раздел «Цели развития»

Эссе раздела


Экономика: проблема приложения к ее практике критерия «развитости»


 

Современная экономика: принцип билинейности


 

Антикапитализм


 

Мультипликативность играющая роль универсологического начала экономики


 

Феномен производства


 

Проблема «ресурса емкости» внутреннего рынка


 

Будущее экономики, предсказанное в 2009 году


 

Экономическая функция эмиссии стоимости


 

Деньги в их превращении из предмета в категорию


 

Арбитражная составляющая цены и проблема ее легитимности


 

«Сцилла и Харибда» советской экономики: между «гонялись» и «лежало»


 

«Монетарная история» советской экономики и крах CCCP


 

Четыре кита экономической динамики


 

Экономика в зеркале экономической метафоры


 

Схема и концепция «Общая схема эволюции состояний товара»


 

Сущность феномена «фирменная марка» (бренд): к онтологии маркетинга


 

Четыре кита экономической динамики

Шухов А.

Содержание

Скорее всего, понимание экономической динамики последствием действия непременно нескольких разных источников и допускает признание общим местом сколько-нибудь состоятельной экономической схемы. Конечно, качество источника экономической динамики также способно отличать и факторы политического, природного или культурного происхождения - от проявлений вулканической активности и вплоть до войн и влияния проповедников и деятелей культуры. Но в настоящем случае мы все же уделим внимание контуру внутрихозяйственных источников экономической динамики; как представляется, современные экономические концепции явно не преуспели в определении того, что именно и следует определять «сугубо экономическими» источниками экономической динамики. Ниже и будет предложена схема, исходящая из представления о существовании четырех видов или классов внутриэкономических источников экономической динамики. Одновременно следует добавить, что настоящая схема не применима к ситуации неконтролируемой эмиссии, когда превалирующий мотив потребителя и заключается в стремлении к избавлению от денег путем обращения наличных в гарантийную подушку в виде сугубо потребительских или обменных запасов.

Огл. Моторы конъюнктуры

Положим, присущее нам понимание не наполняет и тень сомнения в справедливости принципа, собственно и предполагающего определение свободного рынка непременно рынком «избытка предложения». Тем не менее, подобную характеристику правомерно понимать и некоторым усреднением, но не картиной положения в любой произвольно взятый момент времени. Доказательством справедливости такого истолкования и следует признать определенные эпизоды из новейшей истории одной из наиболее известных компаний, действующих в сфере высоких технологий. Как только данная компания выпускает на рынок новые поколения продукции, то у продающих эту продукцию магазинов непременно и образуются очереди страждущих приобретения новейших изделий, а их приобретение посредством предварительного заказа невозможно уже через пару-тройку дней или, иногда, и считанное число часов после объявления подписки. Более того, развитие данной ситуации предполагает обращение и картиной того, что определенные эксцессы с продажей столь востребованной продукции вызывают и вопросы собственно этического характера. Но, конечно, подобный ажиотаж продолжается далеко не вечность и также имеет свойство приходить к завершению на протяжении некоторого количества недель после начала продаж. То есть - хотя бы и на непродолжительном отрезке, но ситуация торговли продукцией предприятий сектора высоких технологий и являет собой картину как бы своего рода «антирынка», а именно, картину не характерной свободному рынку ситуации «рынка продавца», но не привычного для данного рынка положения «рынка покупателя».

Но, возможно, проблему следует видеть в непременной привязке подобной картины собственно к отдельным своеобразным и специфическим товарным позициям? Но, положим, сколько бы нами не владело желание в части придания подобной картине специфики маргинальной, здесь явно невозможно согласие с отнесением данной характеристики исключительно к числу явным образом «маргинальных». Если вместо рынка современной электроники рассмотреть положение и на рынке легковых автомобилей, то и из общей картины данного рынка также возможно извлечение примеров обостренного спроса на некоторые сверхсовременные и модные виды изделий, практически в той же существенной степени привлекающих интерес потребителя. Здесь также возможно указание определенных марок автомашин, чье приобретение возможно лишь в порядке очереди или здесь также присутствуют жалобы на отсутствие машин в свободной продаже притом, что время ожидания исполнения заказа доходит до года, если не предполагает и более длительного ожидания. Всплески ажиотажного спроса, что, конечно же, и не предполагают признания «причиной самое себя», пусть, в ряде случаев, и подогреваемые умелым маркетингом, известны и по примерам положения в некоторых других секторах рынка, хотя, конечно, в случае большей простоты технологии производства производителю и открывается большая свобода маневра для удовлетворения возрастающего спроса. Если же от рынка массовой продукции перейти к рынку сложнотехнической продукции, то, если не вдаваться в нюансы ценообразования подобного рынка, но сосредоточить внимание на некоторых других существенных особенностях, то здесь также обнаружат себя явные признаки очереди покупателей и, следовательно, ситуации «рынка продавца».

Однако если оставить в стороне предмет специфики и показательности рассмотренных выше признаков и картинных особенностей ситуаций резко возрастающего спроса, то - что же именно и показывают не столь уж и редкие случаи проявления на традиционном рынке покупателя теперь уже и конъюнктурной ситуации «рынка продавца»?

Скорее всего, данные ситуации и позволяют ту оценку, что интерес потребителей к некоторым предлагаемым продуктам вряд ли предполагает объяснение не более чем действием рекламы или иных факторов фактически навязывания или, как теперь выражаются «продавливания» предлагаемой к продаже продукции. Относительно показанных выше случаев существенно более справедливой и следует понимать оценку, что потребитель в таких обстоятельствах непременно сам пребывает в поиске интересующего товара и готов и на несение некоторых издержек ради одной только возможности обладания вожделенным предметом. Потребитель в отношении возможности приобретения такой «остро востребованной» продукции явно и не обнаруживает склонности к ожиданию каких-либо дисконтов или распродаж, но очевидным образом находит необходимым приобретение подобных товаров по полной стоимости, да еще нередко выражая согласие и с перспективой несения дополнительных издержек, наподобие кредитной зависимости или поиска средств нетрадиционными способами. Иными словами, уровень интересности определенных продуктов таков, что, скажем, вне зависимости от использования некоторых изощренных способов продвижения товара потребитель сам себя и, что важно подчеркнуть, достаточно активно и мотивирует на приобретение данной продукции.

Отсюда и следует допускать правомерность некоторой особенной квалифицирующей характеристики тех видов продукции, чье предложение и следует определять как ведущее за собой рынок, а не, как это и происходит в подавляющем большинстве прочих возможных случаев, как склонное к адаптации к капризам потребителя. Продукцию, чье предложение и следует понимать как бы «ведущим» рынок, а не ищущим, как бы «подстроиться» под потребителя, и следует определять в некотором отношении мотором конъюнктуры, то есть тем источником формирования конъюнктуры, чему и достаточно одного появления в качестве предмета предложения, чтобы уже подстраивать под себя и собственно характер рынка. В подобном отношении и возможно представление того примера, что уже в случае достаточно пустого рынка предложения, на котором чуть ли не любая товарная продукция и представляет собой подобные «моторы» конъюнктуры, фактически и сам факт некоего товарного предложения будет определять рыночную ситуацию, и, следовательно, существенно снижать влияние прочих условий. Тогда если и допустить упрощение высказанной здесь оценки, то собственно значение «моторов» конъюнктуры и будет отличать такие формы товарного предложения, что никаким образом и не способствуют сваливанию конъюнктуры в состояние стагнации.

Огл. Минимизация издержек

Если для поддержания динамики рынка явно недостаточно объема возможностей, создаваемых существованием некоторого числа «моторов» конъюнктуры, то тогда возможно вступление в действие и другого фактора - минимизации издержек. То есть тогда возможна инициация и той ситуации, когда создаваемая подобной экономией результирующая ценовая привлекательность покупки инициирует приобретение некоего товара и той частью потребителей, что уже особо не проявляют интереса к вступлению во владение подобными изделиями. Недорогой товар потребитель приобретает часто не по причине ощущения острой потребности в таком продукте, но в силу действия иного рода разновидностей соблазна, что ему не следует отличаться от окружающих или в силу достаточно невысокой платы за любопытство в отношении подобного рода нового или необычного функционала.

Однако существенным в проблеме «минимизации издержек» для заданной нами постановки вопроса непременно и следует понимать не непосредственно потребительскую значимость дешевизны продукции, скорее всего, довольно очевидную, но непосредственно составляющую не настолько уж и простого пути к сокращению издержек. Более того, подобный анализ и следует открыть оценкой, что наиболее перспективным направлением минимизации издержек и следует понимать развитие инженерного искусства и ничто иное. Придание самому комплексу производственных операций большей простоты и технологичности, а производимому продукту - повышенной модульности непременно и будет следовать из специфики как большего совершенства непосредственно изделия, так и занятого в производстве оборудования. Конечно, здесь не следует забывать и об использовании таких простых и понятных практик, как потогонная система или перенос производства в рамках международного разделения труда в районы предложения и более дешевой рабочей силы; значимость подобных источников экономии различна в зависимости от отрасли производства, но в среднем она не столь высока. Мы же в смысле некоторой средней оценки по всем возможным отраслям производства и позволим себе допустить, что экономия на оплате труда дает лишь где-то пятую часть суммарной экономии на издержках. Остальное, четыре пятых экономии на издержках непременно и следует относить за счет инженерного искусства.

Особенно такая экономия показательна в области электроники, где в объективном смысле довольно сложные продукты, модули, иной раз содержащие до миллиарда транзисторов, укладываются в общую достаточно невысокую цену на подобные изделия, где средняя ориентировочная величина отпускной цены и равняется где-то 100 долларам. Чтобы потребитель имел возможность приобретения сложного электронного устройства по такой относительно невысокой цене, и потребовалось совершение нескольких «революций», включая сюда не только функционал «упаковки» монтажных модулей в чип, но и создание автоматических технологических линий по сборке и пайке подобных модулей. Чтобы не быть голословным, следует вспомнить, что видеомагнитофоны, конструкция которых и предполагает практически одинаковую сложность и в электронной и механической части, в последний период нахождения в производстве уже поступали в продажу по цене ниже 100 долларов, причем указанное значение цены отличало данный продукт далеко не на территории страны-производителя. Конечно, в подобном отношении специфика явно менее преуспевающих и отличает швейную или обувную промышленность, явно существенно более трудоемкие в смысле объема сборочных операций. Но и в данных секторах мизерная цена фабриката зачастую формируется и за счет ничтожной цены сырьевой составляющей, практически полностью вырабатываемой на автоматизированном производстве. С такой дешевизной практически не выдерживают сравнения дорогие в последний период бумажные книги, где значительную часть стоимости собственно и составляет внушительная величина авторского вознаграждения.

Любопытно, что неумение добиваться снижения издержек и следует понимать одним из существенных факторов, собственно и предопределивших коллапс советской экономики. Поскольку неповоротливая советская система практически и не позволяла использования в любом случае наиболее результативного ресурса инженерного искусства, то перспективой здесь и обращалась возможность предложения единственного решения - интенсификации «потогонной системы». Хотя номинально подобный метод демагогически и определялся как «повышение производительности труда», но реально и обращался столь знакомым подавляющему большинству трудящихся понятием «срезание расценок».

Но для предпринятого нами анализа наиболее существенным выводом и следует понимать обретение характеристики, что в дополнение к «моторам конъюнктуры» следующим источником интенсификации экономики и возможно признание той формы активизации потребления, за чем и скрывается своего рода более «раскованная» реакция потребителя в отношении приобретения продукции по более привлекательной цене. И здесь собственно ради возможности заявления подобной формы предложения производитель и обращается к поиску возможностей сокращения издержек производства до уровня «приемлемых рынку» значений. Хотя в некоторых случаях и невысокая цена производства не гарантирует привлекательной цены товара: здесь показателен скандал с торговлей фирменной спортивной обувью, цена которой в месте реализации превышала величину себестоимости более чем в 15 раз.

Огл. Помощь эмиссионных центров: подпитка эмиссией

Важным элементом устройства современной экономики и следует понимать ту характерную форму организации, что ее в известном отношении «психологическую доминанту» и составляет собой склонность к сбережению, если и допускать ее сопоставление с «тягой к потреблению». Конечно, трудно отрицать, что условной «оборотной стороной» подобной склонности и следует понимать вынужденный характер привычки к сбережению, нежели, положим, какой-либо целевой характер. Тем не менее, неоправданно существенным значением вряд ли следует наделять и собственно составляющую причин, сколько и следует непосредственно исходить из факта - положение преобладающих игроков современной экономики и отличает тезавраторов, владеющих теми значительными объемами средств, что, скорее всего, владельцы подобной ликвидности просто не могут понять, куда бы их можно было употребить. Явный признак, равно и индикатор подобной ситуации - существенное падение процентной ставки по депозитам, длительное время в последний период сохраняющейся на уровне меньшем процента годовых. Другой признак аномально избыточного накопления несвязанной наличности - неумеренное расширение оборота фондового рынка и возрастание объема капитализации компаний, ни в какой степени не оправданное объемом прямой прибыли, получаемой от вложения в выпускаемые ценные бумаги. Именно поэтому институты государственного и финансового управления наиболее развитых стран и вынуждены предпринимать попытки решения следующей задачи, - какие именно меры помогли бы добиться перераспределения средств из сферы накопления в сферу потребления, если не прибегать здесь к использованию тех или иных конфискационных механизмов?

И лучшим ответом на подобный вопрос и следует понимать выбор в пользу регулируемой эмиссии, главным образом и осуществляемой под видом расширения коллективного, в большей части государственного потребления, а также выбор в пользу распространившейся в последнее время политики сверхнизкого процента, создающей больше возможностей кредитного фондирования для менее надежных заемщиков. Скорее всего, практику наводнения оборота горячими деньгами и следует определять в качестве основного фактора современного экономического роста.

Тогда если признать правомерность подобной оценки, то какую именно картину можно увидеть в случае прекращения политики расширенной эмиссии ликвидности? Скорее всего, результатом принятия таких мер и следует понимать прямое повторение мирового экономического кризиса 1929 года с его стагнацией в ряде отраслей и общим повышением уровня бедности на фоне увода сбережений в какие-либо «сверхнадежные вложения» в виде презренного металла, недвижимости или произведений искусства.

Тогда и государственное регулирование, дабы не ожидать печальных последствий подобного развития событий, и обращается к практике регулирования предложения денег, что непосредственно и создает возможность поддержания на приемлемом уровне среднего размера дохода активной части населения. Подобная функция и возлагается либо на искусственный спрос непосредственно со стороны государства, либо ее способно исполнять дешевое фондирование для финансовых институтов в виде займов у эмиссионного центра, либо исполнение подобной функции возлагается и на активный выход непосредственно государства на рынок заимствований, обращающийся утилизацией ликвидности, не находящей объекта вложения. А поскольку подобная форма спроса и создает куда больший кумулятивный эффект по сравнению с иными формами спроса, то такое регулирование если и не «дает толчок» развитию экономики, то хотя бы позволяет ее удержание на плаву.

Огл. Экономика «как симбиоз»: бережливость плюс мотовство

Современная экономика невозможна без широкой практики потребительского кредита, а широкая практика потребительского кредита невозможна без образования в банковском секторе значительного объема депозитной массы. Подобного рода посылки и порождают положение, при котором склонная к сбережению часть населения фактически финансирует другую часть населения, представляющую собой слой активных потребителей. Отсюда реальностью современной экономики и следует видеть положение, когда существенным условием ее развития и обращается четкая работа механизма перераспределения ликвидности из кармана бережливой части населения на оплату расходов части населения, уже более склонной к потреблению. В таком случае бережливую часть населения должны привлекать стимулы действительной или мнимой высокой или достаточной доходности вложений, когда активно потребляющая часть населения должна располагать и достаточно просто реализуемыми возможностями получения займов. Кроме того, что подобная схема обеспечивает эффективную поддержку сектора потребления, она также порождает и определенные возможности для сектора инвестиционного спроса, аккумулируя свободные средства предприятий и предлагая доступные услуги кредита для инвестиционных программ в бизнесе.

Тогда если и принять за основу собственно и обозначенную здесь схему, то экономической динамике и следует ожидать существенного усиления лишь в силу того обстоятельства, что собственно структура экономики и будет способствовать сбережению желающих сберечь и тратить посредством активности теперь уже выделяющихся «вкусом к приобретению». В подобном отношении показательным примером активности той части общества, что и допускает признание «умеющими потратить» и следует признать ситуацию бума в отрасли производства волоконной оптики, завершившуюся, как того и следовало ожидать, ситуацией классического кризиса перепроизводства. Начало этой истории и было положено ситуацией, когда только что возникшую отрасль производства волоконно-оптических кабелей и отличал высокий уровень доходности, образовавшийся в силу дефицита данной поначалу достаточно редкой продукции и значительных объемов располагаемых средств у потенциальных покупателей таких изделий - коммуникационных компаний. Тогда интерес к производству волоконно-оптических кабелей и проявил ряд инвесторов, собственно и рассчитывавших на быстрый возврат размещаемых вложений. Однако само по себе значительное число подобных «сметливых» предпринимателей традиционно и обернулось образованием избытка мощностей, введенных в строй еще и незадолго до момента быстрого исчерпания спроса - везде, где возможно, телекоммуникации уже перешли на оптическую проводку, а в иных отраслях хозяйства уже не было потребителей, хоть как-то заинтересованных в такой продукции. Хотя и в оправдание таких «предприимчивых бизнесменов» все же следует сказать, что основная часть инвестиций в предприятия по производству волоконно-оптических кабелей представляла собой инвестиции либо кредитного происхождения, либо такого рода вложения, для которых источником фондирования выступала продажа ценных бумаг. В этом случае, что очевидно, система и показала себя вряд ли предусмотрительной, но и, здесь же, и достаточно мобильной - в короткий срок ей удалось обеспечить мобилизацию средств на строительство предприятий, отработавших на полную мощность, увы, лишь непродолжительный период времени.

Но здесь мы рассуждаем об инвестиционном спросе, а что происходит в случае поиска денег на жизненные нужды теперь уже частным заемщиком? Самое удивительное, что здесь банки обращаются к разработке различных схем и стратегий, позволяющих удовлетворение кредитного спроса и со стороны далеко не благонадежного заемщика. Первое, что здесь следует вспомнить - причину кризиса 2008 года, знаменитые деривативы, как раз и разработанные с целью решения проблемы недостаточно надежных заемщиков за счет «распыления риска» от размещения займов, предлагаемых данной категории лиц. Кроме того, в банковской сфере США теперь, что явно вызывает удивление, действует и механизм прощения мелкого долга, просто подлежащего списанию в случае признания заемщика «неспособным» к погашению задолженности. То есть банковская система в подобном отношении и ставит перед собой задачу изыскать возможности кредитования и той части населения, что явно ограничена в возможности возврата кредита, чем проявлять заботу о сбережении капитала.

Все тот же кризис 2008 года и следует признать показательным и в отношении мер государственного регулирования, принятых с целью мотивировать владельцев свободной ликвидности на размещение принадлежащих им средств в свободных формах вложения. Во-первых, хотя развитие ситуации напрямую и предвещало масштабный банковский крах, реально все ограничилось закрытием только небольшого числа относительно некрупных банковских учреждений. Более того, терпевшей бедствие банковской системе была оказана помощь со стороны государства, причем подобная практика характеризовала положение не в одних США, но и в ряде других стран, а уже начавшие путь на дно отдельные крупные банки и были обращены объектами санирующего поглощения другими более устойчивыми кредитными институтами. Более того, в начавшую испытывать кризис экономику государство поспешило влить и весьма существенный объем ликвидности, а также взяло на себя и функцию участника рынка ценных бумаг в роли покупателя обязательств компаний и банков. Государство при этом занялось еще и стабилизацией рынка труда и зависящего от последнего потребительского рынка, прибегнув в подобном отношении, в том числе, к мерам в виде приобретения в казенную руку значимых для макроэкономики компаний, уже пребывавших в состоянии банкротства. Весь комплекс подобного рода мер и следует понимать мерами, направленными на достижение такой существенной цели, как острая необходимость избежания бегства инвесторов с рынка капиталов и ценных бумаг частных компаний.

Конечно, к изображенной здесь картине не более чем одной из множества кризисных ситуаций и следует добавить факт существования специфического сервиса по управлению инвестициями - инвестиционных и хеджинговых фондов. Собственно подобное положение и следует признать исключающим иное понимание, кроме как признание положением, при котором владельца свободной ликвидности в некотором отношении чуть ли не ставят перед фактом неизбежного помещения находящихся в его распоряжении свободных средств в некоторую выбираемую им инвестиционную программу. Отсюда подобную картину и следует понимать своего рода картиной фактической «стерилизации» денежного рынка от избытка ликвидности - владельцы свободных средств теми или иными способами, но на деле именно принуждаются к инвестированию, когда финансовые резервы банков непременно и предполагают помещение в некоторые формы помещения денег как бы «одного помещения ради». Другими словами, свободная ликвидность как бы «вытесняется» из всех форм ее несвязанного состояния и, более того, и в определенном отношении «вымывается» из объема ресурсов финансовых институтов. Конечно, сложно определить, что же следует определять причиной такой «динамики» - или избыточные доходы бережливой части населения или - некоторую пусть и спонтанную «оптимизацию», предполагающую деление общества на бережливую и не бережливую часть. Однако в целом действие каналов перекачки ликвидности из кармана тезавратора в распоряжение своего рода «энергичного» инвестора непременно и позволяет определение в значении очевидно «существенной» структуры современной экономики.

Огл. Заключение

Конечно, настоящее эссе определенно не преследует цели объявления источниками экономической динамики непременно некоторой отдельной группы специфик, когда одно лишь суммарное влияние определяемых такими спецификами факторов и следует определять в качестве источника реальной динамики. Экономика явным образом не позволяет «ускорения» лишь способом спроса на нечто остро востребованное, если уже в некотором другом месте подобная тенденция не находит и подкрепления в виде снижения уровня издержек в менее динамичных отраслях экономики. Точно так же развитие экономики неизбежно замедляет свой бег в отсутствие подкрепления тех же высоколиквидного или необычно дешевого предложения ищущей помещения ликвидности или оно также может испытывать сдерживание еще и со стороны недостаточной эффективности каналов, буквально «высасывающих» ликвидность из «туго набитого» кармана тезавратора.

04.2016 г.

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru