Странная цивилизация

§13. Миф о мыслящем человеке.
Характер мышления и облик цивилизации

Цаплин В.С.

Содержание

Наша мнимая цивилизация только утонченное варварство

Пьер Клод Виктуар Буаст(1765 - 1824)

Необходимо отличать природную разумность, свойственную подавляющему большинству людей, от полноценного мышления, которого пока достигают лишь немногие, и, в массовом масштабе, оно может быть только сознательно сформировано. Пока, следуя многовековой традиции, развитие мышления выливается в запоминание хаотического нагромождения понятий, причем многие из них «впечатываются» в сознание в детстве. А образование традиционно сводится к просвещению и профессионализации, т.е. только к запоминанию стереотипов - в школе, в колледже, в университете. Действительное образование должно быть основано на рациональных представлениях, внутренне связанном и многостороннем мышлении, критическом восприятии стереотипов, способности к глубокому абстрагированию. Именно характер мышления определяет облик цивилизации.

Рассматриваются три сценария развития цивилизации: Эволюционный (существующая), Антиутопический и Интеллектуальный. Прогрессивным является только третий сценарий, предполагающий разрешение существующих противоречий и гармоничное, стабильное развитие в результате массового воспитания полноценного мышления.

Огл. РАЗУМНОСТЬ И МЫШЛЕНИЕ

Как отмечалось выше, численность человечества и взаимозависимость людей, немыслимые ранее, стремительно увеличиваются. Усложняются отношения между народами и странами, масштабы вмешательства в природные процессы, уровень науки, технологии, связи, протяженность и количество коммуникаций и т.д. Уже это разнообразие требует продуманного выбора, выхода за те стереотипы мышления, к которым человек привык, и изменения ценностных категорий, внушаемых с детства. Более того, осмысленный выбор и обоснованные решения требуют, подчас, понимания немифологизированной картины жизни на Земле и становления цивилизации. Поэтому умение думать для ориентировки в резко усложнившихся условиях, стало насущно необходимым массовому человеку, а сообщаемые факты должны стать только достоверными и объективными. А та масса сведений-стереотипов - политических, экономических, социологических, психологических, профессиональных и т.д., которые полагаются первостепенными, имеющими непреходящее значение в жизни и которыми пока, буквально, набивается сознание, на самом деле, часто оказываются несущественными, односторонними, меняющимися или иррациональными.

В необходимости отказаться от жестко стереотипного мышления убеждает и то, что каждая из локальных или глобальных попыток апеллировать к разуму и меры по гармонизации общественной жизни приводят либо к отрицательному результату, либо вообще не дают положительного результата, либо дают несоизмеримо малый, по сравнению с вложениями, результат, либо улучшает положение в одном месте, но неизбежно ухудшает в другом. Часто и сами меры непродуманны, стереотипны и архаичны. Более того, применение стереотипных оценок и критериев, вытекающих из простой разумности, делает возникающие противоречия катастрофическими и бескровно их смягчить не удается. В этом убеждает практика повседневной жизни, рост и масштабы конфликтов и тупиковое состояние, к которому пришла цивилизация. И хотя человечество в целом пребывает в относительном равновесии, но это неустойчивое равновесие, потому что манипулирование сознанием и противоречия между нерациональными поступками и быстро возрастающей социальностью могут закончиться лавинообразным скатыванием в пропасть самоуничтожения. Эту опасность отмечает, например, Александр Зиновьев в статье «Прогресс одурачивания» (2004), где он пишет, что …гипотеза гибели человечества вследствие собственной глупости и самообмана приобретает все более серьезные основания.

Нарастание противоречий является не столько следствием чьих-то ошибок, сколько представляет собой неизбежный результат существующего стиля мышления. Поэтому не стоит удивляться, что люди (обладающие, казалось бы, разумом!), сплошь и рядом не могут договориться друг с другом, несмотря на то, что в мире НЕТ НИ ОДНОЙ общественной проблемы, которую нельзя было бы разрешить просто путем договора, соглашения или другого доступного и бескровного метода, на основе общих рациональных критериев, целесообразности, справедливости, альтруизма и гуманизма! Речь не идет о поиске компромисса, который всегда временен, потому что представляет собой разновидность череды вынужденных уступок и взаимного давления, т.е. своеобразной «холодной войны», а о неспособности к пониманию в буквальном смысле, из-за стереотипности и иррациональности многих взглядов и преобладания животно-эгоистических устремлений, порождая, в конце концов, наблюдаемую в мире ситуацию[1]. Способность к пониманию придет только с распространением полноценного мышления, которое характеризуется не столько просвещенностью, сколько рациональным отношением к миру, непредвзятым анализом причин складывающихся ситуаций, критическим отношением к стереотипам мышения и поведения, способностью строить сложные ассоциативные связи, абстрагированию и пониманием, что творчество, альтруизм и светский гуманизм должны быть ведущими. Очевидно, что эти качества явно избыточны с точки зрения «цели» разумности, поэтому они могут быть сформированы только сознательно после рождения, либо изредка развиваются у человека непреднамеренно в результате случайного стечения обстоятельств. И пока большинство составляют люди со стереотипичным и неразвитым мышлением, все попытки радикально улучшить положение в мире - бесплодны. Это главная причина продолжающейся иррациональной ситуации на Земле, постоянных конфликтов и несправедливостей. Поэтому очевидно, что никакое совершенствование вооружений, наращивание производства, перераспределение материальных благ, технологические усовершенствования и изобретения или естественнонаучные открытия изменить ситуацию не смогут[2]. Понять это способны далеко не все, хотя состояние неопределенной и непреходящей тревоги за себя и будущее своих близких, даже на фоне кажущегося благополучия, очень распространено.

Временным выходом стали бы меры, которые вряд ли смогут рассчитывть на популярность, хотя они и необходимы. Должно было бы придти понимание, что нежелание (или невозможность) удовлетворить уровню полноценного мышления должно означать ограничение общественных прав для поддержания и так шаткой стабильности. Это поможет противодействовать БЕЗмыслию и поступкам из него вытекающим, а не является борьбой с ИНАКОмыслием или дискриминацией. Тем более, что именно характер мышления, в конечном счете, определяет облик цивилизации.

Пока «естественным» образом до уровня полноценного мышления удается подняться ничтожной части человечества - менее чем двум-трем процентам людей. С ростом численности человечества абсолютное количество интеллектуалов в мире понемногу растет, но их относительное число по-прежнему остается очень небольшим или даже уменьшается, и изменить складывающуся в мире ситуацию без специальной организации, они, в силу своей малочисленности, не могут.

Мышление подавляющего большинства людей остается на примитивном уровне и их поступками руководят только мифы, предрассудки, стереотипы поведения, мышления и моды, или мотивы, вытекающие из природных инстинктов. И таких людей более трех четвертей населения Земли. Вывод очевиден: надо воспитывать мышление, но это самостоятельная, внутренне противоречивая, ни разу не опробованная и поэтому труднейшая задача.

Пока ни рациональность мышления, ни привитие стремления к овладению не утилитарными знаниями о природе и обществе, ни соображения о целесообразности следования принципам всеобщей справедливости, нравственности и гуманизма, ни поощрение желания реализовать свои жизненные и профессиональные наклонности, в необходимый перечень существующих требований к воспитанию не входят. Люди по старинке продолжают воспитывать свое потомство так, чтобы оно лучше устроилось в жизни, руководствуясь стереотипными критериями. До сих пор благоприятными и достаточными считаются условия, когда новорожденному обеспечена крыша над головой, не грозят голод, холод, живы и здоровы родители и т.п. А если ребенок растет и воспитывается в государственном учреждении, то благом считается, если няни и воспитатели окажутся просто добрыми, честными и заботливыми людьми. Но это не более, чем элементарные условия физического выживания[3], скорее похожие на создание благоприятной обстановки для домашнего животного. У «массы» нет стимула, способности и времени на понимание «всяких тонкостей» - ей приходится бороться за выживание, а потребность в не утилитарном мышлении легко замещается набором незамысловатых мифов и стереотипов. Практически единственными примерами направленного формирования мышления в мире остается воспитание ненависти, аристократического или религиозного мышления, т.е. как раз того, что прямо противоположно рациональному мышлению![4]

Поэтому не стоит удивляться тому, что выросшие дети редко превышают уровень разумности родителей и «наступают на те же грабли истории», что и их предки. Тем более, что природной, т.е. наследуемой потребности в умении выходить за эти пределы не было, нет и не будет, как не было «потребности» и в самой цивилизации. Поэтому, без целенаправленного развития полноценного мышления люди во все эпохи оставались всего лишь выдрессированными, наделенными сознанием животными, а мир конфликтным. Проходили столетия, но эволюционные изменения в развитии массовой разумности происходят чрезвычайно медленно, если вообще происходят, все больше отставая от общественных форм жизни и порождая тем самым глобальные противоречия и диспропорции.

Формированию полноценного мышления препятствует, и ложное убеждение, что мышлением и способностью думать люди УЖЕ наделены от рождения и эти черты вообще не надо специально формировать, потому что «разумность и мышление - это фактически одно и то же». На самом деле все обстоит во много раз сложнее. Сама разумность, как указывалось, действительно, заложена природой, да и то лишь как потенциальная способность человеческого мозга. В течение жизни разумность успевает лишь незначительно превысить природные пределы, развиваясь стихийно, под влиянием всей (случайной!) информации, поступающей через глаза, уши, кожу и т.д., от всех окружающих людей, от всего доступного восприятию мира: родители, родственники, знакомые, ровесники, приятели, книги, картинки, радио, телевидение, интернет, сказочные, исторические, литературные и кино герои, воспитатели, учителя, научные, политические, экономические и спортивные авторитеты и т.д. Поэтому сознанию остается довольствоваться набором случайных фактов и явлений или их пристрастной выборкой и можно только гадать, что произведет на ребенка наиболее сильное впечатление, что отложится в его сознании, из чего он извлечет для себя урок, к чему останется равнодушным…

Кроме того, ошибочно полагают, что для завершения формирования мышления достаточно окончить с хорошими оценками обычную школу, затем среднее учебное заведение или получить диплом по какой-нибудь специальности, т.е. в массовом порядке проблему можно будет решить распространением грамотности, просвещения и профессиональной подготовки. На самом деле просвещение или профессионализация лишь способствует процессу формирования мышления, но главное их назначение - обеспечить физическое выживание или «приспособить человека к делу», способному его прокормить, как было указано выше.

Сложность заключается и в том, что проблема напоминает «заколдованный круг», когда есть насущная необходимость в создании системы для формирования мышления, но она уже должна включать сформированное мышление!

К этим выводам было невозможно придти на предшествующих этапах развития человечества, и все воспитание мышления замещалось сообщением некоторой суммы необходимых фактов действительности и конкретных умений, овладение которыми стимулировалось природными инстинктами. Причем сами стимулы не надо было воспитывать - они природно обусловлены, воспитывались цивилизованные формы удовлетворения желаний, стимулируемых инстинктами. Если бы не представления о допустимых способах удовлетворения желаний, совместная жизнь была бы вообще невозможной и существование цивилизации даже в таком нелепом виде как ныне, было бы невозможно. Воспитание сексуального поведения также сводилось к необходимости самоограничения и самоконтроля. Приемы выживания и удовлетворения инстинктов, выходящие за общепринятые границы, осуждались общественной моралью или рассматривались как мошенничество, воровство и насилие, влекущие активное противодействие общества[5].

Введение начального и общего обучения понадобилось для ориентировки в сплетениях жизни и повышения конкурентоспособности, а некоторые виды деятельности потребовали специальных навыков и специального обучения: профессионального, среднего или высшего образования. Но их цель - дать ремесло, которое может обеспечить цивилизованный способ зарабатывания еды, жилья и «нормальной» личной жизни. Ничего более. Т.е. фактически, воспитание и «образование» сводится к дрессировке навыков, воображения и эмоций, часто принимающих изощренные или извращенные формы, но не интеллекта.

Разумеется, можно и оставить процесс становления разума на начальных стадиях формирования мышления, довольствуясь тем, что все люди, кроме интеллектуальной элиты, останутся смышлеными и обученными роботами. Так до сих пор и происходило, хотя умысла, скорее всего, в этом не было и нет. Во всяком случае - пока. Но то, что этой ситуацией пользуются политики и предприниматели, невольно обостряя противоречия - несомненно.

Огл. СТЕРЕОТИПИЧНОЕ, АЛГОРИТМИЗИРОВАННОЕ И ПОЛНОЦЕННОЕ МЫШЛЕНИЕ

Мышление большинства людей за время существования цивилизации не изменилось. Как и в предыдущие эпохи, оно ограничено трафаретами, неизменяемыми матрицами, стандартными последовательностями, схемами ситуаций и событий, т.е. стереотипами. Такое мышление можно назвать стереотипичным. Человек редко выходит за эти пределы, изобретая что-то принципиально новое, и его отношение к событиям и явлениям остается основанным на инстинктах, догмах, предрассудках и эгоистической целесообразности. Людьми со стереотипичным мышлением легко манипулировать, используя уже существующие в мозгу трафареты мышления. Особенно широко этим пользуются разные политики, политаналитики, политтехнологи, журналисты, …псхологи и психотерапевты! Будучи естественным, стереотипичный стиль мышления неосознанно усиливается с момента пробуждения сознания соответствующим воспитанием. В детстве внушенных стереотипов относительно немного и они достаточно просты, а у взрослых - их количество и внутрення сложность может стать очень большой. Это называют общей образованностью, но принципиально ситуацию не меняет.

Вообще говоря, мышление в принципе стереотипично и если бы оно не было таковым, то само мышление и быстрый обмен информацией между людьми был бы крайне проблематичным, если вообще возможным. Мышление стереотипами напоминает шахматную партию любителей, в которой ходы делаются не только по определенным жестким правилам, но и разыгрываются известные комбинации с небольшими отклонениями. У игроков отсутствует способность изобрести что-то новое и не появляется мысль отступить от трафарета. Гросмейстеры помнят гораздо большее количество комбинаций и способны то и дело отступать от трафарета и придумывать что-то свое, никем ранее не использовавшееся, но все равно в рамках правил и из очень большого, но ограниченного количества вариантов. Поэтому дело не в существовании стереотипов, их многообразии и внутренней сложности, а в некритичности отношения к раз и навсегда принятым понятиям и мотивам поведения, в правомерности и единственности которых у большинства людей даже не возникает сомнения.

Стереотипичность, ускоряя процесс мышления и скорость общения, распространяется и на фундаментальные представления - организацию общества и его институтов - которые в глазах многих людей приобретают статус абсолютных ценностей. Человек привыкает думать, что общество, в котором он живет, и его формы - это результат продуманной работы и выбора, хотя на самом деле они достаточно случайны и хаотичны. Стереотипичное мышление иногда характеризуется некоторой размытостью, нерезкостью границ используемых стереотипов. Это проявляется в декларации терпимости (терпимости, как таковой нет, но деклараций сколько угодно!) к существованию разных стереотипов, которые называют «различными мнениями», но не задается вопрос о их рациональности и соответствии обыкновенному здравомыслию и логике. Если все же такие вопросы возникают, то сомнения в истинности стереотипов интерпретируются, как ересь, свободомыслие, инакомыслие, попытку нарушить привычное равновесие, но, во всяком случае, терпимость к ним даже не декларируется! Люди - носители подобных взглядов либо уничтожаются под каким-нибудь предлогом, либо изолируются, либо подвергаются остракизму.

Если одни и те же (по сути) стереотипы разных людей приходят в столкновение с их эгоистическими интересами, догмами или природными инстинктами, то они порождают вражду между людьми, преодолеть которую можно только либо выходом за стереотипы мышления и критическим отношением к ним (но именно это-то сделать люди не могут, в силу уже сформированной жесткой стереотипичности своего мышления!), либо, как это обычно и происхордит, противоречия накапливаются, приводя к силовому навязыванию своих стереотипов.

Стереотипичность мышления слабо зависит от грамотности, просвещенности, профессионализации и знания «хороших манер». Поэтому она относится не только к малограмотным и низко квалифицированным слоям населения, но в не меньшей степени к так называемому «образованному» классу, политическому истэблишменту, руководящему составу и специалистам всех уровней художественных, гуманитарных и технических организаций.

Предельным состоянием Стереотипического мышления, является Алгоритмизированное мышление, которое характеризуется считаным числом трафаретов, схем и матриц мышления - жестких стереотипов, разнообразие которых не допускается. Но, главное, эти стереотипы превращаются в программу поведения или отношения к явлениям. Для алгоритмического мышления характерно следование иерархической целесообразности, т.е. убеждению в том, что существующая в обществе система отношений, установленная иерархия и индивидуальные функциии - единственно возможные. Ни о каком критическом мышлении и выходе за рамки жестких стереотипов даже речи не идет. Поведением людей с алгоритмизированным мышлением легко управлять, а не просто манипулировать. Как управляют неодушевленными механизмами, что граничит с перепрограммированием,. Люди, по существу, становятся разумными роботами.

Совершенно противоположно Стереоскопическому и Алгоритмизированному мышлениям - Полноценное мышление. Оно характеризуется условностью стереотипов, легко изменяемыми трафаретами, образцами, схемами и матрицами мышления, и выходом за их границы. Причем, если первые два вида мышления «естественны», то Полноценное мышление можно только направленно сформировать. Полноценное мышление отнюдь не означает апориорного отрицания стереотипов поведения и отношения. Но отличие от стеретипического мышления в том, что стереотипы сначала проходят «чистилище» критического отношения к себе на основе критериев, свойственных полноценному мышлению, и лишь потом могут стать нормой поведения или быть отвергнутыми. Критериями полноценного мышления является альтруистическая и гуманистическая целесообразность, аналитическое и критичское восприятие любых внешних воздействий. В отличие от стереотипичного и алгоритмизированного, полноценное мышление отличается безусловной рациональностью и материалистичностью восприятия мира, способностью строить сложные ассоциативные связи, абстрагированием и пониманием, что творчество, альтруизм и светский гуманизм должны быть ведущими. Заметим, что в понятие «полноценное мышление» также входит понимание (вопреки стереотипам!) таких далеких, казалось бы, от повседневных забот понятий, как естественность возникновения разумной жизни на Земле и случайность появления самой цивилизации, отсутствия цели жизни, как явления природы, тривиальность понятий о добре и зле, морали и гуманизме, терпимости и собственном мнении. Сюда же относится понимание хаотичности истории и случайности социальности человека, и форм, в которых человечество продолжает существовать. Необходимо также понимание, что демократия, предпринимательская экономика, институты власти, понятия нации и религии, национального самоопределения и процветания - или иррациональны в своей сути, или преходящи.

Осталось отметить, что облик человеческой цивилизации принципиально определяться только усредненным результатом поступков, соответствующих решениям, которые принимаются людьми. А решения, которые способны принимать люди, зависят от наиболее распространенного типа мышления. Следовательно, облик цивилизации однозначно определяется типом мышления! Иное предположение - фантастично! Оно подобно предположению, что вспахивают поле для посева, а получается бетонированная взлетная полоса!

Именно стереотипичность мышления и определила облик современной цивилизации. Противоречия постоянно приводили к нарушению равновесия и столкновениям разного масштаба, и в наши дни его поддерживать все труднее. Иногда даже раздаются призывы вернуть все назад, к природе и патриархальному быту. Но такой вариант разрешения накопившихся и вновь возникающих противоречий не имеет смысла рассматривать, как невероятный по многим причинам, главная из которых в том, что, как в свое время сказал академик А. Сахаров, человечество не должно искать свое будущее на пути бедности и аскетизма.

Огл. ТРЕТИЙ СЦЕНАРИЙ

Все эти соображения приводят к трем возможным сценариям развития цивилизации, которые проиллюстрированы на прилагаемом ниже графике.

Рис.2 График

Каждая кривая - распределение характерного для некоторой эпохи типа мышления в зависимости от численности людей. Кривые подобны друг другу, но соответствуют разной степени развития массового мышления: стереотипичного, алгоритмизированного и полноценного соответственно. Они однозначно определяют складывающиеся между людьми отношения, оценку и восприятие событий, и, следовательно, облик цивилизации: Эволюционной, Антиутопической и Интеллектуальной. Форма кривых связана с тем, что, вне зависимости от вида наиболее распространенного типа мышления (на графике ~80 %), среди миллиардов людей можно встретить относительно небольшое количество тех, чей уровень мышления существенно выходит за «типичные» границы. Т.е. можно встретить как неординарно мыслящих и гениальных людей (правые ~10%), так и очень ограниченных или умственно отсталых (левые ~10%). Однако даже эти качества мышления будут зависеть от среднего уровня мышления, если не говорить о медицинской патологии. Чем выше средний уровень мышления, тем «гениальнее» гении и тем «умнее» умственно отсталые.

Первый сценарий - Эволюционный (средняя кривая) - соответствует существующей цивилизации. Предпринимаемые шаги по улучшению ситуации, соответствующей стереотипическому стилю мышления, не меняют основные институты, ограничены традиционными мерами в надежде, что они как-нибудь приведут к разрешению противоречий, несмотря на их неэффективность, обострение противоречий, возникновение новых и угрозу неконтролируемого всеобщего столкновения.

Второй сценарий - Антиутопический (нижняя кривая) заключается в разделении общества на немногочисленную правящую интеллектуальную элиту, ориентирующуюся во всех хитросплетениях жизни, и многомиллиардную массу людей-функций, чье мышление четко алгоритмизировано, т.е. их интеллектуальный уровень сознательно низведен до невозможности даже усомниться в правомерности такого деления. Физическое благополучие и примитивность желаний снимет существующие противоречия, а отсутствие сомнений обеспечит равновесие и вся задача сведется к поддержанию стабильности и безопасности такого существования.

Третий сценарий - Интеллектуальная цивилизация (верхняя кривая) предполагает массовое распространение полноценного мышления. Очевидность иррациональности противоречий, накопленных Эволюционной цивилизацией, и методов их разрешения перестанет быть сколько-нибудь серьезной задачей, обеспечив прогрессивное, надежное и устойчивое развитие человечества.

Пока человечество следует Эволюционному сценарию. Материального благополучия достигло всего около 5-10 процентов населения из почти семи миллиардов человек, живущих на Земле. Для «благополучных» нескольких сотен миллионов остается одной из главных проблем поддержание достигнутого уровня, а для большинства - просто физическое выживание. Но, в конце концов, сытым может стать подавляющее число людей, тем более, что развитие производства уже позволяет это сделать и, тем самым, снять многие из противоречий. Однако, это не снимет возможности возникновения новых, не менее острых причин противостояния! То и дело общество сотрясают этнические, религиозные или экономические кризисы, которые сопровождаются тысячами убитых, заметным уменьшением занятости, и большинство продолжает пребывать под прессом угрозы технологической безработицы. Поддержание равновесия обеспечивается только угрозой применения силы. Безопасность существования остается одной из главных забот, поглощая значительные материальные и интеллектуальные ресурсы. Это проявляется в столкновениях между различными группировками вне или внутри самих стран, локальных войнах и терроризме, вызванных очевидными несправедливостями, ксенофобией или основано на предрассудках и ложных стереотипах. Остается опасность всеобщего столкновения или в силу случайности, или потому, что какие-то тенденции не будут вовремя поняты и скомпенсированы, т.к. сложность существующей цивилизационной системы все время увеличивается, становится все труднее контролировать происходящие процессы и не допустить лавинообразного скатывания в катастрофу. О реализации своих природных устремлений речь, фактически, не идет совсем.

Продолжается материальное расслоение человечества, и менее заметное интеллектуальное расслоение, но именно последнее грозит наиболее трагичными последствиями, когда полноценной разумностью будет обладать все меньшая группа людей. Мышление основной части людей все в большей степени будет становиться жестко стереотипным и даже запрограммированным. Это приведет к тому, что подавляющая часть человечества постепенно превратится в сытых и высоко профессионализированных разумных роботов, разрабатывающих или создающих бытовую и высоко технологичную продукцию, или управляющих индустриальным производством, но не способных оперировать абстрактными категориями и ассоциациями вне сферы своей профессиональной деятельности.

Создается впечатление, что современное обучение объективно уже служит именно этой цели! Профессор Парижского университета Пьера и Марии Кюри, доктор физико-математических наук В. С. Доценко пишет о своих студентах: Одна беда - думать они не умеют совершенно. …что-нибудь выучить, запомнить - сколько угодно. А вот думать - никак. …Когда люди, вместо того чтобы думать самим и учить думать своих детей, пытаются в конечном итоге все на свете сводить к алгоритмам и тупым тестам, наступает всеобщее отупение[6]. Ссылаясь на наблюдения одного из своих коллег, В.С.Доценко далее пишет, что современному обществу нужны только хорошие исполнители, а творческих и думающих людей требуется очень мало. Поэтому вся система образования настроена на отбор, выращивание и дрессировку именно хороших исполнителей, а учить думать молодых людей совершенно не нужно… (Их) жизненные претензии, запросы, как личные, так и профессиональные, четко алгоритмированы, и все счастливы и довольны… (Но уж) …лучше пусть будет коррупция, чем кристально честное общество исполнительных роботов-идиотов.

В эту картину вполне вписывается распространение религиозности и развитие только потребительских запросов в материальной сфере, стереотипные формы самореализации, развлечений и проведения досуга, в наибольшей степени соответствующие удовлетворению только природных инстинктов. По инерции это еще выдается за осуществление идеалов свободы, волеизъявления и борьбу против всех видов дискриминации, но их объективная роль заключается в примитивизации претензий и потребностей. Причем многие существующие структуры и основные институты сохраняются и усиливаются. Даже акценты современного детского развития и школьного образования направлены только на воспитание законопослушания, исполнительности, эмоций и овладение определенным узким участком какой-то профессии, без способности к полноценному аналитическому мышлению.

Это итог предшествующих двадцати тысяч лет становления и развития цивилизации в рамках одной и той же системы межчеловеческих отношений и целей. Но в итоге, развитие цивилизации вполне может быть дополнено формами принудительного регулирования численности земного населения и сознательным усилением мер по сохранению описанного состояния. Поэтому нельзя исключить вероятность ситуации, когда единственным способом сохранить относительное равновесие общества в тех же формах будет переход к Антиутопической системе взаимоотношений (нижняя кривая на рисунке), что будет лишь означать, что эта ситуация развита до логического конца. И нет природных причин, чтобы этого не произошло и не продолжалось в дальнейшем в течение тысяч лет, совершенствуясь в деталях, но оставляя систему неизменной.

Антиутопическая система открыто разделит человечество на немногочисленную управляющую интеллектуальную элиту - интеллектуалократию, и основную массу послушных и исполнительных квалифицированных ремесленников. Что-то вроде общества, описанного О.Хаксли в антиутопии ««Прекрасный новый мир». Это обеспечит ликвидацию современных противоречий, будет происходить на фоне всеобщей грамотности и с развитием истинного, но узкого профессионализма, исключив возможные изменения и потрясения. При этом «благополучие» массы ремесленников-профессионалов-роботов совсем не обязательно должно быть ограничено синтетической пищей и скудным бытом - оно вполне может предполагать нормальное питание, свой дом, автомашину, развлечение и регулярный «отдых». Не потребуется изобретать какие-то фантастические устройства слежения или принуждения - достаточно создать такую обстановку, когда все общество будет осуждать и морально преследовать нарушителей такого благополучия и равновесия, превращая их в изгоев общества. При таком «электорате» вполне может процветать и «демократия», без опасения каких-либо принципиальных изменений или потрясений. Жители такого общества будут испытывать удовлетворение от сознания вовлеченности в производственную деятельность, цели которой ее не будут интересовать, и от отсутствия заботы о выживании и равновесии. Гуманизм и альтруизм будет проявляться в осознании, что для сытой жизни не требуется ничего, кроме законопослушания, исполнительности и внешней вежливости. Не надо будет силой «вырывать кусок у соседа» и можно себе позволить терпимо относиться к чужому мнению, потому что на это «мнение» можно не обращать внимания, каким бы оно ни было, лишь бы «сосед не распускал руки» и не нарушал приличий своеволием и непослушанием. В этом будет проявляться и «самореализация», а отсутствие «творчества», кроме узко технического и «поп искусства», не будет никого беспокоить, потому что природные стимулы «творчества» очень примитивны, а представлений о ценности всеобъемлющего, исследовательского и, даже, дерзкого творчества для полноценной жизни не воспитывается, т.е. о них просто ничего не будут знать. Это равновесная форма организации общества, и без крайностей фашизма, большевизма, уничтожения или очевидной дискриминации значительной части населения Земли под каким-то выдуманным предлогом.

Ниоткуда не следует, что такой сценарий развития общества невозможен, но равновесие такого общества не сможет быть устойчивым и безопасным. Хотя массовое мышление людей Антиутопической цивилизации будет сознательно ограничено считанным числом алгоритмов поведения, нельзя исключить не частую, но все же вероятную ситуацию, когда случайное стечение обстоятельств приведет к незапрограммированному развитию полноценного мышления. Реальность такова, что механизмы разумности и формирования мышления остаются совершенно непонятными и не смогут стать полностью контролируемыми без принятия специальных мер. Тогда появление сомнения в гармоничности такой системы и нежелание быть разумным роботом, станет мощнейшим дестабилизирующим фактором: разрушение существующего порядка вещей начинать нужно всегда с того, что сеет сомнение… - говорит герой братьев Стругацких[7].

Действительно, мышление большинства людей в течение жизни остается на уровне простой разумности и методы воспитания, внедряемые в Антиутопическом обществе, могут поддерживать это состояние. Однако появление «желающих странного», т.е. сомневающихся в правомерности происходящего - неизбежно. Не случайно, искоренение сомнения, как главной угрозы стабильности, стало основой сюжета литературных антиутопий. Сомнение уничтожалось анонимной правящей верхушкой специальными мерами: послеродовой селекцией («Мы» Замятина), аскетическим бытом, страхом насилия и непрерывным контролем («1984» Орвела), специальной прививкой («Возвращение со звезд» Лема), всепроницающим излучением («Обитаемый остров» братьев Стругацких) или физическим уничтожением («451 по Фаренгейту» Брэдбери). Что придется изобрести элите Антиутопии, ставшей реальностью - можно только гадать.

Опасность подобного развития событий подтверждается и практической историей: люди «зараженные» сомнением или просто заподозренные в этом «преступлении», физически уничтожались диктаторами в первую очередь, потому что представляли наибольшую угрозу власти и искусственной стабильности. Именно такое общество пытались создать немецкие фашисты, используя массовые предрассудки крови и неполноценности целых народов, объективно такое же общество создавали большевики в бывшем СССР (не путать с коммунистическими идеями!). Но самым коварным путем к такому же обществу является современная Эволюционная Цивилизация, абсолютизирующая принцип свободы частной экономической инициативы, частной собственности, доходящей до анекдота[8], стереотипов мышления, внедряющая коммерциализацию во все стороны жизни, демагогически провозглашающая равноправие людей с совершенно разным уровнем мышления и вводящая систему образования, направленную только на воспитание не рассуждающего законопослушания, подчинения, исполнительности и узкого профессионализма. При таких тенденциях «развития» превращение Эволюционного общества в Антиутопическое вполне вероятно. Во всяком случае, сомнение, интеллектуальный и творческий поиск, стремление реализовать себя вне заданных сфер деятельности и самостоятельность поведения придется вытравлять из голов с рождения, как угрозу всеобщей стабильности, достигнутой «гармонии» примитивных стремлений, власти диктаторов или интеллектуалократов.

АНТИутопическими такие общества были названы не случайно, потому что во имя равновесия или корысти сводили человека до послушного, исполнительного и дрессированного робота, не понимающего своего состояния, и довольствующегося тем, что можно, практически без помех, удовлетворять свои примитивные природные инстинкты.

Третий сценарий - Интеллектуальная цивилизация (верхняя кривая на рисунке). Он также предполагает разрешение противоречий и конфликтов Эволюционной цивилизации, но на пути понимания их иррациональности, искусственности и необязательности всеми жителями Земли в результате воспитания полноценного мышления. В отличие от Антиутопии, которая может наступить «естественными» образом, Интеллектуальная цивилизация может быть только сознательно и направленно построена вопреки существующим тенденциям. Наивно надеяться на «естественное» превращение Эволюционной цивилизации в Интеллектуальную - во всяком случае, в обозримое время и без чудовищных потрясений «по пути». Главной причиной этого является то, что природной является лишь разумность человека, ограниченная «целью» выживания, и в полноценное мышление разумность может быть превращена лишь направленно и только путем сознательного формирования. В редких случаях разумность развивается в полноценное мышление сама, благодаря уникальному стечению жизненных обстоятельств и влияний, и это, скорее, исключение из правила. Но, с другой стороны, наличие таких людей показывает, что это возможно с точки зрения способности мозга, и дело лишь в том, чтобы «уникальное стечение жизненных обстоятельств» сделать обязательным этапом воспитания каждого человека. Цивилизацию, в которой наличие таких людей станет большинством и можно назвать Интеллектуальной.

Именно в силу распространенности полноценного мышления Интеллектуальная цивилизация сможет наиболее безболезненным и оптимальным образом разрешить практически все противоречия, накопленные Эволюционной цивилизацией. Излишне говорить, что Интеллектуальная цивилизация обеспечит стремление к творчеству и исследованиям, как содержанию жизни максимального числа людей, попутно и оптимально решив вопросы выживания, материального благополучия, вовлеченности в индустриальное производство или производство знаний, устойчивую стабильность, альтруизм, гуманизм, безопасность и прогресс.

Нет независимых или объективных критериев, чтобы отдать предпочтение одному из сценариев. Плебисцитом, т.е. «демократически», этот вопрос, явно, не решается. Все три сценария практически реализуемы и отношение к ним зависит от оценки существующей ситуации, стереотипичности мышления и интеллектуальной развитости. Но выбор можно сделать, если сравнить ряд параметров, которым в той или иной мере должен удовлетворять каждый сценарий:

• вероятность радикального устранения иррациональных (национальных, религиозных и т.д.) противоречий,
· материальное благополучие,
• количество и качество получаемых положительных эмоций,
• степень вовлечения в производство материальных ценностей,
• необходимость заботы о выживании,
• возможность развивать и реализовывать свои творческие наклонности,
• распространенность альтруизма и гуманизма,
• возможности для развития интеллекта,
• практически не ограниченная временем стабильность и безопасность.

Выбор из этих сценариев очевиден - только Интеллектуальная Цивилизация полностью удовлетворяет этим критериям. Поэтому остановимся более подробно на проблемах формирования полноценного мышления.

представлено для публикации на сайте 09.2009 г.

[1] Компромиссы заменяют собой способность разговаривать и обсуждать проблемы на основе общечеловеческих ценностей и рациональных представлений, и совместно приходить к логически следующему из них выводу. Вместо этого «приходят к компромиссу», который, как указывалось, представляет собой разновидность уступок силовому давлению, т.е. холодной войны. Вы можете себе представить обсуждение научной проблемы или теории, где люди вырабатывают точку зрения не на основе знания существа дела и законов природы, а на основе «компромисса», т.е. учета точек зрения людей, которые вообще ничего не понимают в проблеме и не обладают необходимыми знаниями, но зато у них есть власть!? Полная аналогия с «хорошими» политиками и дипломатами, которые неплохо умеют скрывать свою умственную неполноценность и использовать чужую в своих эгоистических и меркантильных целях, т.е. для достижения выгодного им компромисса. …Что же говорить о посредственных политиках и дипломатах?! Очевидно, что любые политики и дипломаты изменить ситуацию на Земле не смогут.
[2] Александр Зиновьев, «Наступление мракобесия», 12.12.04 г ru-valid.kroupnov.ru/archives/2004/12/000077.html
[3] Хотя для десятков миллионов будущих людей даже такие условия в детстве пока являются недостижимым идеалом.
[4] Так, например, на сайте «Женский информационный центр Аравийского полуострова», недавно созданного электронного журнала «Аль-Ханса» (2004 г.), особые рекомендации касаются именно воспитания детей: их нужно подготовить к участию в «священной войне» с детства, настроить на то, что они однажды «пожертвуют своей жизнью во имя джихада»!
[5] Но все это распространялось только на представителей своего племени, потому что в отношении чужаков эти же поступки полагались допустимыми.
[6] В. Доценко, д. ф.-м. наук «Пятое правило арифметики», «Наука и жизнь», 12, 2004г.
[7] Аркадий и Борис Стругацкие «Попытка к бегству», Москва, «Текст» т.3, 199
[8] Появились сообщения о «приватизации» облаков, туч и природных осадков, а продажа участков на «приватизированных» участках планет солнечной системы уже давно известны.

© В.С. Цаплин

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru