раздел «Авторская страница А. Соломоника»

Эссе раздела


Переосмысление лотмановского понятия «семиосферы»


 

Природа и Человек в роли Бога (философское заключение семиотических штудий)


 

Словарь семиотических терминов


 

Комментарии к книге Мориса Клайна «Математика Поиск истины»


 

Систематика, таксономия, классификация и их семиотические слагаемые


 

Некоторые философские проблемы развитой семиотики


 

О сращении знаков


 

Что нового входит в мою трактовку семиотики?


 

Семиотика общая и семиотики частные


 

Язык науки


 

Логическая процедура построения картографической типологии


 

Путешествие знаков по континентам семиотической реальности


 

Семиотические принципы отбора знаков при моделировании бизнес-операций


 

Проблема классификации знаков


 

Поиск решения текстовых задач на основе семиотического подхода


 

О возможности параллелизма в описании эволюции предмета математики в онто- и филогенезе семиотического подхода


 

Целевая аудитория современной музыки - где искать и как мотивировать?


 

Основы теории защиты информации


 

Прямая и непрямая коммуникация в онтогенезе


 

Переменные знаки в семиотике


 

Знак и символ


 

Понятие о понятии


 

О природе номинализма


 

О дополнительном определении концепта «знак»


 

О наглядности (философское эссе)


 

Как мы мыслим


 

Да и нет говорить


 

Предложения по внесению некоторых изменений в русский алфавит


 

Апофеоз математики (мнение семиотика)


 

О семиозисе


 

Иллюстрированная библиография основных работ А. Соломоника (1927 -      )


 

Ориентация в семиотической реальности (постановка вопроса)


 

От Сингулярности до Многообразия и Завершения (философия развития в семиотическом ключе)


 

Об основных направлениях в современной семиотике


 

Лестница познания


 

О виртуальной реальности


 

Совмещение знаков со своими референтами при обозначении


 

Теория общей семиотики

§7. Проблема классификации знаков

Соломоник А.

Содержание

Огл.  Введение

Вопросы, связанные с природой знака, знаковых систем и с возникновением языков общения, с древнейших времен интересовали лингвистов и философов. Еще в IV в. до н.э. древнегреческий философ Платон полагал, что слова отражают природу обозначаемых ими предметов и что имена, названия вещей органически связаны с обозначаемыми этими именами вещами. Противоположного взгляда придерживался древнегреческий философ Аристотель. Он утверждал, что имена и названия никак не связаны с природой вещей, что они возникают в результате соглашения. И спор продолжался еще многие годы.

Пока Локк не ввел термин "знак" для обозначения слова как базисной единицы языка. Далее Чарльз Моррис (американский ученый) выделил три основных аспекта изучения знака и знаковой системы: синтактику − внутренние, структурные свойства знаковых систем, правильность построения знаков, семантику − отношение знаков к обозначаемому (содержание знаков) и прагматику − полезность, ценность знака с точки зрения пользователя, интерпретатора знака.

Окончательно наука, изучающая любые системы знаков, применяемых в человеческих обществах, сформировалась благодаря работам американского математика Чарльза Пирса.

Термин "знак" по-разному трактуется в разных науках, и будет неверным, если его рассматривать только с лингвистической стороны, понятие знака является одним из основных, например, в информатике.

В связи с тем, что знак может рассматриваться с различных уровней абстракции, на сегодняшний день нет единой классификации знаков и его определения (понятия). Любой предмет во вселенной, любое его качество или признак может стать знаком. Поэтому классификаций знаков может быть неисчислимое множество, и они не сводимы в единую и завершенную схему. Отцы семиотики посвятили вопросам классификации знаков многие страницы своих сочинений, но так и не справились с этой задачей.

Огл.  1. Понятие "знака"

Давая определение знаку, Ю.С. Маслов обращается, к примеру фантастических «Путешествий Гулливера», написанных Дж. Свифтом. Свифт писал об удивительных людях, которые решили обходиться без языка и вели беседу не с помощью слов, а с помощью самих предметов, предъявляемых собеседнику. Фантазия Свифта наделили каждого такого мудреца большим мешком, в котором он носил с собой все предметы, нужные для "разговора".

В действительности обмен информацией в человеческом обществе строится на прямо противоположном принципе: адресату сообщения предъявляются не реальные предметы, о которых идет речь, а некие заместители этих предметов, представители их, вызывающие в сознание образ, представление или понятие об этих предметах, даже когда их поблизости нет.

Адресату сообщения предъявляется не А, о котором идет речь, а некое В, являющееся "представителем" этого А для сознания адресата. Это В, заменяющее и представляющее А, и называется знаком.

По мнению Маслова, "знаковая ситуация" наличествует всякий раз, когда, как говорили в старину по латыни, aliquid stat pro aliquo – «что-то стоит вместо чего-то другого». Но ведь мы говорим о знаках, используемых в процессе человеческого обмена информацией, осуществляемого его участниками сознательно, преднамеренно и целенаправленно. Тучи на небе можно в каком-то смысле тоже назвать вестником приближающегося дождя, и они могут быть своего рода "знаком". Восприняв этот "знак", человек сделает какие-то выводы, например, отправляясь из дому, захватит с собой зонт.

В этом примере нет ситуации общения: нет "отправителя сообщения", нет и "адресата", для которого оно предназначалось. Поэтому здесь правильнее говорить о симптоме, а не о "знаке". Симптом, хотя и позволяет наблюдателю сделать определенные выводы, но вовсе не предназначен специально для получения таких выводов. Итак, знак, по мнению Маслова, существует только тогда, когда что-то (некое В) преднамеренно ставиться кем-то вместо чего-то другого (вместо А) с целью информировать кого-то об этом А.

Таким образом, имея дело с преднамеренным обменом информации, мы имеем дело с такого рода знаками. Все системы средств, используемых человеком для обмена информацией, являются знаковыми, или семиотическими, т. е. системами знаков и правилами их употребления.

Знак - основное понятие семиотики. В широком смысле знак понимается как материальный объект, которому при определенных условиях, когда, как говорят ученые, образуется знаковая ситуация, соответствует некое "значение", могущее быть чем угодно − реальной или вымышленной вещью, явлением, процессом, фантастическим или сказочным существом, абстрактным понятием.

Определение знака основывается на следующей формуле:

X понимает и использует Y в качестве представителя Z.

В этой формуле X – это тот, кто использует знак (пользователь знака) и участвует в процессе коммуникации. В качестве Y и Z может выступать что угодно, однако Y должен быть воспринимаем, т.е. фактически должен являться материальным объектом.

В логико-философской традиции, восходящей к Ч. Моррису и Р. Карнапу, под знаком понимается сам объект Y, т.е. материальный носитель, или представитель Z. В лингвистической традиции, восходящей к Ф. де Соссюру и поздним работам Л. Ельмслева, знаком называется пара <Y, Z>, т.е. некоторая двусторонняя сущность. В этом случае вслед за Соссюром Y называется «означающим» знака, а Z – его «означаемым». Синонимом «означающего» является «форма» или «план выражения», а в качестве синонимов «означаемого» используются также термины «план содержания» («содержание»), «значение» и иногда «смысл».

Структуру знака удобно представлять в виде так называемого треугольника Фреге, отражающий двойственную природу знака. Выглядит треугольник Фреге так:

S - знак
C – концепт, смысл, «план выражения»
D – денотат, «план содержания»


Совокупность обозначаемых знаком объектов именуется его денотатом.

Совокупность сведений (знаний) об обозначаемом объекте и его связях с другими объектами называется концептом знака. Концепт - это, с одной стороны, информация, которую несет знак, а с другой это сумма знаний об обозначаемом этим знаком объекте.

Отношение между знаком и предметом (обозначено как RSD , рядом со стрелкой, направленной от S к D) − это отношение знак − предмет. Множество определений, устанавливающих соответствие между набором знаков и обозначаемыми ими сущностями, то есть отношения образуют словарь данной знаковой системы или языка.

В искусственных языках, как правило, каждому знаку всегда соответствует один смысл, а смыслу, в свою очередь, − один денотат. Это особенно важно для алгоритмических языков: при машинной обработке текста программы каждый знак должен быть интерпретирован вполне определенным образом.

В естественных языках знаки, обозначающие совершенно разные объекты, могут совпадать. Это явление называется омонимией. Омонимия − совпадение знаков, обозначающих различные сущности. Например, в русском языке есть два разных слова, имеющих одинаковое написание: «лук». Это слова-омонимы, одно из них обозначает огородное растение, другое − оружие.

Еще одно явление, часто встречающееся как естественных, так и в искусственных языках, носит название синонимия − когда два различных знака соотнесены с одним и тем же денотатом (фактом, объектом и т.д.).

Важно подчеркнуть, что указанные выше отношения между знаком, его смыслом и обозначаемым им предметом (явлением, процессом) характерны не только для естественного языка, где в качестве знаков выступают слова, но и вообще для любой знаковой системы.

К знакам относятся, например, слова, дорожные знаки, деньги, награды, знаки различия, сигналы, жесты и многое другое.

1.1 Признаки и свойства знака

Реформатский А. А. выделяет несколько признаков, присущих знаку:

- Знак должен быть материальным, т. е. должен быть доступен чувственному восприятию, как и любая вещь.

- Знак не имеет значения, но направлен на значение, для этого он и существует, поэтому знак − член второй сигнальной системы.

- Содержание знака не совпадает с его материальной характеристикой, тогда как содержание вещи исчерпывается ее материальной характеристикой.

- Содержание знака определяется его различительными признаками, аналитически выделяемыми и отделяемыми от неразличительных признаков.

- Знак и его содержание определяются местом и ролью данного знака в данной системе аналогичного порядка знаков.

Это можно пояснить такими примерами. Если сравнить кляксу и букву, материальная природа которых одинакова и обе они доступны органам восприятия, то выясняется, что для характеристики кляксы все ее материальные свойства − и размер, и форма, и цвет, и степень жирности − одинаковы важны. А для буквы важно лишь то, что отличает эту букву от других: "а" может быть больше или меньше, жирнее или слабее, может быть разного цвета, но все это тоже "а", тогда как при различии этих признаков кляксы будут разные. Клякса ничего не значит, а буква значит, хотя и не имеет своего значения; а существует для того, чтобы различать стал от стол, стул, и т. п. У буквы же может быть существенно изменен ее материальный вид, например, "а", "А" и т. д., но все это то же самое, тогда как для кляксы изменения ее контуров приводят к тому, что получаются разные кляксы. Дело здесь именно в том, что знак это член определенной знаковой системы: для буквы – алфавитной и графической, тогда как любая клякса может "существовать" сама по себе и ни в какой системе не участвовать [2].

Термином "знак" охотно и широко пользовался Ф.Ф. Фортунатов, который писал: «Язык представляет… совокупность знаков главным образом для мысли и для выражения мысли в речи, а кроме того, в языке существуют также и знаки для выражения чувствований». Фортунатов рассматривает также и знаки для выражения отношений: «… звуки слов являются знаками для мысли, именно знаками как того, что дается для мышления (т.е. знаками предметов мысли), так и того, что вносится мышлением (т.е. знаками тех отношений, которые открываются в мышлении между частями ли мысли или между целыми мыслями.)» [3].

1.3 Важнейшие свойства знаков

Важным свойством знака является то, что он может обозначать или замещать не единичный объект или конкретное явление, а целое множество объектов или явлений. В связи с этим вводится понятие объема знака. Чем больше конкретных объектов реального мира представляет данный знак, тем больше его объем. Например, слово "дерево" как языковой знак имеет значительно больший объем, чем слово "береза". В данном случае речь идет о денотате знака.

Другим, не менее важным, свойством знака является его способность вызывать у человека представления о характере обозначаемого знаком объекта или явления – концепт знака.

Независимо от того, имеется ли в виду сфера специального, узкопрофессионального общения или же речь идет о передаче информации общедоступной, рассчитанной на самого широкого потребителя, знак, имеет преднамеренную, целенаправленную природу, он специально используется для передачи определенного смысла. Преднамеренность – первое из свойств знака. И отсюда же вытекает второе его важнейшее свойство − двусторонность. В самом деле, у знака обязательно должны быть две стороны. Это − идеальная, внутренняя сторона (то, что передается, − значение, смысл, или, еще по-другому, семантика) и материальная, внешняя (то, чем передается, − форма).

Материальная сторона знака, его план выражения, может быть самой разной – лишь бы она воспринималась органами чувств: слухом, зрением, осязанием… Подавляющую часть информации о мире человек получает с помощью зрения. И не случайно те примеры знаковых ситуаций, что приводились выше, имели визуальную, зрительную природу. Но если говорить о знаке языковом, о единицах человеческого языка, то его основная материя, конечно же, звук. Это важно подчеркнуть, так как сегодня, в эпоху поголовной грамотности, человек привыкает к письменной форме языка. Привыкает настолько, что зрительный образ слова теснит в нашем сознании образ слуховой. И все же не будем забывать о том, что основная материальная форма существования языка – это звук, колебания воздуха. На протяжении сотен и сотен тысячелетий человеческий язык существовал исключительно в звуковой форме (еще ему, конечно, помогали жесты), и только в последние несколько тысячелетий этому способу передачи информации сопутствует письменность. Не забудем также о том, что еще совсем недавно целые народы пользовались языком исключительно в его устной, звуковой форме: письменности они просто не знали.

Одни и те же предметы в разных языках называются по-разному. Получается, что в основе названия лежит договоренность, соглашение, конвенция. Мы, то есть коллектив людей, как бы решили придать данной звуковой форме данное содержание; так появляется знак. Конвенциональность – третье основное свойство знака.

Но знак никогда не существует изолированно, сам по себе. Он всегда входит в целую систему, действует на фоне своих «собратьев». Поэтому подписать конвенцию, договориться о содержании знака на практике означает разделить сферы влияния знаков: вот это обозначает то-то, а вот это – другое…

Конвенциональность знака оборачивается его обусловленностью: каждый знак – член своей системы. Обусловленность – четвертое свойство знака.

Нетрудно показать это и на примере языковых единиц. Так, слова в целом образуют систему, и эта система складывается из множества частных подсистем. Одна из них – названия цветов солнечного спектра: красный, оранжевый, желтый, зеленый… Но вот что любопытно: во многих языках русским названиям голубой и синий соответствует одно слово.

Например, для немца цвет чистого неба, василька и полоски леса на горизонте будет всегда blau. Der Blaufuchs – так по-немецки называется голубой песец (букв. ‘голубая лиса’), а die Blaubeere – черника (букв. ‘синяя ягода’): лишь первая часть в этих немецких словах одинакова, а вторая − нет. Конечно, при необходимости можно различить смазанные в данном случае цветовые оттенки – скажем, при помощи определений himmelblau – ‘небесно-голубой’ и dunkelblau – ‘темно-синий’. Однако в огромном большинстве случаев немец скажет просто blau, без всяких уточнений. Не получается ли тем самым, что значение слова синий в немалой степени зависит от того, есть ли в данном языке слово голубой или нет? Если есть (как в русском), то объем его семантики сужается, если нет (как в немецком), то соответственно возрастает… Как писал Велимир Хлебников, «каждое слово опирается на молчание своего противника».

Содержание знака обусловлено содержанием других знаков, всем устройством данной системы, лежащей в ее основе конвенцией. Можно сказать, что языковой знак есть производное от языка как целого.

Огл.  2. Классификация знаков

Существует значительное число классификаций знаков, основанных на различиях формы, содержания, связи формы с содержанием и других параметров. До настоящего времени сохраняет свое значение классическое (введенное Ч.С.Пирсом) разбиение знаков на три группы: иконы, индексы и символы.

2.1 Классическая классификация Ч.С.Пирса

Американский философ Чарльз Сандерс Пирс еще в конце ХIХ в. создал классификацию знаков. Пирс считается одним из основателей современной семиотики. Важнейшая его заслуга состоит в том, что во главу угла он ставил человека как создателя и интерпретатора знака. По Пирсу, любой знак имеет три основные характеристики: 1) материальная оболочка, 2) обозначаемый объект, 3) правила интерпретации, устанавливаемые человеком.

Данная классификация основана на типологии соотношения формы и содержания.

Он разделил знаки на три группы:

1. Иконические знаки – такие, план выражения которых похож на план содержания (форма и содержание сходны качественно или структурно).

Примером может служить портрет, фотография, или, например, батальное полотно или план сражения. Последние являются знаками-иконами, если считать их содержанием само сражение.

2. Символьные (конвенциональные, условные) знаки – такие, план выражения которых не имеет ничего общего с планом содержания (связь между формой и содержанием устанавливается произвольно, по соглашению, касающемуся именно данного знака).

Это большинство слов любого языка. Слово "кошка" не похоже на кошку в отличие от изображения кошки.

3. Индексальные знаки – такие, план содержания которых связан с планом выражения по смежности, то есть, похож, но отчасти (форма и содержание смежны в пространстве или во времени).

Примерами индексов могут служить знаки дорожной сигнализации. Следы на песке, позволяющие предположить о том, что ранее в этом месте кто-то прошел, дым, предполагающий наличие огня, симптомы болезни, предполагающие саму болезнь, – все это индексальные знаки. По-видимому, точнее было бы говорить не о смежности формы и содержания, как это принято традиционно, а о наличии между ними определенных причинно-следственных связей.

Знак, запрещающий проезд, "кирпич" действительно напоминает некую преграду, но он означает не саму преграду, а инструкцию "сюда въезд запрещен". Если на щите нарисованы черные очки, то это означает, что здесь следует пропускать слепых. Знак, представляющий собой две параллельные линии, сужающиеся к концу наподобие бутылки, означает, что дорога впереди сужается.

Для иконических и индексальных знаков форма позволяет догадаться о содержании знака даже не знакомому с ним адресату. Что же касается символических знаков, то их форма сама по себе, т.е. вне специального договора, не дает никакого представления о содержании.

Но исчерпывающая теория знака на основе современных лингвистических и семиотических достижений так и не была создана, поскольку семиотика на протяжении ХХ века больше интересовалась не самим знаком, а последовательностью знаков – текстом.

2.2 Классификация на основе «базисного» знака.

Задача семиотики заключается в определении критерия, позволяющего выделить различные типы знаков и других видов обозначения.

Хорошо известны две типологии такого рода: трихотомия Пирса "иконы, индексы и символы" и оппозиция "аналоговое - цифровое представление".

Обе эти схемы оказываются недостаточными, если не неадекватными, когда они сталкиваются с реально существующими системами обозначения" – как считает Абрам Соломоник [4]. Он пришел к выводу, что классификация отдельных знаков практически недостижима, да и нецелесообразна, и решил заняться классификацией знаковых систем, но на основе базисного знака, их образующего. Таким образом ему удалось расклассифицировать и знаковые системы, и сами знаки, сведя последние всего к пяти основным видам.

Все существующие знаковые системы Соломоник распределил по пяти иерархически расположенным типам знаковых систем. В порядке своего появления в филогенезе человечества и в онтогенезе отдельного человека, а также по степени увеличивающейся абстракции, лежащей в основании каждого типа основного знака, эти пять типов знаковых систем выглядят следующим образом:

Вначале и в фило- и в онтогенезе появляются естественные знаковые системы, которые все основаны на естественных знаках. Естественными знаками он называет такие реальные предметы или явления, которые сигнализируют о сопутствующих им предметах или явлениях, недоступных нашему непосредственному наблюдению. Примерами таких знаков являются данные спектроанализа, "говорящие" нам об элементах, находящихся в составе того или иного небесного тела, либо отметки на фотопластинках, поставленных на пути потока элементарных частиц в циклофазотроне. И в том, и в другом случае мы лишены возможности проверить на глаз наблюдаемые явления. Мы регистрируем их с помощью реально зафиксированных знаков и делаем на этом основании определенные выводы.

И спектроанализ, и фотоанализ в мире элементарных частиц опираются на цельные и хорошо проверенные естественные знаковые системы. Бывают и отдельные, не включенные в системы естественные знаки, и их достаточно много, намного больше, чем отдельных знаков в высших по иерархии системах. Так, например, стоя на пригородной платформе и еще не видя поезд, но слыша стук его колес, человек начинает потихоньку готовиться к штурму приближающегося вагона. Таких естественных знаков много, их миллионы, практически любой предмет или его свойство может стать в тех или иных обстоятельствах естественным знаком.

На заре цивилизации, до изобретения других типов знаковых систем, естественные знаковые системы были единственными помощниками человека в его взаимоотношениях с окружающей средой. Но и сегодня, когда системы более высокого иерархического уровня заняли подобающее им место, естественные знаковые системы продолжают играть колоссальную роль, особенно в повседневной жизни. Когда-то вся медицина основывалась только на симптомах болезни, которые врач мог видеть, слышать или ощущать своими органами чувств. Сегодня врач не поднимает голову от экрана компьютера, в который занесены данные множества анализов, полученных самыми хитроумными способами. Тем не менее, эти данные суть естественные знаки, опираясь на которые врач диагностирует болезнь и назначает курс лечения.

Более точным было бы сказать, что естественные знаки (при-знаки) врач получает часто с помощью различных систем изображения: ЭКГ обозначается ломаной линией, пульс виден на шкале замера, мочеиспускание для диагностики аденомы простаты демонстрируется точками и линиями, показывающими силу и продолжительность излияния струи мочи. Но, во-первых, сохраняются и непосредственно наблюдаемые симптомы болезни, а во-вторых, все эти значки раскрывают для нас те естественные явления и процессы, которые нам не дано почувствовать непосредственно. Иными словами, в конце концов и здесь все сводится к системам естественных знаков.

Между тем все эти точки, ломаные линии, диаграммы, рисунки и пр. являются знаками более высокого порядка по сравнению с естественными знаками. Они объединяются в системы, которые Соломоник предлагает называть образными и которые появляются в арсенале человечества много позже, чем первоначальные естественные системы. И в филогенезе, как об этом свидетельствуют данные эволюционной истории развития подростка и возрастной психологии, они появляются вслед за первичным освоением естественных систем знаков.

Образные знаковые системы основываются на базисном знаке, который называется образом (по-английски – image). Знак-образ отличается тем, что это уже не реальный предмет, свидетельствующий о каком-то целом, частью которого он является, как было в случае с рассмотренными нами естественными знаками. Это – изображение чего-то из реальности, связанное с ним отношением, близким к изоморфизму. Иначе говоря, знак-образ в той или иной степени похож по конструкции и/или по содержательным компонентам на изображаемое. Образы могут быть очень похожи на изображаемый предмет (фотографии), похожи как шарж, похожи на изображаемое как карикатура, похожи по навеваемому настроению (музыка), либо их сходство с предметом или явлением устанавливается конвенциональным путем, по соглашению (как, например, в геральдике лев изображает силу и мощь).

Этот тип знаков очень распространен в человеческой культуре, можно даже сказать, что почти вся культура построена на образных знаковых системах. Живопись, скульптура, архитектура, музыка, балет и многое-многое другое составляют важнейшие образные системы, каждая со своей специальной парадигмой образов и со своим синтаксисом их соединения в целостные ансамбли. Далекие от культуры, но весьма практические приложения тоже пользуются образными знаковыми системами – такова, например, дорожная система оповещения и предупреждения водителей и пешеходов. Эта система составлена из знаков разного порядка, включая слова и геометрические фигуры. Но в основном в нее входят образы, поэтому-то они и называются ее базисными знаками.

С точки зрения семиотики для нас важен вывод о том, что знак-образ гораздо более емок по своему заряду (степени) абстракции, чем предшествующий ему естественный знак. За счет своего потенциала абстрактности он может включать в себя гораздо больший объем информации. Скажем, картинка стола содержит в себе информацию обо всех столах такого рода, а реальный стол, показывающий, что мы находимся в столовой (а не, например, в спальне), говорит только об этом конкретном факте и о конкретном столе. Признак "заряда абстрактности" (или степени абстрактности) знаков разного типа мы будем рассматривать и в дальнейшем. Одной из характеристик заряда абстрактности является близость/отдаленность знака от изображаемого им референта. В этом смысле естественный знак, будучи реальной частью изображаемого, стоит к своему референту намного ближе, чем образ к своему реальному прототипу.

Еще более информативен по своему потенциалу следующий базисный знак в многочисленных языковых системах. Именно языковые системы надстраиваются по этой схеме над образными, и базисным их знаком везде является слово или его эквивалент. Словесный знак почти никогда не изоморфен изображаемому, а имеет конвенциональный и условный характер. Именно поэтому слово "стол" намного абстрактнее и содержательнее нарисованного стола или реального стола, если тот выступает в роли знака. Но главное заключается в том, что слово "стол" обрабатывается в языковой системе по совершенно иным законам и с помощью значительно более содержательной логики, нежели изображение стола на любой картинке.
Если в образных системах только появляются логические направляющие для классификации знаков (скажем, применение перспективы в рисунке для отделения близкого от далекого или геометрических форм в знаках дорожного движения для выделения предупреждающих, информирующих и предписывающих групп знаков), то в языковых системах имеется большой слой чисто логических составляющих для ориентации и понимания текста. Такие связки, как "если… то…", "в то время как…", "постольку… поскольку" и многие другие, позволяют разбираться в сложных логических соотношениях и построениях. Целая группа грамматически оформленных сложносочиненных и сложноподчиненных предложений образует чисто логические конструкции. Да и схема простого предложения построена на строгих логических основаниях.

По своему семиотическому наполнению слово выказывает значительно большую степень абстракции, нежели прежде рассмотренные нами до этого другие базисные знаки. Поэтому оно появляется в копилке человечества (да и у отдельного человека) гораздо позже, чем образ, и уж тем более, чем естественный знак. Слово по отношению к обозначаемому предмету стоит значительно дальше, чем они. Как было указано, слово обычно конвенционально и ничем не напоминает обозначаемое, в то время как естественный знак – это реальный предмет или явление, а образ во всех своих проявлениях изоморфен своему референту, то есть чем-то напоминает изображаемое.

Следующий тип знаковых систем в нашей иерархии – системы записи. Их базисный знак Соломоник назвал иероглифом. В большинстве систем письма, которое является самым распространенным видом записи, основным знаком является буква. Однако и в письме есть системы, построенные не на буквах; тем более не на буквах построены другие системы записи (например, географические карты). Поэтому первоначально принятый им термин "буква" для обозначения базисного знака систем записи он заменил на иероглиф.

Географические карты фиксируют в определенной системе данные географических исследований; письмо в принятой для него форме оформляет устные языковые высказывания. Их задача – представить ускользающие без них во времени и в пространстве данные иных знаковых систем. Но они не только навечно зафиксировать другие знаковые системы и данные разнообразных исследований, а также поднять их на более высокий логический уровень, потому что их базисные знаки и алгоритмы работы с ним гораздо более абстрактны, чем в предыдущих типах знаковых систем. География, оформленная в виде географических карт разного типа, – это иная география, нежели без карт, а письменный языковой текст в принципе качественно отличается более строгим логическим содержанием, чем текст, не зафиксированный на письме. Именно поэтому географические карты (особенно в их сегодняшнем виде) возникли значительно позже, чем сами географические изыскания; а письмо в разных странах появилось на много веков (может быть, тысячелетий) позднее, чем язык в его устной форме.

Иероглифы – базисные знаки систем записи – отстоят от своего референта еще дальше, чем слова, потому что по отношению к исходному референту они вторичны. Река как предмет для обозначения – ее рисованный образ – слова ’река’ или ’river’ и др. – ее символическое изображение на карте: таков последовательный ход обозначения знаками разных систем. Цепочка: предмет или явление в действительности - их изображения в образах - слово его обозначающее - то же слово, записанное на письме представляет собой еще один последовательный ряд знаков разного семиотического смысла и степени абстрактности.

Наконец, высший в данной иерархии слой: знаковые системы максимальной формализации, а именно математические коды. Их базисный знак Соломоник назвал символом. Эти системы не могут быть задуманы, и уж тем более не могут получить практического воплощения без заранее обозначенной системы записи. Они настолько абстрактны, что только в самых примитивных случаях (первоначальный устный счет, например) могут существовать без значков и алгоритмов для их трансформаций, которые использует работающий с данной системой. Именно математические коды венчают пирамиду знаковых систем, изобретенных человечеством для взаимодействия с окружающей природой; они же и венец человеческого гения. Впрочем, вовсе не все явления действительности требуют для своего отображения и исследования математического оформления. Каждому типу знаковых систем в диапазоне человеческих возможностей отведено свое почетное место; и лишь того, кто в той или иной степени овладеет всеми ими, можно считать гармонически развитым современным человеком.

Что касается символа как базового знака математических кодов, то даже по сравнению с иероглифом он обладает значительно более высоким потенциалом абстракции и значительно бoльшим семиотическим наполнением. Это означает, что символ способен обозначать гораздо более обширный круг предметов или явлений, чем любой другой знак. Так иероглиф, например, обозначает определенный референт (буква означает только один определенный звук в речи), а символ обозначает все, что угодно, любой выделенный для него по случаю предмет, явление или качество.

Каждый тип знаковых систем развивался и развивается от самой простой символики ко все более сложной и абстрактной, и каждый тип знаковых систем в своем историческом развитии повторяет все те стадии, которые были обнаружены в данной классификации в ее полном виде.

Таким образом данная иерархия знаковых систем, основанная на двух признаках деления – тип знаковых систем и их базисный знак – принимает следующий вид:

2.3 Классификация на основе комбинации знаков.

Знаковой системой называют множество знаков, отличающихся между собой по крайней мере по одному какому-нибудь признаку, вместе с набором правил использования этих знаков при передаче сообщений (информации). Знаковая система упорядоченная набором синтаксических, семантических и прагматических правил, образует язык – систему коммуникационных знаков.

Информационные возможности знаковой системы значительно шире, чем возможности составляющих ее элементов, взятых по отдельности. Дело в том, что смысл передаваемого сообщения может зависеть не только от наличия в нем того или иного знака, но и от того, какую комбинацию они образуют.

Комбинация знаков тоже является знаком, который в этом случае называется составным, или сложным. Например, в естественном языке знаками являются буквы алфавита, из которых образуются сложные составные знаки – слова, предложения. Любой текст, написанный на каком-либо естественном (разговорном) языке является сложным знаком.

Одна из возможных схем классификации знаков:

На схеме отображены виды и взаимосвязь основных знаковых систем, используемых человеком в процессе общения. Как видно из этой схемы, все знаки условно делят на конвенциональные, образные и натуральные.

Натуральные (естественные) – знаки, которые имеют естественное происхождение. С натуральными знаками человек имел дело на самых ранних ступенях своего развития: это явления природы (гром, молния); следы зверей; отдельные предметы, служащие ориентирами, звезды на небе и т.д. К естественным знакам также можно отнести различные коллекции предметов (например, минералов), произведения декоративного искусства.

Для натуральных, или естественных, знаков характерна, во-первых, тесная связь между предметом (явлением), выступающим в роли обозначающего знака, и свойствами тех предметов и явлений, на которые он указывает. Во-вторых, они обозначают вполне конкретную, реально существующую совокупность вещей или явление природы.

Образные знаки, в отличие от естественных, уже не являются частью того, что они обозначают, хотя внешняя схожесть знака с обозначаемым им предметом частично остается.

Так, например, нарисованные на вывеске расческа и ножницы однозначно указывают на характер заведения любому человеку, независимо от того, на каком языке он говорит.

Понятие образного знака тесно связано с понятием символа. Это слово имеет много значений. В математике, логике, других точных науках оно употребляется как синоним слова «знак». В других случаях – в искусстве, художественной литературе или, например, в религии – символ понимается как некий образ, представленный знаком и одновременно как знак, за которым скрываются неисчерпаемые свойства образа. На символических, образных знаках построены танцевальное и прикладное искусства, театр мимики и т.д. Художественные символы широко используются в литературе, поэзии, религиозных мифах.

Конвенциональные знаки представляют собой наиболее представительную группу. На их основе строятся естественные и формальные языки и системы записи. К последним относятся, например, шахматная нотация, цветовые коды, нотная запись.

Множество знаков, дополненных набором синтаксических, семантических и прагматических правил, образуют систему, на которой строится тот или иной язык общения. Различают языки естественные, возникшие стихийно на определенном этапе развития человека, и искусственные, специально разработанные для конкретных целей (язык формальной логики, математические языки, языки программирования, информационно-поисковые, языки библиографических описаний и др.). Кроме того, существуют языки, основанные на системах образных знаков (язык музыки, язык танца, язык мимики и жестов и т.п.). Данная классификация рассматривается в книге Владимира Агеева.

Огл.  Заключение

Знак – минимальный носитель языковой информации. Совокупность знака образует знаковую систему, или язык.

Но, знаком может быть все что угодно, например, мох на какой-то стороне дерева может быть знаком направления на север, морщины на лбу могут быть знаком плохого настроения, слово «мама», написанное на доске, – это знак мамы, моей или вашей, и т.д.

Основу любой знаковой системы составляет знак. Знаковые системы – это например, языки, системы дорожных знаков на дороге, награды, вручаемые героям в какой-нибудь стране, математические формулы, и т.д.

Знак представляет собой двустороннюю сущность. С одной стороны, он материален (имеет план выражения, или денотат), с другой – он является носителем нематериального смысла (план содержания).

Понятие знака имеет свои признаки и свойства, даже если рассматривать его на разных уровнях абстракции. В связи с тем, что невозможно дать исчерпывающего и универсального определения знака, существует значительное число классификаций знаков, основанных на различиях формы, содержания, связи формы с содержанием и других параметрах.

Поскольку классификация Ч. Пирса развивалась более полувека тому назад, она считается классической. Хотя множество исследователей считают ее недостаточной, т.к. его классификация претендует только на предварительный обзор, а не на семиотический, и тем более не на философский анализ его идей.

Классификация Соломоника вполне претендует на подобное утверждение, т.к. знак рассматривается в ней как с семиотической, так и с философской стороны, а его классификация проходит по двум направлениям – анализ знаков и анализ знаковых систем.

Классификация, основанная на комбинации знаков, используется человеком в процессе общения.

Использованная литература:

Агеев В.Н. Семиотика. М., изд-во "Весь мир", с. 2002 – 256.
Маслов Ю.С.
Введение в языкознание. М., изд-во "Высшая школа", 1997, с 25 – 30.
Реформатский А.А. Введение в языкознание. М., изд-во "Аспект Пресс", 1996, с. 28 -37.
Соломоник А. Семиотика и лингвистика. М., "Молодая гвардия", 1995, с.28-38.

предоставлено для публикации 12.2009

1 Статья воспроизводит студенческий реферат, написанный и защищенный в 2003 году. Помещена в: http://ling.ulstu.ru/sign/pnazarkin.doc
2 Реформатский А. А. Введение в языкознание. Москва: изд. Аспект Пресс,1996, с. 28.
3 Там же, с. 29.
4 В: http://www.oim.ru.

© А. Соломоник

 

«18+» © 2001-2019 «Философия концептуального плюрализма». Все права защищены.
Администрация не ответственна за оценки и мнения сторонних авторов.

Рейтинг@Mail.ru