Общая онтология

Эссе раздела


Отношение - элементарная связующая субстанция картины мира


 

Существенный смысл Ареопагитова «тварного»


 

Общая теория анализа объектов


 

Общая теория онтологических констуитивов


 

На основании сущностей, случайностей и универсалий. В защиту констуитивной онтологии


 

Философская теория базисной структуры «тип - экземпляр»


 

Математика или общая теория структур?


 

Причинность


 

Архитектура и архитектоника причинно-следственной связи


 

Типология отношения «условие - обретение»


 

Теория потенциалов


 

Теория построителей


 

Неизбежность сингулярного начала реверсирующей редукцию дедукции


 

Функция и пропорция


 

Установление природы случайного посредством анализа конкретных «ситуаций проницаемости»


 

Формализация как репрезентация действительного на предельно рафинированном «уровне формального»


 

Бытиё - не погонщик


 

Закон и уподобляемый ему норматив


 

Три плана идентичности


 

Эскалация запроса идентичности


 

Мир как асимметрия и расстановка


 

Возможность и необходимость


 

Понятийный хаос и иллюзия метафизического скачка


 

Философия использования


 

Философская теория момента выделения особенного


 

Проблема субстратной тотальности


 

Закрытость - начало собирательности и разомкнутость - дорога к свободе обмена


 

Теория потенциалов

Шухов А.

Содержание

Задача настоящего анализа - исследование проблематики общей типологии потенциалов; или - какое именно разнообразие форм реализации потенциальности присуще реальности, что потенциалам дано означать как обещающим некие эффекты по их реализации и исходя из каких оснований возможно построение теории потенциальности. Далее, настоящий анализ будет предполагать ведение на условии следования такому порядку - поначалу мы рассмотрим ту идею типологии потенциалов, что допускает извлечение из априорных представлений, присущих носителю обыденного опыта, затем рассмотрим типологию потенциалов, чью основу составят данные некоего источника. Здесь важно уточнить, что источник, используемый для получения данных, раскрывающих природу потенциалов, рассуждает вовсе не о потенциалах, однако содержащиеся там данные все же позволяют истолкование как сообщающие и некие представления о природе потенциальности.

Огл. Априорные представления о типологии потенциалов

Понятие «потенциал», если свести воедино его известные употребления, явно указывает на вероятную омонимию. В ряду такого рода омонимических значений можно видеть те же потенциал как субстрат кумуляции образующий «ресурс», «потенциал» - показатель «динамики выхода», что показывает электрическое напряжение и - «потенциал» в значении периода времени или других расходных мер использования, отражаемых в понятиях «срок службы», «пробег» или количестве проточек, выполняемых инструментом до затупления. С позиций отличающего нас понимания любое из приведенных здесь употреблений понятия «потенциал» непременно уместно, что и предполагает единственное резюме - понятию «потенциал» дано представлять собой понятие, определяющее собой не отдельные экземпляры, но задающее типологический класс.

Но если понятие «потенциал» - имя формы, воспроизводимой в формате типологического класса, то для данного класса и его низлежащему уровню типологии также не дано строиться как уровень экземпляров. Ниже уровня, на котором расположен класс «потенциал» также дано иметь место размещению ряда классов, по содержательной составляющей близких формам, получившим определение при раскрытии омонимичной специфики, отличающей понятие «потенциал». Однако в систематизации таких классов все же следует отступить от порядка разбиения, используемого при пояснении омонимичности имени «потенциал».

Итак, одним из типологических классов, раскрывающим собой специфику общего типологического класса «потенциал» и доводится предстать такой специфичной, а, на деле, - наиболее употребительной в широком понимании форме реализации потенциала как интенсивность. Любого рода потенциалам, что допускают отождествление как «сила», «мощность» и им подобные дано принадлежать к типологическому классу «интенсивность». Возможно, что и сам класс «интенсивность» также предполагает разбивку на свои собственные типологические классы третьего уровня, но здесь мы откажемся от погружения в детали такой типологии, и определим класс «интенсивность» как обладателя присущих ему экземпляров. В таком случае отличающий нас объем представлений познания позволит отождествление классу «интенсивность» трех следующих раскрывающих его экземпляров - мощность, насыщенность и агрессивность. «Мощность» здесь - привычная физическая мощность, чему дано обладать и производной характеристикой в виде физической характеристики «сила». «Насыщенность» - это те или и иные показатели уровня или доли присутствия, способные к созданию как бы «фона активности» равно посредством и самой меры достаточности характерного им присутствия, например, таковы насыщенность цвета или концентрация вещества в смеси. «Агрессивность» в подобном понимании - не только биологическая, и, следом, и социальная формы агрессивности, но и химическая активность как источник динамики.

Другой типологический класс «потенциала», который мы также можем определить на основе присущего нам опыта познания - класс, допускающий определение под именем стойкости. И здесь подобно случаю «интенсивности» нашим сугубо субъективным решением также подобает определить, что класс «стойкость» предполагает раскрытие равно путем образования коллекции экземпляров, но не коллекции классов. Опять-таки, объем доступного нам опыта позволяет отнесение к экземплярам класса «стойкость» таких форм, как твердость, износостойкость, химическая инертность, непроводность, а также невзламываемость. Здесь трем первым экземплярам - твердость, износостойкость и химическая инертность вряд ли дано требовать пояснения, но два других уже потребуют дополнения и небольшим пояснением. Так, имя «непроводность» - это придуманное нами понятие, чему дано охватывать не только функционал электрической изоляции, но, кроме того, и ряд иных ситуаций непроводности наподобие непромокаемости. Далее «невзламываемость» - не только и не столько свойство сейфов или иных прочных оболочек или охватывающих сред, но и такое качество, как криптографическая стойкость, что столь актуально для настоящего времени.

Далее тот же самый обычный опыт подскажет нам и такое решение, как представление альтернативы «стойкости», в данном случае - податливости. Класс «податливости» - это в нашем огрубленном представлении коллекционер экземпляров, к чему, опять-таки, черпая ресурсы нашего опыта, мы равно позволим себе отнесение экземпляров упругость, эластичность, пластичность и проводность. Это, конечно же, всем известные физические характеристики, вряд ли нуждающиеся в представлении за тем исключением, что «проводность» - это не только электрическая проводимость, но и теплопроводность с прозрачностью, а также и всякого рода формы миграции вещественного субстрата наподобие просачивания.

Равным же образом нашему собственному опыту, вряд ли исчерпывающему все и вся, также дано рекомендовать нам задание и четвертого класса «потенциала» - юзабельность. Конечно же, здесь не исключена вероятность дискуссии, правомерно ли отнесение «юзабельности» к любой разновидности порядка организации среды, или - возможно ли приложение такой характеристики к явлениям физической действительности, а не только биологической или социальной организации, но - не суть, - юзабельность реальна притом, что, быть может, равно и не вездесуща. И опять же, наши познания, далеко не близкие верху совершенства, подскажут нам ряд экземпляров «юзабельности» - спекулятивность, достаточность сценариев использования, многодиапазонность, продуктивность и неприхотливость. Скорее всего, многодиапазонность, продуктивность и неприхотливость следует относить к числу очевидных вещей и потому не сопровождать дополнительным пояснением, но такое невозможно сказать о двух оставшихся позициях. Конечно же, реальность «спекулятивности» и открывается всякому, пытающемуся разобраться в манипуляциях математики; здесь сразу приходит на ум факт имеющих место дискуссий о существе и функционале комплексных чисел. Но нам ради пояснения природы спекулятивности все же подобает прибегнуть к куда более простому примеру - значению разрядной записи чисел для построения механических и автоматических вычислителей, в наше время - компьютеров. Если кого-либо и вдохновила бы идея построения компьютера на базе системы счисления, где требования разрядной записи не обрели еще логического завершения, например, на базе записи латинских цифр, то равно большой вопрос, удалась бы ему эта попытка. «Достаточность сценариев использования» - также весьма любопытный предмет; с одной стороны, это такая очевидная позиция, как простота такого рода сценариев, стоит лишь сравнить два разных автомобиля - с механической и автоматической коробкой переключения передач. С другой стороны - это действенность и таких сценариев, что иллюстрируют эволюции видов вооружения, от древности до наших дней; теперь же это миграция от массивности поражающего воздействия к точности такого воздействия.

Итак, типологии потенциалов дано допускать и ее априорное описание, но не исключена и постановка вопроса - а насколько достаточна подобная попытка разрешения проблемы «в лоб»? Тогда мы и обратимся к попытке получения ответа на этот вопрос теперь посредством рассмотрения и тех потенциалов, что нам довелось обнаружить в одном из источников.

Огл. Непотенциалы и недопотенциалы

Конечно, возможна и постановка вопроса о том, а реально ли то нечто, чему явно заказано вхождение в сплоченные ряды потенциалов? Возможно ли, с одной стороны, нечто не несущее потенциала вообще и, с другой, обладающее потенциалом, но тем, что подобает расценивать как характерно мизерный? Тогда мы позволим себе то допущение, что некие два типологических класса, выделенные нами при изучении источника, претендуют на предложение ответа на поставленный здесь вопрос.

Один из таких классов и подобает обозначить под именем ателеологизм; или - возможно выделение и такого рода класса, где любой из экземпляров устроен таким образом, что некое содержание как бы «скомбинировано с расчетом», чтобы от подобного рода комбинации не в состоянии исходить и какая-либо телеологическая установка. То есть, положим, если под такой установкой понимать прямолинейное направленное движение, то некую структуру из физических тел, скажем, пешки на шахматной доске, можно устроить и с расчетом на неспособность восприятия импульса такого рода формы движения, - так, если подвинуть пешки рукой, то они просто упадут. Другими словами, «ателеологизм» при такой постановке вопроса - это порядок блокирования самой возможности придания некоей телеологии; для нас такому ателеологизму дано означать условие непотенциала.

Но и сам собой ателеологизм - это вряд ли тот типологический класс, что непосредственно охватывает принадлежащие ему экземпляры; конечно же, на уровне иерархии, лежащем ниже класса «ателеологизм» тогда дано располагаться и неким иным типологическим классам. Более того, по отношению к объединяющему их общему классу таким классам следующего уровня также на уровне их подчиненных форм доводится формировать равно не экземпляры, но ряд подчиненных им классов.

Далее возможно задание и такого подчиненного класса «ателеологизма», что допускает определение как класс системная ошибка; к числу подчиненных классов, принадлежащих этому старшему классу, дано принадлежать классам несовместимость, внепорядковость, непоследовательность и бессистемность. Но если здесь идет речь о «системной» ошибке, то, в первом приближении, лучшее начало обзора содержимого теперь уже вторичных классов этого старшего класса - анализ экземпляров класса «бессистемность». С одной стороны, числу таких экземпляров дано принадлежать всякого рода формам хаоса - дезорганизации и несистематичности, а также невозможности приведения к последовательности. Другая группа экземпляров «бессистемности» - две формы, указывающие на невозможность приведения к некоей основе, в данном случае - деунификация и беспочвенность. Кроме того, среди таких экземпляров дано выделиться и группе форм «вязкого сопротивления», то есть - сопротивления, идущего от своего рода «увязания», а именно - двум формам, - непрактичности и переплетению как нахождению под воздействием комплекса препятствий в форме переплетающихся связей. То есть - любое из таких порядков или условий уже блокирует становление некоей системы, потенциально способной к получению или восприятию некоей установки.

Другой производный класс, относящийся к классу «системной ошибки» - класс, именуемый у нас «внепорядковость», то есть класс, объединяющий экземпляры, определяемые как «выпадение из» или непринятие порядка. В этом классе возможно выделение двух групп экземпляров - одной группы, что объединяет экземпляры, не вписывающиеся в порядок и другой группы, что объединяет экземпляры выпадающие из упорядочения. К числу тех экземпляров, что «не вписываются» в порядок дано принадлежать таким формам, как бесплодность, контрпродуктивность и непригодность, к числу экземпляров, выпадающих из упорядочения - периферийность, отстраненность и побочный эффект. Все эти позиции, в чем вряд ли возможны сомнения, явно таковы, что вряд способствуют получению или восприятию установки.

Кроме того, источником «системной ошибки» возможно обращение и такой простой вещи, как несовместимость. В классе «несовместимости» возможно выделение двух групп экземпляров - формативной формы несовместимости и активной формы несовместимости. «Формативная» форма несовместимости, с одной стороны, знает большее число экземпляров, но при этом она явно проще активной формы; экземпляры этой «формативной» формы - разнородность, разноплановость и гипертрофия. Напротив, активной форме несовместимости притом, что в подтверждение ее реальности возможно представление лишь одного экземпляра - коллизионность, все же куда сложнее раскрыть присущее ей содержание. Хотя это проще сделать по отношению социальной реальности - если некий коллектив разделяют разногласия, то здесь возможны и сложности с заданием ему установки.

Класс «системной ошибки», на наш взгляд, равно заслуживает отнесения к его составу и класса второго уровня непоследовательность. Класс «непоследовательность» подобно и другим его собратьям в ряду «системных ошибок» допускает разбиение принадлежащих ему экземпляров на группы. Одна из данных групп экземпляров - группа изменения направленности, другая группа - дезорганизации последовательности. Соответственно «изменению направленности» дано заключать собой экземпляры отклонение от принципов и сужение основы, а «дезорганизации последовательности» - паллиатив и аутоагрессия. Конечно же, и такого рода особенности, вряд ли доброе начало в возможности следования установке.

Но кроме большого класса «системной ошибки» общему порядку «ателеологизм» дано заключать собой и большой класс дезорганизации следования. Общий признак этого класса - становление положения, когда установка достаточна, чтобы быть воспринятой, но дезорганизация нарушает возможность следования установке. И, опять же, по наработанной выше схеме мы разделим класс «дезорганизации следования» на классы иррациональность, синкретизм и противоречивость.

В таком случае, каким именно формам нарушения порядка следования установке дано исходить из как таковой «иррациональности»? Положим, здесь допустимо выделение группы форм «видимости следования» установке в составе таких экземпляров как фиктивность и спонтанность. То есть установка вроде бы принята, но реализуется лишь для вида или не более чем в случайном порядке. Другая группа форм «иррациональности» - принятие установки на основе принятия контрустановки, ее дано образовать экземплярам контрпродуктивность, предвзятость и некритичность. Здесь или установке дано противоречить своего рода «важной задаче» нечто принимающего установку или, в другом случае, воспринимать ее каким-либо образом некритично или предвзято.

Далее, чем тогда доводится предстать «синкретизму», если подобной специфике дано распространяться и на порядок принятия установки? Тогда здесь дано иметь место или принятию установки на условиях ненадлежащей модификации или - беспорядку в следовании или отказе от установки или, другими словами в эклектичном порядке принятия установки. Но если эклектичный порядок принятия установки - всего лишь один экземпляр, то принятие установки на условиях ее ненадлежащей модификации - это ряд экземпляров, - дисквалификация установки, выхолащивание, обесценивание маркера и разделение. Три из названных здесь - вряд ли сложные формы дезорганизации следования установки, но из данного ряда дано выпадать «разделению». То есть, здесь тогда установка принимается не в целом, но расценивается как ряд отдельных указателей или маркеров, что, конечно, не может не нарушить и порядок следования установке.

И, наконец, что дано означать «противоречивости» если налагать такое условие на порядок следования установке? С одной стороны, это восприятие установки как бы с «противоположным знаком», а с другой - ее восприятие, так или иначе, но в искаженном свете. Следование установке как заданной с «противоположным знаком» - это реальность таких экземпляров как противонаправленность и перепутанность, а ее усвоение в искаженной форме - тогда же и мистификационизм и неусредненность.

Но если телеологии дано предполагать задание в предметном формате, то такую возможность дано блокировать и такой форме собственно «ателеологизма» как конъюнктурность. Характер наших данных здесь указывает на то, что таков тогда и нечто особенный экземпляр, принадлежащий старшему классу «ателеологизм».

Но если картину разного рода «непотенциалов» уже подобает признать развернутой, то - что именно дано означать «недопотенциалам»? Конечно же, для пояснения смысла подобной характеристики не избежать и представления показательной иллюстрации. Положим, нам дано располагать кухонной плитой, но предназначенной лишь для разогрева еды; если мы попытаемся поджарить котлеты на этой плите, то, конечно, так мы подогреем комочки фарша, но не сумеем их поджарить. Тогда потенциал, отличающий такое устройство в отношении интересующей нас задачи - это недостаточный потенциал.

Тому большому классу, что обозначал в нашей выборке действительность недостаточного потенциала, дано было носить имя «неприхотливости». В какой мере этому имени доводится раскрывать существо подобного предмета, нам сложно определить, скорее всего, нам подобает остановиться на том, что использовать характеристику «недостаточный потенциал» как дополнительное или же поясняющее имя такого рода старшего класса. Но этот старший класс также характерно обширен и потому объемлет собой вовсе не отдельные экземпляры, но заключает ряд классов второго уровня иерархии; это классы недостаточность погружения, нецелостность организации и несовершенство организации.

В таком случае, какие именно формы доводится принимать теперь и «недостаточности погружения»? Здесь возможно выделение двух классов - неглубокое проникновение и поверхностность, а в компании с ними и выделение изолированного экземпляра спонтанность. Но какую именно коллекцию экземпляров доводится заключать собой теперь и классу второго уровня «неглубокое проникновение»? В частности, это группа форм «недостаточности базы», заключающая собой экземпляры недооценка, примитивизм, недоработка и неосознанность. Или - потенциалу не дано достигать своего достаточного значения потому, что тем или иным образом «недостаточно подготовлен». Но, кроме того, к «неглубокому проникновению» дано относиться и двум отдельным экземплярам - поверхностное нарушение и заведомая обреченность. Если речь идет о «поверхностном нарушении», то, конечно же, речь о качестве потенциала, достаточного лишь для подобной силы воздействия; «заведомая обреченность» - это как бы изначально нереальная перспектива реализации потенциала в некоем приложении, - невозможности запечь мороженое в пироги.

Теперь - что именно по отношению системного функтора «недостаточности погружения» дано означать и характеристике «поверхностность»? Здесь в этом случае возможно выделение группы экземпляров «неправомерные проекции» и, вместе с тем, и обособленного экземпляра моторность. Наполнение группы «неправомерных проекций» вряд ли подобает расценивать как тем или иным образом недостаточное - здесь имеют место экземпляры ограниченность посылок, фантастичность, перенормирование, деклассификация и неконкретность. Тогда, за исключением «фантастичности», каждый из составивших этот перечень экземпляров - указание на ту или иную недоработку в задании потенциала. Тогда и «фантастичность» в таком освещении - явно нагромождение недоработок как основание для задания потенциала. «Моторность», если расценивать ее уже не просто в смысле задания потенциала, но и в смысле поверхностного порядка такого задания - это и недостаточная осмысленность или регулярность действий, совершаемых в момент задания потенциала.

«Спонтанность», если расценивать ее как форму «недостаточности погружения» - скорее всего, это неправильный выбор момента начала операции формирования или приложения потенциала.

Следующий предмет нашего рассмотрения - влияние «нецелостности организации» на возможность задания потенциала. Общая фигура такого влияния, скорее всего, не требует комментария, - потенциал не в состоянии обрести должной достаточности в силу отсутствия какого-либо из компонентов, необходимого для его обустройства, когда детальную картину все же подобает прояснить из реальности классов второго уровня иерархии, на которые и подразделяется общее условие «нецелостности организации».

Исходной коллекции, что поставляет нам данные для анализа, дано заключать собой четыре класса второго уровня иерархии в классе «нецелостности организации» - фрагментарность, некомплексность, механистичность и упрощенчество. Тогда в классе второго уровня «фрагментарность» возможно выделение двух групп экземпляров - форм перекоса и форм неполной идентичности; формы перекоса - это односторонность и однобокость, - то есть порядки, что вряд достаточны как основа для должной реализации потенциала. Формы «неполной идентичности» - оторванность и суррогатность, также вряд ли достаточные для становления потенциала в полном объеме.

Класс второго уровня нецелостности организации «некомплексность» - несколько более сложный класс, заключающий собой несколько групп экземпляров. В частности, это группа «неполноты объема» в составе экземпляров сдержанность, частность и урезанность; влияние такого рода привходящих на становление потенциала в нашем понимании просто очевидно. Другую группу экземпляров можно определить как формы привязки к внешним источникам, ее образуют экземпляры неподкрепление, ведомость и нестыкуемость. Здесь потенциал или же существует лишь при наличии внешних условий, или не выстраивается поскольку не согласуется или не получает что-либо со стороны. Также здесь дано присутствовать и третьей группе экземпляров, скорее всего, это системные недостатки, заключающие собой два экземпляра - сборность и контрпродуктивность. Здесь в одном случае задание потенциала возможно, но недостаточно надежно, а в другом - то и определенно невозможно.

Существенное начало класса второго уровня «механистичность» - реализация потенциала строго на комбинационной основе, что подвергает риску неустойчивости саму формирующую потенциал комбинацию. Здесь если следовать нашим исходным данным, возможно выделение двух групп экземпляров - оригинальной комбинации и комбинационных сочетаний. «Оригинальная комбинация» - это экземпляры наборность, рассеченность и иррегулярность, а комбинационные сочетания охватывают собой два экземпляра - отстраненность и грубость уподобления. Здесь, скорее всего, потенциал способен формироваться, но появляются проблемы с поддержанием требуемого уровня образующейся потенциальности.

Класс второго уровня «упрощенчество» - это группа экземпляров источники нарушений и представленная как бы вне группы форма перекос. Источники нарушений в данном случае - это синкретизм, идеализм, некомплектность и гипертрофия, то есть всякого рода диспропорционирование или нарушение системности.

Далее от старшего класса «нецелостности» организации теперь нам подобает перейти к рассмотрению класса «несовершенства организации», что охватывает собой два класса второго уровня иерархии зашоренность и недоразвитость. Под «зашоренностью» здесь понимаются в известном отношении «резкие» формы задания условий изоляции - ограниченность, ультимативность и отторжение. Также и характеристика «недоразвитость» в полной мере отражает существо заключаемых в ней экземпляров - дефицита воли, недейственности, деинструментализации и непроницательности. Скорее всего, любой из такого рода экземпляров и подобает расценивать как прямое препятствие обретению некоего достаточного потенциала.

Огл. Ценностная форма - изощренная потенциальность

Ценностное начало - в том отношении особая форма потенциальности, что ценности присуще «полагаться на ценителя», а ценителю - тому обнаруживать «переменчивость в предпочтениях», хотя равно и целому ряду ценностей доводится претендовать на статус «вечная ценность». Здесь, по сути, специфике «перемены ролей» притом, что некоторым из ролей доводится препятствовать реноминации их смысла, дано формировать и столь причудливые контуры «поля игры», что и достаточно для обращения подобных форм тогда и весьма любопытными для анализа.

Большому классу «ценностная форма», подобно двум уже рассмотренным большим классам, дано распадаться на образующие его классы второго уровня, в данном случае - меры ценности, восприятия ценности и обустройства ценности. Тогда и классу «мера ценности» доводится заключать собой два класса третьего уровня иерархии - эквивалентность и эталонность. «Эталонность» в нашем случае - класс, располагающий лишь единственным экземпляром, и мы его коснемся позже, а сейчас обратим внимание на более состоятельный в части принадлежащих ему экземпляров класс «эквивалентность».

В классе «эквивалентность» нам дано обнаружить группу экземпляров природа эквивалента, когда ряду других экземпляров дано составить собой группу позиционирование эквивалента. Группа «природа эквивалента» это, в данном случае, экземпляры слагающая, телеологический отсчет и проективная эквивалентность. Или - здесь уже нечто как источнику такого потенциала, что допускает отождествление как «ценностная равнозначность» (= «эквиваленту»), дано обретать потенциальность в силу действия таких факторов, как присутствие слагающей, эффект, задаваемый в силу построения телеологии на его основе и - приравнивание в ключе возможности соизмерения. К группе позиционирование эквивалента дано принадлежать экземплярам невозможность подбора эквивалента, весовая пропорция и цена последствий. Здесь если вряд ли возможны вопросы в части «невозможности подбора» эквивалента, чему тогда дано наделять и особого рода потенциалом, то два других экземпляра - это меры значимости и уровня влияния, исходящих из определения неких эквивалентных соотношений.

«Эталонности» в нашем случае дано предполагать отождествление лишь как источнику тиражирования; но, с другой стороны, если расширить такую картину, то всякое задание эталона - это начало нормализации. То есть эталон подобает понимать как построитель такого рода потенциала как «порядок унитарности», с одной стороны - порядка, нормализованного стандартностью эталона и, с другой, поддерживаемого возможностью тиражирования эталона.

Следующий интересующий нас класс в составе большого класса «ценностная форма» - класс «восприятия ценности», ему дано заключать собой класс третьего уровня ценимость, а вместе с данным классом - и отдельный экземпляр тезаврация. В составе «ценимости», конечно же, возможно выделение группы экземпляров востребование ценности в составе одобрения, употребимости, интереса и вожделенности. Все это - своего рода «внешние» начала задания потенциальности «ценностной природы», исходящие из такого рода условий, когда некий предмет подобным образом и с такой интенсивностью допускает осознание как ценность. Далее здесь также возможна группа формата или порядка ценимости, включающая в себя экземпляры употребимость, обесценивание, коррелятивная ценимость, переоцененность и размер доли (этой ценности на фоне иных ценностей). То есть - здесь ценности дано формировать особый потенциал как находящейся в обращении на условиях функционально характерной ценности. И, наконец, классу «ценимость» дано заключать собой и отдельный экземпляр экстракция ценности, то есть - специфики выделения ценности как извлекаемой из другой ценностной капсулы, в данном случае - как содержание чистого золота в ювелирных изделиях.

«Тезаврация», которую мы оставили на десерт, - конечно же, это проективная реализация ценимости в форме образования запасов; то есть, для нашей постановки вопроса - это некий иного рода потенциал ценности, определяющий ценность как пригодную или достаточную для тезаврации.

Третий известный нам класс второго уровня «ценностной формы» - это «обустройство ценности». Этому классу, соответственно, дано охватить собой два подчиненных класса - капитализация и ценностные сферы. «Капитализация», опять же, понимаемая здесь в смысле потенциальности - это вовлечение ценности во что-либо, допускающее отождествление как «содержащее ценность», пусть даже и не обязательно в виде, доступном для извлечения. «Капитализации», на наш взгляд, дано заключать собой такие группы экземпляров, как формы, создающие капитализацию на «объективных» и - на ажиотивных основаниях. Капитализация, строящаяся на «объективных» основаниях - это капитализация по качеству, по ресурсности и по функциональности; на ажиотивных основаниях - по установке, по актуальности, по востребованности, по позиционированию и по новизне. Такого рода распределение вполне очевидно и потому вряд ли требует особенного истолкования.

«Ценностные сферы», как их в значении образующих потенциал довелось представить доступным нам данным, с одной стороны, это подкрепляющее ценность ее присутствие в той или иной сфере обращения, и, с другой, - это формы паритетности - ограниченная паритетность и расширенная ценимость. Здесь, если мы располагаем талонами или купонами, допускающими реализацию как средства оплаты, это не означает, что в данном отношении они уже конкуренты наличным как универсальному средству оплаты.

Таково, вкратце, то типологическое разнообразие, которое можно сопоставить ценностной форме воспроизводства потенциальности.

Огл. «Потенциальность удобства» - рациональность и эффективность

Конечно же, подобает бытовать и формам потенциалов, чему присуща и комплементарность к востребованию - эти потенциалы потому предпочтительны в свете востребования, что востребование выделяет в них что-либо, удачно «отвечающее» на «запрос», исходящий от источника востребования. Позиции «комплементарного начала» условия потенциальности дано тогда допускать выражение посредством становления двух больших типологических классов - рациональность и эффективность.

Соответственно и типологическому классу «рациональность» дано предполагать подразделение на ряд относящихся к нему классов второго уровня иерархии - оптимальность применения, оптимальность обустройства и оптимальность комбинации (или - оптимальность комплекса). Следом и классу второго уровня иерархии «оптимальность применения» дано допускать подразделение на подчиненный ему класс операциональность и, на одном уровне с этим классом, отдельный экземпляр незатратность. «Незатратность применения» - явным образом одна из характерных форм задания потенциальности, на чем вряд ли подобает останавливаться; другое дело - класс «операциональность», предполагающий выделение групп экземпляров операциональный порядок и интенсивность операции. Но самое любопытное, что те данные, на что нам дано опираться, характеризуют главным образом низкие потенциалы «операционального порядка» - дезкоординацию, нераспознанность и субститутность, включая в этот ряд лишь один потенциал с положительным знаком маневренность. Но здесь методом замены знака из отрицательных значений возможно образование положительных значений - координации, различимости и прямой предметности. Группа экземпляров интенсивность в данном случае это две формы - массированность и маневренность. Конечно же, «операциональный порядок» явно шире, чем определяет этот условный контур, но такая картина уже достаточна хотя бы для обретения представления о действительности подобного рода формы.

Следующий типологический класс второго уровня для класса «рациональность» - класс «оптимальности обустройства», охватывающий собой такие относящиеся к нему классы третьего уровня иерархии как взвешенность, сбалансированность и редукционизм. Если вести речь о «взвешенности», то ей дано заключать две группы экземпляров - взвешенность объективного свойства и взвешенность ситуативного свойства; взвешенность объективного свойства - это соразмерность и полиморфизм, ситуативного свойства - прагматизация, актуальность и критичность. То есть - здесь дано иметь место формам потенциальности, что способны следовать из характера отклика как наделенного соразмерностью, полиморфизмом или равно же актуальностью. Классу «сбалансированность» в силу специфики данных источника дано заключать собой лишь такие начала построения баланса, как многоаспектность, многолинейность и многозначность. Конечно же, построение баланса возможно и на подобного рода базе, если такова природа объекта или таково востребование, но под «сбалансированностью» допустимо понимание и такой специфики, как концентрация на поддержании лишь одной вполне определенной функции; здесь существенно то условие, чему именно доводится означать «начало задания» баланса. «Редукционизм» как начало оптимизации - выделение востребованного содержания или конгломерата содержания и отсечение прочей части такого содержания, что допускает отождествление как «избыточное» содержание; согласно тем данным, из чего нам дано исходить, «редукционизм» это эмпиризм, несмешиваемость, разгрузка и дефакторизация. Или - нужный уровень потенциала здесь дано порождать тому подходу или порядку, когда или необходимо ограничиться сугубо эмпирическими данными, или - снять избыточную нагруженность или устранить паразитные, а с ними - пусть и нейтральные факторы.

«Оптимальность комбинации» если определять такую позицию как одно из возможных воплощений рациональности, - это форма построения комбинации, где «объем комбинации» затрагивает лишь потребное, но - не избыточное содержание или не заключает собой лакун. На своем третьем уровне иерархии «оптимальности комбинации», если опираться на доступные нам данные, дано заключать собой класс третьего уровня консолидизм и два отдельных экземпляра - привязка и обратная корреляция. Тогда если оценить эти два экземпляра не образующих класса, то рациональность привязки как источника некоей потенциальности вряд ли подлежит сомнению, а обратную корреляцию также можно расценивать как источник рациональности при некоторой специфике запроса, скажем той, что показывает случай распродажи неходового товара. Класс «консолидизм» также вряд ли подобает расценивать как сколько-нибудь развитый, поскольку он заключает собой лишь два экземпляра - многогранность и примиримость. То есть - условию «рациональности» дано здесь восходить к такому началу, что или покоится на возможности концентрации ряда аспектов, либо - исходит из возможности сохранения функциональности в широком диапазоне условий.

Следующий подлежащий нашему рассмотрению большой класс форм «потенциальности как адаптивности» - класс форм «эффективности»; в составе класса «эффективность» тогда нам доводится знать классы второго уровня операционная результативность, прямая результативность и результативность востребования. Тогда классу «операционной результативности» доводится заключать собой равно и два класса третьего уровня иерархии - действенность и интенсивность. Далее если характеризовать потенциалы, что позволяют отождествление как выражение действенности, то здесь возможно выделение групп экземпляров действенности процедурного порядка и действенности, следующей из возможности употребления особенного подхода. В группе «процедурного» порядка действенности далее возможно выделение двух экземпляров особенной потенциальности - операбельность и инструментальность, а в группе функторов подхода - освояемость, наглядность, прессинг и критичность. В любом случае такого рода условиям дано формировать состояния, чему доводится дополнить предметную потенциальность равно и компонентом начала эффективности, исходящего из выверенного приложения той или иной функциональности. «Интенсивность», как показывают доступные нам данные, это небогатый класс, содержащий лишь два экземпляра - мощность и широту охвата; это такого свойства потенциалы, что обращаются дополнением предметного эффекта равно и эффектом «объема».

Тот класс второго уровня «эффективности», что допускает отождествление как «прямая результативность» также охватывает собой классы третьего уровня генеративность, кумулятивность и радиация. «Генеративность» в данном случае - три следующих экземпляра, - комплексный эффект, чувствительные струны и прямая адресация. То есть здесь имеет место порождение того особенного потенциала, что проявляется в силу организации воздействия, прямо направленного на нечто же «чувствительную позицию». Класс «кумулятивность» заключает собой такие четыре экземпляра - связываемость, подстраивание, комбинирование и взаимовыгодность. Здесь, конечно же, речь о том, что порождение потенциала - производное сведения воедино в том или ином порядке нескольких источников действия. И последний в классе генеративности класс «радиация» - это коллекция из трех экземпляров, - экспансивность, проникаемость и регенерация. В этом случае, как можно предположить, потенциал дано формировать не само собой радиации, но характеру такого процесса, или быстротекущего или, быть может, не столь динамичного, но проникающего едва ли не во все возможные сферы или, если он каким-либо образом остановился, то непременно возобновляющегося.

«Результативность востребования», какой она допускает оценку исходя из доступных нам данных, - это коллекция форм реализации потенциальности, что образована посредством класса третьего уровня компромиссность и изолированного экземпляра комплементарность. Здесь, конечно же, комплементарности вполне естественно порождать дополнительную потенциальность, наследующую строгой совместимости сторон взаимодействия. Класс «компромиссность» заключает собой четыре следующих экземпляра, - умеренность, расширяемость, применимость и гибкость. То есть компромиссу дано порождать определенного рода потенциальность в случае, если дано иметь место выбору подобающей фигуры компромисса, положим, что умеряющей уровень активности активной стороны, чтобы не встретить препятствия, порождаемые на пассивной стороне тогда и как таковым таким уровнем проявления активности.

В общем и целом рациональность и эффективность - это порождение не только своего рода «побочной» потенциальности в силу приведения в соответствие сторон взаимодействия, но часто и сама возможность осуществления взаимодействия, что реализуемо лишь в обстоятельствах пунктуального воспроизводства условий взаимодействия.

Огл. «Пороговые потенциалы» - добротность и достаточность

Реальности в неотъемлемом от нее многообразии дано заключать собой и такие формы потенциальности, что позволяют квалификацию как способные выразить само качество потенциальности лишь при достижении присущим ему объемом некоего значения величины такого объема. Так, имеющиеся у нас данные знакомят нас лишь с двумя разновидностями такого рода формаций или «видов обустройства» потенциальности - достаточностью и добротностью. Тогда наш анализ тех форм обустройства потенциальности, что мы определяем как «пороговые» мы позволим себе начать с рассмотрения «добротности».

Большому классу пороговых форм потенциальности «добротность» доводится заключать собой ряд классов второго уровня иерархии - добротность как выражение господства, она же - как действительность оптимума и она же - как ультимативная специфичность. Тогда добротности как «выражению господства» также дано обращаться реальностью и ряда классов третьего уровня иерархии - ненарушимость, доминантность и превосходство. Однако имеющимся у нас данным так дано представлять все три указанные здесь класса, что не наполнять их избытком экземпляров; классу «ненарушимость» тогда дано заключать собой лишь два экземпляра стойкость и неустаревание, «доминантности» - центрирование, структурирование и влиятельность, «превосходству» - состоятельность, оптимум возможностей и гармоничность. Некоторые из этих позиций, например, влиятельность или гармоничность, явно не каждый раз позволят признание как собственно пороговые формы, но любая иная форма - она в строгом смысле форма пороговой природы, когда качества стойкости или состоятельности будут допускать констатацию лишь в случае достижения некоего уровня такого рода реакции или степени содержательности.

Классу «действительности оптимума» дано заключать собой лишь два класса третьего уровня иерархии - совершенство и рациональность, но данные классы уже куда богаче по уровню наполнения отдельными экземплярами. Тогда классу третьего уровня иерархии «совершенство» дано заключать собой две группы формы - пассивное и активное совершенство. Пассивные формы совершенства - это обращение ценностью, а также и самодостаточность, полноценность и неоспоримость. То же совершенство, но теперь в активной модальности - это доминантность, всеохватность, полноценность, сонаправленность и искусство управления. Но в отношении «совершенства» все же очевидно, как бы ему не дано носить характер сугубо формативного, все равно факт обретения совершенства - равно и переход неким объемом содержания отметки порогового уровня. «Рациональность», также не бедствующая по части разнообразия экземпляров, равно позволяет разделение ее коллекции экземпляров на две заключающие их группы - внутренней и внешней рациональности. Внутренняя рациональность - это реалистичность, продуманность и полноценность, внешняя - избирательное применение, употребимость, сфокусированность и резервирование. Скорее всего, «внутренняя» рациональность - очевидным образом группировка форм то непременно же пороговой природы, внешняя - в этом случае та, где показатель порогового уровня как-то коррелирует с условиями среды; хороший пример - образованность, когда среди неграмотных и малограмотный - равно же «образованный». Тем не менее, и такая специфическая зависимость не отменяет для внешней рациональности ее «пороговой» природы, хотя и накладывает здесь свой «неизгладимый» отпечаток.

Классу «ультимативная специфичность» выпало распорядиться всего лишь двумя классами третьего уровня иерархии и, при этом, небогатыми в части наполнения экземплярами - имманентность и радикальность. Тогда, согласно доступным нам данным, класс «имманентность» - это определяющие его экземпляры неустранимость, укорененность и ориентированность, а класс «радикальность» - самоотдача и самоначальность. То есть, опять же, «пороговая» специфика здесь выражена в том, что некое начало или связь можно определить как «имманентные» лишь в случае, если уровень такой зависимости превышает заданную меру, а также и что-либо допустимо признавать «радикальным» лишь из условия «глубины захвата» такой спецификой этого бытующего. Другое дело, что доступные нам данные несколько неполно определяют проблематику «ультимативной» специфичности, и «радикальными» возможно понимание тогда же и изменений, если как изменения им дано обращаться едва ли не на все. Но и, опять же, и для «радикальных изменений» условие порогового начала равно же специфично.

Другой пороговый класс потенциальности «достаточность», если сравнить его с «добротностью» - несколько более широкий и распространенный класс. Но и этому классу на его втором уровне иерархии дано формировать лишь три собственных класса - функциональная достаточность, контентная достаточность и ролевая достаточность. Тогда классу второго уровня «функциональная достаточность» на следующем третьем уровне иерархии дано образовать три относящихся к нему класса - утилитарность, уместность и важность. Среди них лишь классу «утилитарность» дано не бедствовать по части наполнения экземплярами, которым, в свою очередь, дано распределяться на группы локальной и распространенной (универсальной) утилитарности. Принадлежность группе локальных форм утилитарности дано обнаружить четырем экземплярам - собирательность, ситуативность, втянутость и преобладающий запрос, и, соответственно, принадлежность группе распространенной утилитарности присуща следующим экземплярам - дидактичность, действенность, расширительность и комплементарность. Также здесь в качестве комментария уместно лишь пояснение, что «утилитарность» - явная форма потенциальности, а специфичной природе ее отдельных экземпляров дано лишь указывать на тот или иной источник или место порождения утилитарности.

Классу функциональной достаточности «уместность» дано заключать собой лишь четыре принадлежащих ему экземпляра - радикализм, подстраивание, функторность и допустимость. Здесь, конечно же, радикализм и подстраивание можно определить как «поведенческие» формы уместности, а функторность и допустимость - как ситуативные. Но все равно, к чему бы ни восходило условие «уместности», этому условию как порождающему свой особенный эффект любым образом доводится нести качества той или иной потенциальности. В классе функциональной достаточности «важность» нам дано обнаружить лишь три принадлежащих ему экземпляра - информативность, брутальность и активизация. То есть здесь речь идет о «важности» как о своего рода «критическом пункте», когда наличию того или иного фактора дано характерно менять некое положение, что невозможно не понимать равно же, как наличие потенциальности.

К составу относящегося к большому классу «достаточность» класса второго уровня «контентная достаточность» дано принадлежать трем следующим классам - редуктивность, многозначность и генеративность. То есть здесь речь идет о том, что некое упорядочение некоторого содержания, присущего тому или иному бытующему - равно и источник обретения некоей потенциальности. В данном случае класс третьего уровня «редуктивность» - характерно более представительный по числу принадлежащих ему экземпляров; здесь возможно выделение двух групп экземпляров - маркерной и интегрирующей редуктивности. Маркерная редуктивность - это всего лишь два экземпляра - показательность и наклонность, напротив, интегрирующей редуктивности дано заключать собой четыре охватываемых ею экземпляра - инфицируемость, укоренение, накопительность и трансприродность. Если маркерную редуктивность подобает расценивать как явный источник потенциальности, той, что во многом упрощает развитие взаимодействия, то интегрирующая - скорее форма потенциальности, чье становление в качестве потенциальности возможно лишь при благоприятном фоне внешних условий.

Классу третьего уровня «многозначность» дано довольствоваться лишь двумя экземплярами - полифункциональность и полихромность; всякая многозначность, если она востребована как многозначность - то равно и прямой источник потенциальности. Также и классу «генеративность» дано ограничиться лишь парой экземпляров - породимость и сплачиваемость, чему, если такого рода генеративность существенна для развития взаимодействия также дано обращаться и некоей потенциальностью.

Классу второго уровня «ролевая достаточность» доводится заключать собой лишь два относящихся к нему класса третьего уровня иерархии - ограниченность и ассоциативность, но этим классам доводится обнаружить и такое важное качество, как подобающий объем экземпляров, наполняющих данные классы. Тогда, согласно доступным нам данным, возможны следующие варианты становления ограниченности - либо ограниченность в силу явной неуместности, либо в силу самой природы, либо - по причине имеющих место внешних условий, либо - просто в силу безрезультатности. Ограниченность в силу явной неуместности тогда позволит представление такими формами ограниченности, как претенциозность, утопичность и нишевость, ограниченность непосредственно в силу природы - формами специфичность, несовершенство, короткоходовость, необоснованность, неприводимость. А равно и внешним условиям доводится порождать такие формы ограниченности, как погруженность и неподконтрольность, ну а безрезультатность - это обособленный экземпляр, не знающий его собственной группы форм. Здесь важно, что «ограниченность» во всех представленных здесь примерах - равно и описанный выше «непотенциал», но также и потенциал такого рода, что не просто исключает некую потенциальность, но исключает ее лишь при превышении (падении ниже) порогового уровня.

Далее, «ассоциативность» как форму ролевой достаточности тогда уже доводится представить группам экземпляров формат ассоциации, вектор ассоциации и открытость ассоциации. К группе экземпляров формат ассоциации дано принадлежать экземплярам оптимальность, самозначимость и категоричность, к вектору ассоциации - экземплярам генерализация, базирование и ориентация, а открытости ассоциации, в свою очередь, дано знать доступность, приемлемость и востребование. Другими словами, ассоциативность - равно же некая форма потенциальности, обустроенная по пороговой схеме, что обнаруживает и такую специфику, как способствование ассоциации, исходящее из той или иной формы содержательного наполнения, упорядочения или вовлечения нечто бытующего. Если бытующее подобным образом упорядочено или наполнено, то для него образование связи ассоциации тогда и более простая задача, чем в отсутствие подобной специфики.

В заключение же нам подобает представить здесь и наш комментарий теперь и как таковой проблематики «пороговой природы» достаточности. То есть «достаточности» в смысле специфики задания потенциальности дано означать достаточность для того, что какой-либо объем чего-либо уже развит или состоятелен в отношении, что задает собой и состояние потенциальности; то есть достаточность - это нечто тот минимум объемного упорядочения, когда его достижение уже достаточно и для становления условия потенциальности.

Огл. Потенциальность как наполнение - заряженность и свободы

Потенциалу дано допускать вряд ли только одну, но несколько форм, в которых ему доводится принадлежать нечто бытующему; положим, одна из них - потенциал, порождаемый самим устройством или текущей организацией этого бытующего, другая - потенциал, следующий из содержания, которое дано нести или предоставлять такому бытующему. Потенциалы описанного здесь второго рода подобает характеризовать как «потенциалы наполнения», числу которых принадлежат и две следующие формы - заряженность и свободы.

Используемый нами источник достаточно характеризует «заряженность» и скромно освещает «свободы»; «заряженность» в его представлении - это обширный класс, в котором также возможен ряд классов второго уровня иерархии - выработанные способности, индуцированные наклонности, многосторонность и отягощение. Соответственно и классу второго уровня иерархии «выработанные способности» доводится включать в себя и его собственные подчиненные классы - заданность и функционализм. Каждый из этих классов третьего уровня иерархии достаточно развит и потому допускает выделение в своем составе равно же групп экземпляров; в этом случае класс «заданность» - это группы экземпляров специфичность, ассоциативность, обретения и склонности. Группу специфичность в данном случае представляют три экземпляра - проявленность, зрелость и неидеальность, ассоциативность - тоже три - избранность, привлекательность и отождествление, обретение - два экземпляра - наработка и наклонность, склонности также заключают собой два экземпляра - выбор и принятие. Скорее всего, любая из названных здесь форм вполне достаточна для ее становления как «кандидата в» потенциальности, но таким формам все же далеко не в отношении каждой комбинации тех обстоятельств, что сопровождают их проявление, дано представлять собой собственно потенциальность. Но при всем их условном характере, эти формы - все же потенциалы, заданные нечто бытующему обстоятельствами его бытования.

Та разновидность заряженности, которую мы именуем «функционализм» - это комплекс из трех групп экземпляров, - функциональность устройства, экстрафункциональность и функциональность места или позиции. Функциональность устройства - это реальность наделения бытующего лучшими функциональными качествами или особенностями, а если проще, то приданные ему оптимизация, трезвость, расчетливость, комплексность и умелость. Экстрафункциональность - это функциональная оптимизация тогда уже как такового функционала, здесь это два экземпляра - маневренность и опережение. Функциональность позиции - в данном случае это погруженность. Конечно, становлению или развитию функциональности дано означать и обретение некоей следующей потенциальности, хотя, конечно же, в отличающей ее специфике «как потенциала» та же погруженность - лишь относительная характеристика.

Класс второго уровня «индуцированные наклонности» - это два подчиненных ему класса - предрасположенность и изоляционизм. Класс «предрасположенность» - класс, где согласно доступным нам данным сосредоточено значительное число экземпляров, но их группированию дано отнести большую их часть к группе операторной предрасположенности, оставив вне этой группы единственный экземпляр ценностную предрасположенность. Члены же группы экземпляров операторной предрасположенности - это экземпляры, что предполагают отождествление как манипулятивная, сострадательная, признательная, пролонгирующая и практицирующая формы предрасположенности. Да, конечно же, все эти формы - очевидные «кандидаты в» потенциальности, но и само их значение как начал потенциальности все же зависит от характера сопровождающих их обстоятельств. Классу третьего уровня иерархии «изоляционизм» дано заключать собой лишь два экземпляра - селективность и заужение; опять же, если изоляционизм позитивен относительно текущих обстоятельств, то наличию и такого рода форм дано придавать бытующему равно и некий особенный потенциал.

Равно и класс второго уровня «многосторонность» - это два принадлежащих ему подчиненных класса - ассортиментность и многозначность. Многосторонность - явно начало некоей особенной потенциальности, но лишь в случае ее востребования как потенциальности. Далее, согласно доступным нам данным, «ассортиментность» - это и возможность выделения таких показательных групп экземпляров как группы позитивной и негативной потенциальности, где «позитивная» ассортиментность - это опциональность и мультиопциональность, а, соответственно, «негативная» - разнокачественность и лоскутность. Но и предложенное здесь распределение по знакам потенциала все же предполагает наделение характером релятивного, поскольку возможны и такие редкие случаи, когда и «лоскутность» - равно же и позитивное начало. В классе «многозначность» прямо напрашивается выделение следующих двух групп экземпляров - характеристической и сопрягаемой многозначности; характеристическая форма многозначности - это критичность, оптимальность и бесконтрольность, сопрягаемая многозначность - это косвенность и инвертивность. И, опять же, оптимальность - это потенциал безусловного рода, когда инвертивности дано «выходить в плюс» лишь при содействии тех или иных обстоятельств.

Класс второго уровня иерархии «отягощение» - характерно компактный класс, заключающий собой лишь два экземпляра - затратность и деструктивность. Это явно «отрицательные» потенциалы, хотя здесь также не следует забывать и о возможности постановки задачи, достаточной для придания им положительного знака.

«Свободы», в том представлении, чем нам дано располагать на основании имеющихся данных - это нечто три нераспространенных формы неприсоединение, широта перспектив и произвольность, и, кроме того, сложно сказать, что это такое - класс или группа экземпляров, вероятностность. Данная группа или класс, в свою очередь, заключает собой лишь два экземпляра - негарантированность и апробируемость. Скорее всего, все эти формы подобает относить к «безусловным» видам потенциальности, если толковать их как простор возможностей, - или как такого рода «свободы», чему дано открываться перед всяким бытующим.

Огл. «Пресс» потенциала - обременение, нагружаемость и вовлечение

Ранее нам уже встречались потенциалы «с отрицательным знаком», и потому характеристика «потенциал» - не обязательно характеристика достатка, но и характеристика «долга», своего рода «показатель закредитованности». В то же время характеристику «долга», исполняемой нагрузки или принадлежности некоему кругу также не во всех смыслах подобает расценивать как «негативную», поскольку она в известной мере и начало притяжения для того бытования, чему тем или иным образом дано востребовать такого рода «службу». То есть, с одной стороны, нагруженность - явное обременение, но и вторая сторона нагруженности - порождаемый ею эффект нужности, а, следовательно, и своего рода «активной» формы интеграции в некий объем связей. Нам же наши исходные данные указывают на наличие трех форм такого рода «нагружающих» реализаций потенциальности - обременение, нагружаемость и вовлечение.

Тогда и большой класс «обременение», что подлежит теперь нашему рассмотрению, тогда это класс, заключающий собой несколько классов второго уровня иерархии - обременение по собственным причинам, обременение в силу действующих обстоятельств и обременение вытекающее из принятия установки. Класс второго уровня «обременение по собственным причинам» - это два представленных здесь класса третьего уровня - неспособность и внутренний конфликт. Два данных класса третьего уровня иерархии, если исходить из доступных нам данных, это классы не особо распространенные по объему экземпляров, где «неспособность» это несостоятельность, неэффективность и неконструктивность, а «внутренний конфликт» - тогда и отягощение, самообременение, некомплементарность и разлад. Хотя по внешним признакам такие потенциалы сложно определить иначе, кроме как потенциалами «с отрицательным знаком», но в некоторых случаях предпочтительно востребование или не особо умного лица или предмета в грубом исполнении.

Классу второго уровня иерархии «обременение в силу действующих обстоятельств» также доводится заключать собой подчиненные ему классы зависимость от и нагрузочность, а равно и отдельный экземпляр сдерживание условиями. В части «сдерживания условиями» не исключена и оценка, что в ряде случае и «сдерживанию» доводится играть свою позитивную роль, хотя по преимуществу это потенциал «с отрицательным знаком». Класс «зависимость от» - с одной стороны, это группа экземпляров вовлечение в систему - координация, кумуляция и подчиненность и, с другой, - затребование поддержки в виде двух экземпляров - подкрепление и рафинирование. Кроме того, этому же классу дано принадлежать и такому отдельному экземпляру как нереализуемость. Класс третьего уровня иерархии «нагрузочность» - это также две группы экземпляров - изоляция как источник нагрузки и зависимость как источник нагрузки. К группе экземпляров изоляция как источник нагрузки принадлежат экземпляры оторванность, отвлечение и самообеспечение, к группе зависимость как источник нагрузки - экземпляры переимчивость, ведомость, привязка и концентризм. В смысле условия «нагружения», конечно же, любой из таких экземпляров - он явно негативная форма потенциальности, но для иного рода «стратегических» раскладов любая такая форма - она также допускает обращение и источником позитивного эффекта.

Классу «обременение вытекающее из принятия установки» дано заключать собой классы третьего уровня иерархии признание неизбежности, довлеющая установка и отягощение перспективой. Эти классы главным образом небогаты по количеству экземпляров; так, признание неизбежности - его раскрывают лишь два экземпляра - провиденционализм и компромиссность, отягощение перспективой - тоже два, отягощение вытесняющей перспективой и отягощение конфликтной перспективой. У «довлеющей установки» экземпляров несколько больше, и там возможно выделение группы экземпляров как бы потери ориентира в составе форм дезориентация, пуризм и зашоренность. Кроме того, здесь дано иметь место и нагрузочности как установке на несение определенного рода или объема нагрузки. Конечно же, факт «обременения» допускает констатацию по отношению каждого из упомянутых здесь экземпляров, но данной специфике не дано означать, что подобного рода обременение - непременно же отягощающая форма обретения потенциальности.

Большой класс потенциалов «с отрицательным знаком», что допускает отождествление под именем «нагружаемость» также располагает рядом классов второго уровня иерархии - самонагружение, внешнее нагружение и нагружение результативностью операций. В свою очередь, «самонагружению» также дано заключать собой два класса третьего уровня иерархии - предвзятость и разборчивость. Ну и, соответственно, «предвзятость» это три экземпляра, принадлежащих данному классу - генерализация, мифологизация и односторонность, а «разборчивость» - две отдельных группы принадлежащих ей экземпляров - разборчивость в подходе и разборчивость в построении отношений. Разборчивость в подходе - это разветвление и учет возможностей, а разборчивость в построении отношений - напускание вида и дискредитация. Здесь любопытно то, что хотя такие формы потенциальности и определяются нами в типологическом классе «нагружаемость», но как разновидности разборчивости они, конечно же, или сугубо позитивные формы потенциальности или преимущественно таковые.

«Внешнему нагружению» также соответствует два класса третьего уровня иерархии - наделенность и угнетенность. «Наделенность» в данном случае, это две образующие ее формы - проективная и означающая, «угнетенность» - две группы экземпляров - ограничения и лишения; ограничения тогда это зажатость и пассивация, а лишения - это лишение остроты и бремя славы. В данном случае, конечно же, мы равно сталкиваемся и с расщеплением значимости между различными формами потенциальности - явно неоднозначной и тяготеющей к позитивности «наделенности» и скорее негативной «угнетенностью», хотя не обязательно и в любом случае негативной. Класс «нагружение результативностью операций» - также это два подчиненных класса - воспроизводимость и эффектность; здесь «воспроизводимость» - это своего рода способность многократного порождения чего-либо, - то есть, в данном случае, три экземпляра - обновление капитала, замкнутый круг и постоянные нарушения. Здесь, конечно, вряд ли следует ожидать простоты определения, негативные это или позитивные формы потенциальности, скорее всего, это сильно ситуативно зависимые позиции, быть может, таковы даже и нарушения. «Эффектность», в данном случае, это также три экземпляра - полнота, разносторонность и открытость; но здесь такого рода «эффектность» не просто расценивать не более чем в значении «нагружения», хотя качество нагружения в этом случае равнозначно и как таковому обладанию такого рода особенностями.

Теперь нам остается обратиться к исследованию последнего известного нам большого класса условно «нагружающих» потенциалов, а именно - класса «вовлеченность». Данному большому классу дано располагать двумя классами второго уровня иерархии - природной вовлеченностью и обстоятельственной вовлеченностью. Соответственно, «природная вовлеченность» - это два класса третьего уровня иерархии - критическая вовлеченность и агрегаторная вовлеченность. «Критическая вовлеченность», если исходить из доступных нам данных - это компактный класс в объеме двух экземпляров - функторной и почвенной формы вовлеченности. В этом случае, хотя вовлеченность и нагружает бытующее, но и порождаемая ею потенциальность - потенциальность куда скорее положительного знака. «Агрегаторная вовлеченность» - это две группы экземпляров - упорядочивающая вовлеченность и организующая вовлеченность; тогда упорядочивающая вовлеченность - это ряд экземпляров дифференцирующая, связывающая и балансирующая вовлеченность, а организующая - построительная и регулятивная вовлеченность. И, опять же, в отношении любой из этих форм тогда же справедлив и принцип, что вовлечение - это нагружающая зависимость, но эффект, порождаемый вовлечением - скорее форма потенциальности «с положительным знаком».

«Обстоятельственной вовлеченности» дано заключать собой два класса третьего уровня - ситуативная вовлеченность и ассоциативная вовлеченность, и, кроме того, и отдельный экземпляр индуцируемая вовлеченность. В этих двух классах вряд ли разумно выделение групп экземпляров, поскольку само количество экземпляров для каждого класса равняется трем; для ситуативной вовлеченности это сочетательная, контрпозиционная и собирательная вовлеченность, а для ассоциативной - зацепляющая, кумуляторная и адресующая вовлеченность. Здесь, конечно же, имеет место и привычная для настоящего раздела в целом ситуация двусмысленности знака потенциала - обременительного как источника нагружения и позитивного как несущего и положительный эффект.

Огл. Проблема построения определения потенциала

Конечно, предпринятое здесь рассмотрение разнообразной типологии и специфики потенциальности раскрыло перед нами ее многообразные особенности и позиционирование в мире, но не сказать, что приблизило нас к пониманию природы потенциальности. Да, потенциальность - это некий запас, а иногда - и недостаток возможностей, сковывающий развитие направленной активности, но что это такое как существенное начало или своего рода субстанция, пока что нам не довелось зафиксировать.

То есть - нам также важно предложить и «сугубо субстанциональное» определение потенциальности. Что такое «потенциал» - вещественный комплекс, структурное начало, востребование или, быть может, порядок ведения активности? Итак, что именно и подобает расценивать как своего рода «субстанцию» потенциальности?

Потенциал, на наш взгляд, - это нечто содержательное наполнение, то есть - форма любого нечто, что отличает способность допускать помещение куда-либо собственно «как содержание», - но и при этом только такое, что отличает мера или определитель, допускающие соизмерение с мерой или определителем содержания, допускающим воспроизведение при расходе потенциала. Или - если потенциал и есть «содержательное наполнение», то он равно и та разновидность такого рода наполнения, чему «поступать на хранение» или «заряжаться» дано в порядке следования таким же мере и определителю, что и в моменты затраты или употребления потенциала. Если же некое содержание знает порядок загрузки, определяемый некоторой одной мерой, а расход - некоторой другой, то это не потенциал.

Но потенциалу помимо нормативного определения подобает предложить и проективное определение. То есть - потенциал реален не потому, что «он есть», но «потому, что»; потенциалу дано бытовать, как бы потому, что он порождает и некую особую реальность, чего не было бы, когда отсутствовал бы и потенциал. Если последовать тому допущению, что потенциал необходим потому, чтобы «создалось нечто», то потенциал в некоем вторичном порядке и подобает понимать как меру будущего или следующего, образуемого благодаря расходу потенциала. То есть - если некоему будущему дано знать меру или определитель, и, тем более, если это универсальная мера для некоего многообразия форм подобного будущего, то эта мера - мера потенциала, таков, конечно, запас хода для данного автомобиля - вторичная мера емкости его бензобака.

Огл. Краткое резюме

Теперь по завершении нашего рассмотрения проблематики потенциальности возможен и следующий вопрос, - а какова потенциальность то и собственно «теории потенциалов»? Как нам представляется, здесь значим такой момент - с одной стороны, наше априорное понимание потенциальности явно более достаточно, нежели данные, заимствуемые нами в источнике, но, с другой стороны, «изощренность рисунка» потенциальности, явно видимая из данных источника, вряд ли позволит воспроизведение только лишь из априорных представлений. Кроме того, потенциальность, подобно и всему прочему, это реальность ее достатка, недостатка и, что вполне естественно, недопустимости выделения такого условия (запрет задания потенциальности).

06.2022 г.

 

«18+» © 2001-2022 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.