадж-хождение.
48. Ток кто.
49. Закон законченного.
50. Аз и Я.
51. Прав да(р).
52. Ново-явленное право-славие.
53. Ум-мир-рай-я.
54. Дизайн да зайна.
55. Скиф скиталец.
56. Пора то пора.
57. Полвека пол чело-века.
58. Терра-акт.
59. Вешняя вышняя весна.
60. Редеющие радеющие.
61. Сурья сурок.
62. Русь как ручательство.
63. Русь сна ружи.
64. Украшения крыша.
65. Обмен обманами.
66. Притулиться на Туле.
67. Пре-дательство преданных.
68. Не раз рушимое неразрушимо.
69. Гиперборея преображения.
70. Дебри добра.
71. Бог у бог.
72. Пре-красное не при-украшено.
73. Крона-корона хроноса.
74. Короновать о-краиной.
75. Хроника окраин.
76. Тити титанам.
77. Опаленный Аполлоном.
78. Эллин олень.
79. Персо-наж-им Персея.
80. Летний лед.
81. Сам зимою.
82. Весь весною.
83. Летаю летом.
84. Осенен осенью.
85. Годен годом.
86. Медуза мера дюжины.
87. Метод Медузы.
88. Медицина Медузы.
89. Мед Медузы.
90. Муза Медуза.
91. Финал Афины.
92. Акт от Ы.
93. Гор-гоне-ц наконец.
94. То тема тотема.
95. Отец тотем целого.
96. Собраться бы нам братцы.
97. Беркуты берегут.
98. Молит тело о полете.
99. Прото-коло.
100. Выверенный Вавилон.
101. Лад Аллаха.
102. Факто-рубеж ищи.
103. Синь—агоги.
104. Выражение вражины.
105. Оппонирование онанированию.
106. Промеж-жути.
107. К анализ-акции.
108. Мы го-су-да-ре-Вы.
109. Бол-яре пол-ярные.
110. Само собой.
111. Грозы грёз.
112. Вторжение восторженных.
113. Вода водит.
114. Огонь гонит.
115. Воздух дует.
116. Земля млеет.
117. Вы-правле-ние-в-войне.
118. О-пасность с-пасения.
119. Устав неуставших.
120. Биби-гон.
121. Спастико-го.
122. Вес точки.
123. Лис точки.
124. Точки ток.
125. Вы точка.
126. Действ-вительность.
127. Прав? Да!
128. Космо-язычие.
129. Наивно вновь невинное.
130. День-знак.
131. О-перативный И-мператив.
132. Смелость смеха.
133. Купель ис-купления.
134. Аморе-море-оре-ре-е.
135. Гора зонт.
136. Наконец то на коне.
137. Рискованный раскован.
138. И-щи-т ы меч.
139. Трактат такта.
140. Судьба в свадьбе.
141. Сын от-ца рей-с.
142. Итак атака такта.
143. Показ казни.
144. Умо-злоключение.
145. А втор Я.
146. Ада ряя.
147. Рас-сеи-ваяю-расу.
148. К Ра моление.
149. В-друг друг.
150. Му-женственность.
151. Не вещее зловеще.
152. Ав-гур.
153. Соблюдение любодеяния.
154. Книга конунга.
155. vip пендреж.
156. Забава забвения.
157. Крестьянин крестоносец.
158. Не сущее несущееся.
159. Суды сада.
160. Дали лад.
161. Ради дара.
162. Ось-три-я-сноси.
163. Ин-валидность ин-формации.
164. Хоти тихо.
165. Стоящий стоящий.
166. Цена нации.
167. Поминая не помять бы.
168. Стихает стихами стихия.
169. Блуждания ожиданий.
170. Мечта тельна я.
171. Хули-тура.
172. Пауз-даты.
173. Волей больной.
174. Прис-нись вер-нись.
175. Меня манят мне-ния.
176. Легок кто лгет.
177. Ок-ликающие ликующих.
178. Том-лени-я.
179. Строгие строки.
180. Для дления.
181. Зверю верь.
182. Мичили-пич-пилихь.
183. Чу-живеющее.
184. То же это жест.
185. Сто нет.
186. Жена нежна.
187. Ласковые ковы.
188. Облик облака
189. Нужна к-няжна.
190. Княжна нежна.
191. Роль ко-роля.
192. Иди-от звёзд.
193. Жи-и-знай.
194. Хотя бы Хоттабыч.
195. О зол очами я.
196. Мы миг глубины любви.
197. Ради радения.
198. Тот кто ток.
199. Па-нацея нации.
200. День ги-были.
201. Моно тонна я.
202. Сверх-хуя-явление.
203. Мать-тьма.
204. Мыс ли мы силы?
205. Долгожданное нежданно.
206. К лику лик—всклик.
207. Плачу плачем.
208. Любовь-анны-е.
209. Столпа творение.
210. От фона Ра.
211. День-знак.
212. Созвучие--симфония.
213. Согласие—символия.
214. Возражение-возрождение.
215. Отвержение-отверждение.
216. Само-собою-само-тебе-сеется.
217. Отчая ни я явность.
218. День ги были.
219. Выговариванивывание.
220. Вы ныне вновь наивны.
221. Мир умир.
222. Вы-соко-лики.
223. Братцам со-братца.
224. Сёстрам состра-дать.
225. Миражи куража.
226. Из тины истины.
227. Про-ис-хож-денно и нощно.
228. Сва-стика=связь-стихий.
229. Ком это комета.
230. Вы суть вы-соты.
231. Несу-светное.
232. Не-истовая истина.
233. Город дорог.
234. А-втор вторит а-рию.
235. Вольна волна.
236. Не вещие вещи зловещи.
237. И яр ад а я рад.
238. Матери реальность.
239. Отца царственность.
240. Речи-царици-тация.
241. Западло-здесь=запоздалось.
242. Филосо-фии-нал-ей.
243. Что не то встречно.
244. Что нет то поперечно.
245. Встрчнппрчн.
246. Сума лётик.
247. Скуку-ки-ши-ки.
248. Лжи-зни.
249. Подлежащее не пред сказуемо.
250. Подлинно подлые.
251. Культ-я-личности.
252. Забытая забитость.
253. Упорнографика.
254. Лень уми-ления.
255. Превозмозг.
256. От-сих-до-сих-псих.
257. Но вы ли новы?
258. С-тихо-пато-логия.
259. А-в-тормоз-г.
260. Дека--данс.

Предоставлено для публикации 08.2010 г.

© Н.М. Гурский

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru