раздел «Цели развития»

Эссе раздела


Экономика: проблема приложения к ее практике критерия «развитости»


 

Современная экономика: принцип билинейности


 

Антикапитализм


 

Мультипликативность играющая роль универсологического начала экономики


 

Феномен производства


 

Проблема «ресурса емкости» внутреннего рынка


 

Будущее экономики, предсказанное в 2009 году


 

Экономическая функция эмиссии стоимости


 

Деньги в их превращении из предмета в категорию


 

Арбитражная составляющая цены и проблема ее легитимности


 

«Сцилла и Харибда» советской экономики: между «гонялись» и «лежало»


 

«Монетарная история» советской экономики и крах CCCP


 

Четыре кита экономической динамики


 

Экономика в зеркале экономической метафоры


 

Схема и концепция «Общая схема эволюции состояний товара»


 

Сущность феномена «фирменная марка» (бренд): к онтологии маркетинга


 

Деньги в их превращении из предмета в категорию

Шухов А.

Поводом для настоящего эссе и следует признать публикацию газеты «Ведомости» на злободневную тему «обналичивания» части выручки, поступающей на счета в безналичной форме, а по существу - на тему вывода поступлений из-под налогообложения посредством обращения в наличную форму. Тогда если и придерживаться отличающего нас понимания, то природой подобной возможности и следует понимать обстоятельство практического отсутствия в наше время каких-либо эффективных методов контроля денежного обращения. Если, рано или поздно, но общество дозреет и до мысли избавиться от проблемы «серой» или «теневой» экономики, собственно и построенной на возможности увода дохода из-под обложения посредством наличного расчета, то ему не уклониться и от такой меры, как преобразование природы денег из условности «предмета» теперь уже в типологическую форму «категории».

Но и настоящее рассмотрение предмета предлагаемой нами меры все же следует предварить и формулировкой ряда общих соображений. Развитие современных социальных институтов обнаруживает и такой характерный вектор, чем и следует понимать тяготение к условно «возрастанию фрактальности» социальных институций. То есть всякое совершаемое теперь продвижение социального развития непременно и предполагает ту большую подробность социальной регламентации, что также находит параллель и в показателе уровня специализации тех или иных форм деятельности. Хотя также здесь не помешает и исключение предположения о полной невозможности такого варианта развития, когда линеаризация определенных элементов определенно будет предполагать и обращение нарастанием фрактальности других элементов. В частности, экономика допускает и такое явление, как утрата неких элементов отраслевой структуры при общем расширении спектра отраслевых направлений, в социальной сфере функция медицинской помощи уже предполагает совмещение с определенными формами социальной поддержки, в технической области - ранее обособленные системы коммуникации предполагают объединение в единый Интернет и т.п. В таком случае притом, что в далеко не однообразном мире социальной действительности некоторые фрактальные области и ожидает устранение, уже в совокупном итоге социальное пространство и обнаруживает тенденцию к явному наращиванию показателя ветвления предметной специализации.

Формулировка подобных предварительных соображений собственно и обеспечит возможность обращения теперь уже к попытке своего рода аналитического «разбиения» того, что на данный момент собственно и позволяет отождествление в качестве универсального предмета «деньги». Но здесь также следует обратить внимание, что и собственно идея подобного разбиения вряд ли принадлежит числу как бы «абсолютно новых» теоретических конструкций, так, подобные принципы, практически отсутствуя в системах свободной экономики, напротив, допускали использование уже во всевозможных «закрытых» формах организации хозяйства. На наш взгляд, безусловной причиной подобного различия и следует признать то обстоятельство, что к построению систем свободной экономики, как правило, и приступают общества, достигшие высокого уровня правовой культуры. И именно в подобных обществах и само собой задача блокирования нежелательных явлений в пространстве экономической деятельности скорее и предполагает признание в качестве функции равно, что общесоциальных, равно что - и специфических правовых институтов. Однако, несмотря на успешность подобного рода контроля, на практике он все же и обращается неизбежно громоздкой системой надзора за функционированием экономики, когда предлагаемая нами схема, как мы надеемся, все же будет предполагать признание куда более рациональным решением, в том числе, по нашему предположению, и для систем «свободной» экономики.

Итак, предлагаемая нами идея уже определенно не позволяет ее отождествления как «новой» - подобная практика отмечала собой еще и функционирование «социалистической» экономики CCCP, выделявшей некие формы «целевого» финансирования и исключавшей перемещение отпущенных средств из одной статьи баланса предприятия в любую другую статью. Однако в то время, если и рассматривать тогдашние реалии с условных «теоретических» позиций, собственно деньги представляли собой как бы «не вполне» деньги, суммы на счетах предприятий в банках, что представляли собой «рабочий инструмент» безналичного денежного оборота, могли обслуживать исключительно «расчеты предприятий». Иными словами, подобные условные «деньги» не знали никакой прямой обратимости в те или иные формы «свободного» (наличного) капитала. Наличные же денежные средства в тот период ограничивал особый правовой статус средства осуществления платежей исключительно физическими лицами притом, что существенные суммы наличных средств могли в то время находиться исключительно в руках «дельцов теневой экономики». Сейчас, когда российское общество уже вкусило экономической свободы, и в существующей достаточно развитой финансовой системе и на деньги теперь уже возложена и функция универсального платежного средства, именно это обстоятельство и создает возможности для порождения идей всевозможных методов вывода поступлений из-под фискального контроля. Если, в таком случае, общество и вознамерится всерьез задуматься о возможности решения подобной проблемы, то ему, в нашем понимании, и следует поразмыслить над возможностью лишения свойства универсальности и современных платежных средств - здесь, по существу, и следует признать невозможными какие-либо иные варианты. Более того, подобное же решение следует признать и практически единственно возможным, поскольку только оно и предполагает согласование с как таковой единственно рациональной для современной практики ведения хозяйства схемой «свободного рынка». Таким образом, наше понимание собственно возможности более плотного контроля денежного оборота в условиях свободного рынка и предполагает возможность лишь одного варианта подобного решения, а именно идеи превращения денег из предмета в категорию.

Тогда что же именно и будет позволять признание теперь уже перспективой практической реализации подобной меры? В части собственно реальности подобного проекта и следует признать существенным понимание того обстоятельства, что в современных условиях любые средства, поступающие на расчетный счет предприятия, непременно и предполагают полную свободу использования - от размещения в те или иные формы помещения и вплоть и до использования в целях оплаты любого рода затрат. Именно подобную свободу и следует рассматривать как важнейшее начало собственно возможности криминальной трансформации безналичного денежного ресурса в свободную наличность. То есть совершение расчетной операции в настоящее время ни в одном отношении не сопряжено с фиксацией природы конкретной транзакции, что и позволяет «перечисление средств фирме-однодневке», далее легко заказывающей в действующем с ней по сговору банке и необходимый объем наличности.

Хотя предлагаемый далее рецепт и не позволяет признание универсальным, но, тем не менее, что именно и следует признать собственно «основой» подобной идеи? Ответ на этом вопрос мы и позволим себе предложить все же несколько ниже, а вначале и обратимся к попытке развернуть панораму непосредственно предлагаемого нами порядка.

Банк в случае введения предлагаемых нами правил тогда и следует обязать при ведении компанией безналичных операций к открытию в рамках единого счета и трех следующих разновидностей субсчета, положим - А, Б и В. Каждый из подобных видов субсчета тогда и следует понимать соответствующим определенному функциональному предназначению используемых денег. Предназначением счета А и следует понимать лишь платежи компании за приобретаемые товары и услуги, счета Б - только получение средств за проданные товары и оказанные услуги, счета В - хранение неиспользуемых сумм основного капитала, прием новых вложений и выплату дохода владельцам собственности. Тем субсчетом, с которого и возможна оплата любых текущих расходов, включая и выплату заработной платы, и следует определить счет А. Соответственно и функцию счетов для хранения имеющихся средств и будут выполнять исключительно счета Б и В. Если же определенная часть поступающей на счет Б выручки уже будет предполагать обращение в доход, то подобная операция непременно и будет исключать совершение в обход порядка, предполагающего и выполнение определенных процедур. То есть на банк одним лишь действием подобных правил расчетов и будет возложена обязанность контроля выполнения плательщиком требований некоего обязательного порядка, при котором обращение выручки в доход может иметь место лишь при условии и выплаты налога на прибыль. Точно так же, но уже по другим правилам, банк будет наделен и обязанностью контроля порядка использования плательщиком основного капитала компании на ведение текущей деятельности.

При этом следует пояснить, что предложенная нами схема - это никакая не идея нечто «строгого административного регламента». Следование данной схеме никоим образом не следует понимать перечеркивающим полную свободу предприятия в распоряжении принадлежащими ему средствами. Напротив, ее смысл именно и следует видеть в улучшении возможностей контроля уже за цепочками платежей по национальной экономике в целом. Так, если одним из звеньев подобной цепочки и обращается контрагент, именно и занятый деятельностью по криминальной конверсии капитала из одного задаваемого подобной системой формата в другой, то и вся цепочка будет попадать под подозрение в части вероятного использования в значении криминальной схемы «ухода от налогов». То есть предметом данного предложения и следует видеть вовсе не построение нечто «более детальной» регламентации, но именно идею улучшения и совершенствования методов контроля.

Конечно, денежное обращение вряд ли позволит признание тем или иным простым или, иногда даже, «строго последовательным» процессом. Оно непременно принимает форму сложного процесса и потому и предлагаемую здесь идею также следует увязать еще и с реальностью таких форм платежного оборота, как кредитный и вексельный виды оборота. Тогда какие же именно изменения и будут ожидать данные виды финансовых операций при введении предлагаемого нами порядка?

Кредит в подобном случае и следует характеризовать как некую специфическую форму дохода. Производимый заемщиком возврат полученного кредита тогда и следует определять как получение им в собственность имущества, уже ранее купленного на полученные в кредит средства (если кредит не выплачивается, то имущество в статусе залога переходит в собственность банка), то есть на некие ранее отсутствовавшие у него средства. Видимо, кредит, если его выплата происходит из выручки, из тех средств, которые мы обозначили как хранящиеся именно на счету Б, следует облагать подоходным налогом по специальной схеме, например, требовать выплаты половины удерживаемой в виде налога суммы в момент получения кредита, и половины - при текущих выплатах. Напротив, теперь уже возврат кредита за счет сумм, помещаемых на счет В не следует облагать каким-либо налогом.

При этом также следует допускать и возможность фиксации суммы изначальных вложений и соответственно позволять и ее безналоговый вывод из оборотных средств в основной капитал, естественно, лишь в размере подобной суммы.

Банку же в подобной системе и следует исполнять функцию инстанции, контролирующей, на уровне первичного процесса, правильность перемещения денег между видами счетов и обязательность выплаты налоговых платежей, собственно и обуславливаемых совершением подобных транзакций.

В связи с предлагаемой здесь схемой, естественно, следует предполагать и возможность решения проблемы кредитов, выдаваемых на временное пополнение оборотных средств и не приводящих к остаточному пополнению основного капитала предприятия. Такие кредиты, естественно, невозможно рассматривать в качестве дохода и они должны получить соответствующий статус, к примеру, неких «подоборотных» кредитов, и рассматриваться на положении, например, нечто «временного внешнего пополнения счета Б». Соответственно, непременной особенностью подобной системы также следует понимать и характерную невозможность выдачи в той или иной форме «обезличенного» кредита, что теперь уже в любом случае обязательно и потребует наделения определенным статусом.

04.2012 -04.2017 г.

Литература

1. Кейнс, Дж. М., «Избранные произведения», М.: «Экономика», 1993
2. Смит, Барри, «Джон Сёрл: от речевого действия к социальной действительности», 2003
3. Шухов, А., Экономическая функция эмиссии стоимости, 2003
4. Шухов, А., Экономика: проблема приложения к ее практике критерия "развитости", 2008
5. Шухов, А., Антикапитализм, 2008

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru