монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Основания ценимости


 

Фактор уровня жизни («уклад»)


 

Конкретные комбинации «ритуалов и ресурсов»


 

Осознание воспроизводства ресурсов как «работы»


 

Обретение функцией «обратного» влияния формы фактора


 

«Титул» – простой инструмент закрепления неравенства


 

Поиск «социальной эффективности»


 

Переход к формату «средство обратного влияния» и зачатки накопления


 

«Персональный» формат собственности


 

Формат «оплачиваемой» деятельности


 

Рациональная концепция ситуации «достатка»


 

Инициативная форма индивидуальной активности


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 1. Параграф - Поиск «социальной эффективности»

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Треугольник стабильности)


Последовательный «ряд» нашего рассмотрения теперь уже вряд ли требует доказательства справедливости утверждения, указывающего, что выход простейшего общества на следующий этап его хозяйственного развития происходит в рамках той ведущейся подобным обществом практической деятельности, что помимо прямого хозяйственного результата, обращается и совершенствованием рационального понимания социальной действительности. Некий смысл, важный именно процессу синтеза подобного рода идей общественного сознания, будет отличать тогда принцип отождествления с течением жизни еще и социально показательной периодизации (голодный год, хлебородный год). А далее подобное понимание, уже от первоначального достаточно упрощенного видения экономических реалий способно дорастать и до овладения и той интерпретацией «исторического сюжета», что уже и строится посредством игрового соизмерения ситуаций «вызова» и «ответа». Именно подобную картину и позволяют проследить материалы известных легенд антропоморфного пантеизма, в основном воплощенных в историях заговоров и интриг составляющих примитивный пантеон божеств. Кроме того, и непосредственно стремление к формированию осознанного отношения к качеству благополучия обусловит осознание и потребности в понимании, а потом и формировании идей квантификации образуемого на основе собранного объема ресурсов потенциала. Если же, далее, человеком овладевает уже неудовлетворенность собственными же простыми представлениями о достаточности объема ресурса, и мысль приводит его к оценке и собственных возможностей, то именно подобная осознанность и порождает тогда протоэкономику как форму использования в личных целях уже социальных инструментов. Здесь уже непосредственно социальный порядок будет подразумевать его осознание на положении особого рода реальности. И данное осознание и найдет выражение в выделении сферы хозяйственных отношений в виде особого представления о соответствующем «обособленном» порядке социальной организации.

Обретение примитивным сознанием понимания той специфики социальной действительности, к которой теперь мы применяем понятие «макроэкономика», не следует видеть простым появлением идеи бессмысленной или, положим, иррационально (мифологически, в частности) предопределенной области деятельности. Примитивное понимание раскрывает перед собой картину экономической, а, в предметном смысле, и трудовой деятельности собственно потому, что функция труда приобретает в сознании человека смысл источника конкретно необходимых ему благ.

В функциональном же отношении максимальный эффект понимание хозяйственной практики как особой сферы деятельности приносит в силу его важности для извлечения уже следующей идеи, объясняющей большую стабильность общественной системы большим разнообразием нечто «титульных» занятий, определяемым и большим разнообразием спектра интересов общества. Собственно это не более чем представление о выгодности диверсификации ресурсов в условиях непостоянства их поступления, сочетания, в простейшем случае, «полеводства и животноводства». В характерной же именно нашему анализу системе понятий подобная специфика в качестве именно источника определенных социальных последствий допускает такое ее выражение: добавление новой специализации труда с социальных позиций выгоднее тривиального наращивания объема результатов труда. Адекватность подобного представления и в отношении пока еще примитивного общества мы позволим себе объяснить тем, что многопрофильная структура хозяйства в большей мере поддерживает стабильность социума, нежели, например, позволяет обеспечивать подобную стабильность элементарный «объемный» (как, в частности, в экономике монокультуры, например, в нефтедобывающих странах) рост. Более широкий спектр общественных интересов явно пополняет социальное развитие большим числом значимых факторов, что, например, хотя бы позволяет замещение утрачиваемой возможности той или иной из имеющегося наличия.

В известной степени достаточно активный процесс освоения в некоторой системе хозяйства новых сфер деятельности и обуславливает придание подобной системе и более развитой институциональной организации, что, в частности, и выражается в отделении ремесленных специальностей от аграрных. Результат же подобного развития определяет, главным образом, конкретные тенденции развития того или иного общества, и их восприятие членами данного общества способно принимать любую возможную окраску, причем существенное влияние на эмоциональную составляющую отношения к хозяйственному развитию оказывает обременение большинства общества все новыми приносимыми им ограничениями. Для описываемых нами примитивных систем важно, что подобные ограничения определяются там еще не конъюнктурой, но тенденцией все большей и большей регламентации поведения. Стремление к преодолению подобного отторжения и обуславливает такое явление, как «маскировка» новых форм деятельности, когда последним искусственно придается вид прежних, например, пастушеская деятельность приравнивается к охотничьей, кузнечное дело рассматривается как разновидность жречества и т.п. Альтернатива прямой идентификации новации именно как некоторого нового социального содержания – это представление новшества на положении не более чем локального изменения, происходящего именно «внутри» отдельной формы деятельности. Сознание человека, обретая «имитирующий» способ понимания, осознает жизнь наделенной своего рода «раздельным течением» в определенных сферах интереса, - и профессионального, и - житейского, – и любое новое содержание поступков уже находит в подобном сознании его непременное предметное выражение – или оно олицетворяет новый способ труда, или – новацию в области уклада жизни.

Следующий параграф: Переход к формату «средство обратного влияния» и зачатки накопления

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru