Что делать нам
с бессмертными стихами?
Ни съесть, не выпить,
ни поцеловать
Мгновение бежит неудержимо -
И мы ломаем руки, но опять
Осуждены идти всё мимо, мимо.

Н.Гумилёв

Огл.  1. Респектакция сложности сознания

О том, что движение – первообраз сознания было известно давно. Ясно и четко это выразил Н.И.Лобачевский: "В природе мы познаём только движение, без которого чувственное впечатления невозможно".

Такое безоговорочное утверждение вряд ли найдёт понимание у тех, кого до сих пор шокирует мысль о том, что сознание которое "познаёт природу и даёт чувственные впечатления" является необходимой предпосылкой освоения языка, а не следствием овладения им (см.Модель и сознание: интуиция реальности и коммуникативная логика).

Однако, даже для тех, кто уже свыкся с существованием такого базового сознания, смысл афористичного высказывания известного математика начал прояснятся сравнительно недавно.

С медиальной позиции гомеостатической теории сознания этот смысл можно выразить предельно кратко - базовое сознание не наследуется в "готовом к употреблению виде", а нуждается в "наладке" – в постоянном согласовании ряда характеристик тела с характеристиками восприятия, как его самого, так и окружающей среды. Другими словами врождённые нейрохимические структуры и функции организма нуждаются в согласовании своих корпоральных и сенсорных характеристик.

Для большинства животных наиболее важным является "телесно-зрительное согласование". Одно из условий его результативнсти заключается в-освещенности окружающей среды и видимых частей тела. Этот единый процесс удобно представить состоящим из компонент, ориентированных на освоение двух видов двигательных возможностей – тела и окружающей среды. Первые из них реализуются разнообразными телодвижениями и способами пространственных перемещений. Вторые реализуются проверкой условий движения, а также проницаемости подвижности и устойчивости объектов окружающей среды.

При этом некоторые из обеих компонент могут способствовать обеим указанным ориентациям.

Важным итогом этого согласования является возникновение понятий "большого" и "малого", "огромного" и "крошечного", "далёкого" и "близкого" и способность и интуитивного опережающего усмотрения возможностей реализации двигательной активности. В дальнейшем такая "наладка" незаметно уточняется и поддерживается в деловой и/или игровой жизнедеятельности (см. Информация и неявное знание в гибридном интеллекте: интромемориальный рефлекс сознания и игрономика)

Однако, в ряде случаев согласование корпоральных и сенсорных характеристик выполняется как специализированный вид двигательной активности (в том числе, при реабилитации после травм и болезней).

При очень длительном пребывании в темноте "телесно-зрительная согласованность" теряется, однако она быстро восстановливается и это восстановление можно наблюдать в первые секунды появления зрительных впечатлений. Подобным же образом, это согласование протекает и у прозревших после операции слепых.

Интересно, что явление нарушения телесно-зрительного согласования было осознанно давно. Так, например, в своём романе"Граф Роберт Парижский" Вальтер Скотт приводит симптомы нарушение этого согласования. При открытии глаз предметы кажутся огромными и потому угрожающе "бросаются в глаза" и метрические соответствия восстанавливаются не сразу. Более того, там же отмечается, что природа не предусмотрела возможности долголетнего перерыва в пользовании органами чувств с последующим его внезапным и полным возобновлением. Поэтому желателен постепенный переход.

Интересно, что некоторые переводы этого места романа упрощают симптомы нарушения метрического согласования, сводя их к более знакомому читателям страху высоты.

В клинических наблюдениях В.М.Бехтерева описаны разнообразные патологические нарушения телесно-зрительного согласования – не только увеличения и уменьшения размеров наблюдаемых предметов, и потери ориентировки в восприятии первичной реальности (экстрапроекции), но и причудливые изменения восприятия своего тела - интрапроекции (схемы тела).

Во второй половине ХХ века американские исследователи Р.Хелд и А.Хайн поставили изящный эксперимент, показавший, что для развития нормального поведения, контролируемого зрением, недостаточно только зрительных впечатлений. Необходимо, чтобы они были согласованы с движениями тела. Котята-близнецы содержались в темноте, начиная с 8-й по 12 неделю жизни проходили ежедневные сеансы пребывания на освещенной установке. При этом один из котят был обездвижен и находился в колыбели, а второй двигаясь её перемещал. В итоге котёнок, бывший обездвиженным в тестах, требующих сложной координации движений совершал намного больше ошибок, чем активный. Позднее те же экспериментаторы провели такой же опыт на одном и то же котёнке. Ему закрывали один глаз в обездвиженном состоянии, а другой – в состоянии активности. (Хайнд Роберт — “Поведение животных. Синтез этологии и сравнительной психологии” (скачать)

Здесь было бы, видимо. уместно попытаться хоть в самых общих чертах представить всё нейрофизиологическое обеспечениие построения метризированного восприятия первичной реаьности, необходимое для рассмотренного выше телесно-зрительного согласования. Мозговые и периферические структуры с миллионами нейронов и других клеток, рецепторы, эффекторы, мышечные волокна и связи между ними. Всё то, что стоит за словами и схемами, которыми нейрофизиологи и другие специалисты пытаются описать соответствующее функционирование сознания.

Такая работа воображения позволила бы наглядно уяснить, что те процессы, которые протекают незаметно и без малейших усилий с нашей стороны, намного сложнее, чем процессы в системах, которые принято называть "сложными" (суперкомпьютеры, центры управления космическим полётами и энергосистемами, Интернет и т.п.).

Без подобной акции вряд ли можно надеяться на то, что рационально мыслящие ученые и философы смогут преодолеть своё самомнение, порождённое познавательными и научно-техническими достижениями и отнесутся к такому произведению природы, как сознание, если не с почтением, то хотя бы с некоторой долей уважения.

Эту респект-акцию можно рассматривать как противостоящую другой крайности – философской сакрализации понятия "сознания", критически анализ которой дан в посте Понятие “сознание” - фактическое средство зомбирования.

На этом можно было бы и закончить, если бы этот экскурс в понятие "сложность" (сomplexity) не привлёк внимание к тому, что оно относится к числу наиболее обсуждаемых в современных научных и философских публикациях, что уже само по себе заслуживает отдельного рассмотрения, как с точки зрения общей теории понятий, так и с точки зрения изучения такой оригинальной характеристики понятий, как "запас хода",, введенной в работе А.Шухова "Теория структур интерпретации".

Пока же приходится ограничиться следующим попутным замечанием: такие понятия как "определённость" ("истина", "порядок", "детерминированность", "необходимость" и т.д.) и "неопределенность" ("ложь", "хаос", "неупорядоченность", "случайность" и т.д.) – это не феномены существующие независимо от наблюдающего их сознания, а характеристики которые оно даёт воспринимаемым им явлениям.

"Простота" и "сложность" – понятия такого же рода. И, если рассматривать их как предмет лингвистического исследования, то только, как пример субстантивации прилагательных, а не как исследование понятий, которым соответствует нечто существующее "само-по-себе", независимо от носителя языка. Можно рассуждать о "сложных текстах", "сложных проблемах", "сложных системах" или даже о предикате "сложный Х". Но, когда рассматривается "сложность-сама-по-себе", - это уже явный признак перехода из области бытия как такового в некую область "самыбытия идеального".

Огл.  2. Идеальное и телозависимость сознания

Иллюзорная область идеального развивается именно вследствие "оязыковления" сознания. Это побуждает к более радикальному рассмотрению связи материального и идеального. По мнению известного философа Дж. Серла, размышляющего о проблеме сознания, "дуализм души и тела" был введен Декартом, чтобы разграничить сферы влияния религии и науки. Поэтому при нынешних социальныых устоях от этого дуализма вполне можно отказаться (Сёрл Джон Сознание).

Однако такой точки зрения придерживаются далеко не все. В настоящее время в философии и психологии насчитывается более полусотни подходов к этому делению. Они соответствуют различным аргументам и в пользу устранения, и в защиту сохранения такого деления. По-видимому, за этими дискуссиями стоит уже не столько стремление защитить науку от религиозных и религиеподобных идеологий, сколько желание отмежевать "настоящую науку" от трудных вопросов, связанных с употреблением языка и внеязыкового функционированием сознания в познавательных процессах и вырабатывании знаний.

С этой точки зрения особое место занимают две крайние позиции. Первая из них полагает, нерасторжимое единство "души и тела". К современному пониманию невозможности разграничения "материального" и "идеального" приходили тремя различными путями. В 1981 г. через исследование активного гомеостаза (в гомеостатической теории сознания), в 1991г. через исследование зрительного восприятия (в концепции "отелесненного сознания" (The Embodied Mind) Ф.Варелы, Э.Томсона и Э.Рош) и через решение проблем разработки интеллектуальных роботов (в телозависимом подходе к познанию ("embodied cognition approach") в когнитивной науке (когнитологии)).

Вторая позиция ещё более радикальна. Она вообще исключает такие понятия как "душа", психика , "сознание", "мозг", "тело" и вообще все. традиционные понятия психологии, психо- и нейрофизиологии. Её сторонники выступают за применение в психологии только "объективных методов", подобных тем, которые применяются в таких естественных науках, как биология, химия и физика. Наиболее утонченно эта позиция представлена в интербихевиоральной психология (см книгу одного её сторонников Ноэля.Смита Современные системы психологии).

Естественно, что поскольку при столь "строгом" подходе отсутствуют даже понятия, необходимые для постановки упомянутых выше трудных вопросов, связанных с употреблением языка и внеязыковым функционированием сознания. Поэтому, если всё же полагать, что ответы на эти вопросы представляют определённый интерес, приходится вновь обратиться к рассмотрению первой позиции.

Обеспечение жизни посредством движения своего тела требует его пространственно-скоростной ориентации. Система такой ориентации у человека, как и у многих других животных сложилась в процессе длительной эволюции и является врождённой.

Она предполагает существование не только зрения, но и слуха, обоняния, а также чувств равновесия, положения и наличия тела, а, главное, наличия пользователя всех этих средств ориентации - наблюдателя.

При этом наблюдатель отождествляет себя со своим телом и воспринимает себя погруженным в окружающую среду (в "первичную реальность"). Такого рода биологическая система и есть собственно сознание (Модель и сознание: интуиция реальности и коммуникативная логика).

Овладение языком (лингвизация) этого базового сознания предоставляет его носителю (наблюдателю) возможность овладеть способностью "отражать мир в виде идей", а при более прозаичном словоупотреблении – приспосабливаться к существованию в исторически сложившейся социально-культурной организации жизнедеятельности

Естественно, что при этом базовое сознание, по-прежнему выполняя своё основное предназначение, параллельно включается в обслуживание этой социально-культурной адаптации.

Огл.  3. Проективность сознания

Чтобы дать представление о невидимой сложности функционировании базового сознания рассмотрим его на примере зрительного восприятия. Этот пример построен в виде рассказа человека, который до некоторой степени уже овладел "способностью отражать мир в виде идей" и разделяет те из них, которые лаконично представлены в упомянуто выше публикации Модель и сознание: интуиция реальности и коммуникативная логика.

"На столе передо мной находится некий объект. Уже вечер и я вижу его только потому, что он освещен лампой. Как я думаю, световой поток этой лампы отражаясь от поверхности этого объекта попадает в оптическую систему моих глаз. Воспринятые сетчаткой глаз изображения в нейрофизиологических структурах моего мозга переворачиваются, сводятся в одно и проецируются (налагается) на поверхность объекта "самого-по-себе".

Проекция, облегающая объект позволяет мне: воспринимать, его положение относительно моих ориентаций (верх - низ, слева - справа), в масштабе моего тела, его размер и расстояние до него, а также определяемые порогами различимости неподвижность и устойчивость формы объекта, окраску и фактуру его поверхности.

В итоге описанного выше наблюдения я узнаю в воспринимаемом мной объекте белую чашку для чая с какими-то красными пятнами на левом боку". Из этого следует, что в процессе построения проекции происходит сопоставление воспринимаемого изображения с каким-то образцом или набором признаков, который естественно назвать ментальной моделью. Эта модель, хранит в некотором отделе моего мозга (памяти), имеющийся у меня опыт или осведомленность. о том, что наблюдаемый мной объект – это чашка, т.е. сосуд, предназначенный для хранения жидкости, пригодной для питья".

Естественно приведенное выше рассуждение не могло бы появиться без владения языком и некоторыми сведениями о зрительном восприятии. Как следует из этой лингвистической модели зрительного восприятия, в образовании проекции наблюдаемого объекта (то есть в непроизвольном формировании его ментальной модели) участвуют: световой поток источника освещение, "объект-сам-по-себе", сенсорные органы и видоспецифичные нейрофизиологические структуры мозга, создающие проекцию. Последняя и накладывается, как некая прозрачная "пленка" на "объект-сам-по-себе", делая его "объектом-наблюдения". Эта иллзорная "пленка" скрывает всё, что выходит за пределы порогов различимости и "раскрашивает" "объект-наблюдения", в соответствии с отражательной способностью его поверхности.

Проекционное восприятие внешнего мира позволяет наблюдателю ориентироваться и действовать в нём. В частности , оно позволяет наблюдателю:

а) воспринимать внешний мир, как пространство (как "первичную реальность") и оценивать величину расстояний, отделяющих наблюдателя от объектов, находящихся во внешнем мире;

б) оценивать величину этих объектов и расстояний между ними:

в) распознавать уровни интенсивности изменения этих расстояний и самих объектов;

г) ставить видоспецифичные границы для распознавания этих уровней (данные ограничения стали, видимо, основанием для возникновения понятия "время").

д) запечатлевать в памяти представления о фрагментах и объектах внешнего мира (создавать образные ментальные модели).

Огл.  4. Основа сознания - ментальные модели

Рассмотренные особенности проекционного восприятия часто относят к "вычислительным функциям сознания". Среди них следует особо выделить функцию формирования образных ментальных моделей. Они лежат в основе мышления, составляют фонд неявных знаний, и образуют вместе моделями, хранящимися в памяти тела элементарные ментальные модели активности - условные рефлексы (в том числе те, которые обеспечивают овладение и использование языка).

У некоторых животных есть и иные, видоспецифичные для них системы восприятия внешнего мира. Однако надо особо заметить, что какие бы взгляды на эволюционную теорию не разделяли авторитетные специалисты, при наземном, активном (произвольно-двигательном) обеспечении гомеостаза возникновение систем восприятия, в значительной степени, подобной системе зрительного восприятия человека, видимо, закономерно, так как такое восприятие необходимо при подвижном образе жизни (mobili modus vivendi).

Результаты проекционного зрительного восприятия наблюдаемых объектов могут быть удостоверены тактильным обследованием в отношении размера, формы и фактуры поверхности. Наличие такого удостоверения позволяет наблюдателю полностью полагаться на зрительное восприятие

Однако по отношению к окраске такая проверка невозможна. Вероятно, поэтому именно здесь лишь сравнительно недавно были установлены наиболее заметные индивидуальные различия среди людей и обнаружены наибольшие внутривидовые различия у животных.

Зрительно-слуховое и, в некоторой степени, обонятельное восприятие является основным источником формирования полиперцептивных ментальных моделей приматов и человека.

Главными способами образования этих моделей являются следующие:

а) условно-рефлекторное запечатление обобщенной модели ситуаций (и/или действий) приводящих к удовлетворению потребности при их многократном повторении. При этом редко повторяющиеся детали ментальных моделей ослабляются (забываются);

б) доминантное запечатление модели одной из первых ситуаций повлекшей удовлетворение наиболее важной потребности;

в) запечатление модели ситуаций при фокусировки сознания (внимания) на ней вследствие её новизны, неожиданности и/или другим врожденным маркерам значимости.

Такая фокусировка может быть непроизвольной или произвольной (особенно при лингвизированном сознании). Она часто возникает

а) при подражании;

в) запечатление модели ситуаций посредством её именования;

г) запечатление модели ситуаций посредством её произвольного (волевого, преднамеренного) повторения и/или фокусировки внимания на ней. Такое формирование особенно характерно для овладения языком и усвоения лингвистических и поведенческих моделей.

Автор книги "После трех уже поздно" Масару Ибука пишет "Мы уделяем много внимания вопросу о том, чему учить детей старше трех лет. Но согласно современным исследованиям к этому возрасту развитие клеток головного мозга уже завершено на 70–80 процентов". Некоторые психологи утверждают даже, что к этому возрасту человек получает столько же процентов своих неявных знаний о мире.

Огл.  5. Заключение: где находится сознание

Краткое рассмотрение проекционного функционирования сознания уместно завершить тремя группами фундаментальных утверждений.

1. Полиперцептивная проекция внешней среды (экстрапроекция) совмещенная с проекцией среды внутренней (интропроекцией) представленной структурой мозга, получившей название "Гомункулуса Пенфилда", образует сознание.

2. Полиперцептивно удостоверенные объекты внешней среды, воспринимаются сознанием как "объекты-сами-по себе" именуемые - "вещами". Их полиперцептивные проекции отображают внешность "объектов-самих-по себе" со всеми подробностями, которые необходимы для ориентации и жизнеобеспечения их наблюдателя, тело которого отображается в мозге "Гомункулусом Пенфилда". Наряду с этими подробностями в "вещах" можно присутствуют и подробности, которые не необходимы для ориентации наблюдателя, а отображают собственную специфик уобъектов-самих-по себе". Приборное усиление восприятия позволяет обнаружить подробности "подробностей". При нормальном функционировании сознания образы "вещей" (образные ментальные модели) , извлекаемые из памяти наяву или во сне не могут быть приняты за полиперцептивные проекции "объектов-самих-по себе".

3. Вследствие того, что экстрапроекция формируется совместно ("в соавторстве") структурами мозга и воздействиями, исходящими от объектов внешней среды, сознание не может быть обнаружено посредством исследования этих структур.

Таковы некоторые предпосылки радикального материализма.

сентябрь 2020 г.

© Богданов Н.И.

 

«18+» © 2001-2020 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.