монография «Ретроспективный портрет экономики»

Состав работы:


Предисловие и характеристика предмета


 

Замещение научного понимания экономики философским


 

Часть 1. Дорыночное хозяйство


 

Часть 2. Эпоха «простого рынка»


 

Часть 3. Формирование обязательных стандартов рынка


 

Часть 4. Хозяйственная деятельность - доминанта социальных отношений


 

Формат социально значимой коммерциализации – «национальный рынок»


 

«Технологический» принцип структурирования


 

Функциональность, помноженная на критерий ее «эффективности»


 

Дифференциация рыночного «пространства»


 

Социальный пресс налогообложения


 

Социализация «групп интересов»


 

Перепроизводство и манипулирование ценами


 

Экономический базис «свободной инициативы»


 

Практика «перехвата возмущений»


 

«Придаточные» форматы


 

Раздел массы денег


 

Кредитное базирование


 

Статус товара как отличающий его «ресурс»


 

Структурирование разнохарактерных видов деятельности


 

Ситуативная специфика востребованности продукта


 

Монетарная унификация продуцирования, «валовой национальный продукт»


 

«Обобществление» права эмиссии


 

Другой характер «источника доходности»


 

Рынок ликвидных активов


 

«Принадлежность» капитала


 

Буферизация прибыли


 

Ретроспективный портрет экономики

Часть 4. Параграф - Рынок ликвидных активов

Шухов А.

Схема метацикла, стадия - (Иерархия потребностей)


На той стадии развития институциональных форм ведения общественного хозяйства, что именно и означает становление практики определения экономического статуса хозяйственного оператора посредством отождествления его хозяйственной функции как некоего «ликвидного актива», и собственно оценка подобного положения будет допускать то ее ироническое понимание, что теперь и существование потребностей обусловлено существованием определенного производителя. На подобной стадии собственно товар как бы «перестает нести» сущностные признаки, полностью обращаясь носителем подобного рода «переносимой» на него ассоциации. Подобные условия как бы не знают мыла вообще, но лишь знают разновидности мыла конкретных марок. Свое отражение подобное положение находит именно в том, что если хозяйственный оператор принимает здесь решение направить новый продукт в каналы обращения, то он, прежде всего, оценивает не потребительские свойства продукта, но определяет его ценность внутри своей среды. То есть он оценивает специфику того, как именно данный товар, принадлежа соответствующей товарной группе, способен явиться средством построения «дифференцированной и продвинутой» потребности. Задача системы товародвижения в подобных обстоятельствах – своего рода «контрастирование» товара; именно данная причина и вынуждает сложно организованных участников рынка выделяться спецификой осуществляемого ими планирования, отслеживающего востребование рынком именно торговой марки как позиционирующего начала определенного числа представляемых данной маркой товарных групп. Именно данные особенности и предопределяют положение, когда фактор ценовой конкуренции уже вытесняется фактором конкуренции, происходящей вокруг способности производителя выстраивать распределенное по различным товарным группам диверсифицированное предложение. Существенное значение придается здесь и способности хозяйственного оператора умело маневрировать собственными структурными элементами, продавая избыточные и покупая готовые необходимые. Именно подобный характер основной экономической стратегии и предопределяет фактическую смену «основной задачи» хозяйственного управления. Позицию основного предмета хозяйственного управления занимает отныне прогноз «времени жизни» товарной группы и согласование тактики продаж с фазами рыночного цикла (концентрации предложения именно в фазе бума). Именно данный способ управления и позволит выделение одних групп товаров в качестве «опорных», когда других – в качестве дополняющих. В кредитном смысле размер рынка основных предлагаемых активным участником рынка товаров и составляет теперь ту основную характеристику, что и определяет его залоговую стоимость.

Теперь и исчисление кредитной категории жестко привязывается к характеристике залоговой стоимости, что и определяет ту унификацию, благодаря которой в последующем и появляется возможность и - диверсификации собственно залоговой стоимости, и - расширения сферы подлежащих денежной оценке активов. Конечно, тактика «разумного» бизнеса – только имитация позиционирования в качестве оператора «широкого» рынка при продолжении базирования в основной сфере деятельности, – ее фактически следует понимать притворным принятием описываемой здесь диверсификации. Другое дело – спекулятивная активность, «торговля» предприятиями. Здесь уже важно располагать собственно объектом коммерции, и потому – именно и развивать холдинговую структуру. Что, в таком случае, и порождает в реальной экономической истории ситуацию «коромысла«: в обстоятельствах лишь вхождения рынка в фазу развития долгосрочных инвестиций, холдинговые структуры слабеют, напротив, в моменты спекулятивного подъема – даже предприятия с обычной структурой нарочито изображают их преобразование в «многопрофильные». Кроме того, очевидную особенность подобного положения составляет теперь и характерный для цены кредита отрыв от текущей ситуации на рынке - кредит обнаруживает здесь способность к росту и в охватывающей реальные сделки по продаже продукции стагнации. Причину тому и следует видеть в формировании спроса на заемные средства именно самой складывающейся в управляющих системах тенденцией, когда подобные обеспеченные «финансовым» резервированием системы формируют свои стратегии затрат не в соответствии с обстоятельствами, но в соответствии с выработанными ими планами. Потому подобного рода сложная структура экономики и позволяет наблюдать такие парадоксальные ситуации как рост курса валюты в обстоятельствах спада в экономике данного общества.

Ситуация переноса основных источников получения прибыли именно в сферу спекулятивных операций и обуславливает появление ранее никогда не наблюдавшейся тенденции ограничения долгосрочного связывания денег. То есть – любое помещение денег нуждается теперь в гарантиях посредством возможностей «вторичной» ликвидности – всякой ценной бумаге необходимо торговаться, вкладам – допускать возможность отзыва, реальным активам – оцениваться в гипотетических ценах продажи. Подобный порядок хорошо дополняет и обеспечивающая подобное положение вещей «умеренная» эмиссия, практика, когда эмиссия осуществляется практически постоянно. Обозначенные здесь реальности развитой экономики, вполне естественно, несколько подрывают значение права собственности, выводя на первый план фактор именно «текущей котировки активов». Одновременно и государство, поддерживая институт «рынка активов», намеренно выходит на данный рынок в качестве заемщика еще и с целью установления на нем стандарта ликвидности ценных бумаг. Второй же составляющей государственного вмешательства в спекулятивную активность послужит теперь и контроль «вектора» текущих процессов посредством установления нормы ссудного процента. Государство склонно навязывать изменение ставки процента в ситуации принятия программ сокращения или, напротив, расширения притока инвестиций или текущих потребительских расходов. (Теперь в США государство – ФРС – в целях стабилизации обстановки покупает даже и акции предприятий – запустив подобные проекты в период кризиса начала 2001 г. и, в особенности, в период ипотечного кризиса 2007-08 гг.)

Следующий параграф: «Принадлежность» капитала

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru